СМИ ФРГ оправдали вакцину от обвинений в нарушении Нюрнбергского кодекса

Лаура Найт. Нюрнбергский суд (фрагмент). 1946 год
Лаура Найт. Нюрнбергский суд (фрагмент). 1946 год
Лаура Найт. Нюрнбергский суд (фрагмент). 1946 год

Обязательная вакцинация, например, в Австрии, не нарушает Нюрнбергский кодекс, заявила журналист Лаура Байгель 29 ноября в редакционной статье издания RedaktionsNetzwerk Deutschland (RND).

В своей статье Байгель отмечает, что решение ввести обязательную вакцинацию в Австрии с 1 февраля 2022 года вызвало среди граждан страны бурный протест. В социальных сетях были и австрийские пользователи, возмущенные обязательной вакцинацией.

Их аргументы, в том числе, включали и отсылку на Нюрнбергский кодекс, с которым такое постановление несовместимо. В своей статье Байгель объясняет каждый отдельный пункт кодекса, с пояснениями, почему именно вакцина не нарушает его.

Байгель объясняет, что Нюрнбергский кодекс восходит к Нюрнбергскому процессу над врачами, который проходил с декабря 1946 года по август 1947 года перед Первым американским военным трибуналом. Несколько врачей Германского рейха времен национал-социализма были обвинены в том, что проводили клинические эксперименты над узниками концлагерей, не получив их согласия. В списке обвинений также фигурировали убийства, связанные с эвтаназией. Позже суд приговорил врачей к пожизненному заключению и смертной казни, отмечает Байгель.

Результатом этих судебных процессов стал Нюрнбергский кодекс. Его десять принципов, заложенных Первым американским военным трибуналом, оказывают влияние и сегодня. Их можно найти, в частности, на сайте Немецкого общества сестринских наук.

Но коронавирус не нарушает эти десять принципов, убеждена Байгель. Во-первых, вакцины сначала прошли токсикологическое исследование на животных, чтобы определить их переносимость. Это соответствует третьему принципу кодекса.

После этого разработчики вакцин обязаны убедить государство, что исследование с участием людей безопасно и необходимо. И только после серьезного контроля со стороны правительства можно начать тестирование вакцины на людях.

«Это означает, что ни одна вакцина Corona не будет испытана на людях без того, чтобы власти сначала не удостоверились, что она доказала свою безопасность и переносимость в исследованиях на животных, — отмечает Байгель. — Это делается для того, чтобы участники исследования, добровольно участвующие в испытаниях, не получили больший вред от вакцин. Поэтому нарушения Нюрнбергского кодекса нет».

Вакцина от коронавируса до допуска в Европе прошла именно этот путь, уверена Байгель. А Нюрнбергский кодекс вообще недостаточен как аргумент против прививок от коронавируса, так как он лишь применим к медицинским экспериментам — а разработчики вакцин следовали кодексу.

«Таким образом, в целом, вакцины от коронавируса соответствуют принципам Нюрнбергского кодекса», — завершает свои рассуждения Байгель. Главное, прививки приносят гораздо больше пользы, чем вреда. «И это доказано несколькими международными исследованиями», — так звучит последнее предложение в статье немецкой журналистки.

Комментарий редакции

Байгель здесь озвучивает мнение господствующей элиты, против которой постоянно звучат упреки в нарушении Нюрнбергского кодекса. Этим уже долго занимаются все различные так называемые фактчекеры (Fact Checkers). При этом все их аргументы базируются на очень шаткой основе. Это начинается уже в названии «вакцина». Ведь под видом вакцины продают препараты, которые не соответствуют стандартному определению вакцины. Но есть и другие, более основательные аргументы.

Во-первых, вакцины прошли экспериментальную фазу только по формальным условиям при помощи неслыханного вмешательства со стороны как раз политического класса. Сам Pfizer пишет в опубликованных договорах с ЕС, что результаты исследования и апробаций будут не раньше 2023 года. А большинство людей, продавливающих допуск вакцины, сами находятся в той или иной группе риска. К тому же необходимо было скрыть собственные очевидные провалы в модернизации медицинской системы. Чем сильнее СМИ и политики раскручивали вакцину, тем меньше все те же журналисты и политики задавали вопросы, как же так, что больницы настолько легко довести до предела.

Во-вторых, есть множество доказательств продажности большого пласта так называемого научного сообщества. В Германии правительство прямо заказало у научных институтов сценарий запугивания всего населения для введения карантина, о чем говорят опубликованные в крупных СМИ письма министров. Гипотеза, что именно так действовали правительства других стран, вполне допустима. Но даже один опыт Германии показывает, на каком низком уровне сегодня держится понятие научной этики.

А в-третьих, сейчас уже на высоком политическом уровне все той же Германии говорят о том, что вакцина недостаточно помогает в борьбе с пандемией. То есть вся эффективность вакцин ставится под вопрос. Вакцинированные также заражаются и распространяют инфекцию, как и непривитые. И это при том условии, что допуск вакцин основывался именно на надежде, что она будет защищать и от распространения тоже. Это оказалось ложью. Максимум, на что способна вакцина — это чуть улучшить ход болезни, и то необходимо несколько раз проверять данные, чтобы действительно убедиться в этом. И это только при условии, что вакцину необходимо принимать по несколько раз в год, чтобы иммунитет оставался на минимально допустимом уровне. И увеличится ли у привитых через несколько лет вероятность серьезного заболевания, как, например, раковой опухоли — это также неясно и сказать сейчас трудно.

В конечном счете, все аргументы Байгеля — это всего лишь «маркетинговая обертка», дающая пустые обещания. Выступая в роли моральной судьи, журналист Байгель давно забыла о своем журналистском долге и лишь повторяет прожеванную позицию господствующего класса. Журналисты должны заниматься не политикой, а поиском правды и критикой власть имущих во благо большинства. Но вряд ли Байгель сама понимает, насколько она транслирует антинаучную позицию, которая к тому же еще и никак не связана с журналистской этикой.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER