1. Метафизическая война
Москва, / ИА Красная Весна

После Второй мировой из мира изгнали героя — Кургинян

Изображение: Алина Васню © ИА Красная Весна
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян

Основным занятием человечества после Второй мировой войны было изгнание героя или «большого человека», о котором говорил герой Вадима Рощина из трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам». Об этом заявил 14 января лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян на конференции организации в Москве.

Политолог напомнил, что сразу же после конца Второй мировой войны и победы над нацизмом были предприняты колоссальные усилия по уничтожению героизма как такового. Такое уничтожение открыто именовалось дегероизацией.

«Нельзя, конечно, приравнивать дегероизацию к денацификации. Но нужно понимать, что под флагом денацификации в европейской культуре развертывалась именно дегероизация. И что эта дегероизация была призвана свести на нет не только нацистский темный героизм, но и героизм как таковой», — сказал Кургинян.

По его словам, такое изгнание осуществлялось и на Западе, и в послесталинском СССР: «И пока, к примеру, тот же Высоцкий восхвалял героизм советских солдат, говоря, что „землю вращают, куда захотят, наши сменные роты на марше“, другие восхваляли „маленького человека“ с его единственно важной маленькой правдой».

Кургинян уточнил, что самое кощунственное в этом было то, что простого человека приравнивали к «маленькому». «Это было глубоко ложное приравнивание. Герой поэмы Твардовского Василий Теркин был донельзя простым человеком, но он не был человеком маленьким, и он очевидным образом был героем», — пояснил философ.

Он добавил, что в ходе Великой Отечественной войны героичный простой человек, он же Василий Теркин, столкнулся с маленьким и озверевшим от того, что является маленьким, человеком, которому Гитлер предложил реванш за поражение в Первой мировой войне. «Взбесившемуся маленькому бюргеру, озверевшему от того, как его опустили в Веймарской Германии, было сказано, что фюрер сделает его Зигфридом, то есть героем. И бюргер в это поверил», — сказал Кургинян.

После второй мировой войны тем, кто ужаснулся подобным выныриваниям героической тьмы из субстанции бюргерской человеческой ничтожности, было предложено убрать все предпосылки любого героизма. «И тогда не будет ни Гитлера, ни Сталина, ни коммунистов, ни нацистов, ни Черчилля, ни Рузвельта, ни де Голля. А будет только маленький человек. Он станет навозом, который мы (т.е. проектировщики глобального будущего, описанные С.Кургиняном — Ред.) уложим в землю, чтобы взошла из нее постчеловеческая реальность», — говорит политолог.

Говоря о героизме, Кургинян объяснил, что запрос на патологического героя был и у Гитлера, и у Бандеры. Но запрос на героя — разумеется, совсем другого героя, но ведь героя — является и неотъемлемой частью коммунистического мировоззрения, коммунистического бытия.

«Советский Союз смог победить нацизм только потому, что противопоставил нацистскому темному героизму свое совсем другое представление о героизме. Но будучи совсем другим, это представление было представлением о том же самом — о героизме. И это очень важно понять», — сказал Кургинян.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER