1. Политическая война
  2. Взаимоотношения Кореи и Японии
Токио, / ИА Красная Весна

Сможет ли новый лидер Южной Кореи улучшить отношения с Японией? — JT

Изображение: kremlin.ru
Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин
Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин
Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин

Через пять месяцев в Южной Корее состоятся выборы президента страны. Может ли в перспективе кто-то из представленных кандидатов улучшить отношения с Японией? Этим вопросом задается корреспондент японской газеты The Japan Times Джесси Джонсон в своей статье, опубликованной 7 ноября на сайте издания.

Правящая и основная оппозиционная партии Южной Кореи определились со своими кандидатами на будущих выборах. 5 ноября консервативная оппозиционная партия Сила народа выбрала кандидатом бывшего генерального прокурора Юн Сок Ёля. В конце прошлого месяца правящая Демократическая партия выбрала кандидатом бывшего губернатора самой густонаселенной провинции страны Кёнгидо Ли Джэ Мёна.

После избрания лидер страны может оказать существенное влияние на отношения Сеула с Токио, а также на позицию страны в отношении КНДР, Китая и США. При нынешнем лидере Южной Кореи Мун Чжэ Ине отношения между Токио и Сеулом резко испортились из-за противоречий по вопросам периода оккупации Кореи Японией и торговых споров. При этом ни Мун, ни предыдущие лидеры Японии Синдзо Абэ и Ёсихидэ Суга не захотели сдвинуться с места по данным вопросам, отмечает журналист.

Новый премьер-министр Японии Фумио Кисида, будучи когда-то главой МИД, сыграл ключевую в завершении переговоров по проблеме сексуального рабства в военное время. Договор включал выплату компенсаций и был призван «окончательно и необратимо» урегулировать эту проблему. Мун фактически отменил договор, заявив, что он не отражает должным образом пожелания пострадавших женщин.

Кисида также придерживается достаточно жесткой линии своих предшественников, лишь кратко упомянув Южную Корею в своем первом парламентском выступлении. Он назвав Сеул «важным соседом», но также настоятельно призвал Южную Корею «принять соответствующие меры», чтобы двусторонние отношения смогли «вернуться в здоровое состояние».

По мнению наблюдателей, маловероятно, что в ближайшем будущем произойдут какие-либо крупные политические прорывы по данному направлению. Но есть ли какая-то надежда, что кто-то из предполагаемых лидеров Южной Кореи изменит эту ситуацию?, — задается вопросом журналист.

Объявляя в июне о своем желании баллотировать, Юн пообещал найти всеобъемлющее решение по восстановлению испорченных связей. По его словам, он представляет хотел бы увидеть правительство, которое будет стремиться к «грандиозной сделке» с Токио, которая поставит на рассмотрение все спорные вопросы, такие как женщины для утешения, принудительный труд, сотрудничество в области безопасности и торговля.

Как сообщается, Юн также говорил о важности двустороннего пакта об обмене разведданными GSOMIA. Договор рассматривается как важный, поскольку КНДР продолжает ядерные и ракетные разработки. Однако его практически отменили в 2019 году при нынешнем правительстве Муна.

Бывший главный прокурор возложил большую часть вины за испорченные двусторонние отношения на подход Муна к внешней политике. Эта позиция резко контрастирует с позицией его соперника Ли, который пообещал сохранить большую часть политики нынешней администрации в отношении Японии.

В августовском заявлении по внешней политике, Ли повторил слова Муна, пообещав принять «двухвекторную стратегию» — решительного реагируя, когда речь заходит о вопросах, связанных с историей, территориальным суверенитетом и безопасностью южнокорейцев, но при этом активно осуществляя экономические, социальные и дипломатические обмены и сотрудничество между странами.

Ли также отметил, что в случае избрания предпримет некие «смелые шаги», которые помогут пересмотреть отношения в соответствии со статусом и национальным престижем Кореи, и построить прагматичные, «ориентированные на будущее» отношения с Японией. В то же время, Ли выразил намерение «опередить Японию, догнать развитые страны и создать такую Южную Корею, которая сможет возглавить мир».

В сложном мире южнокорейской политики кандидаты, как известно, подчеркивают свою жесткую позицию в отношении отношений Сеула с Токио, одновременно критикуя мягкую позицию оппонентов для привлечения голосов избирателей, отмечает журналист. Учитывая это, выделяется относительно тонкая позиция Юна в отношении Японии.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER