Многие эксперты полагают, что даже неистовый мистер Трамп уклонился бы от испытаний

Возобновит ли Трамп ядерные испытания в Неваде?

С 1952 года американское правительство провело 928 ядерных испытаний в Неваде. Грибовидные облака были видны из Лас-Вегаса, где торговая палата проявила предприимчивость и выпускала туристические календари, в которых отражались даты, точное время и лучшие точки обзора взрывов. 23 сентября 1992 года земля содрогнулась в последний раз. Джордж Буш-старший, следуя примеру Советского Союза, присоединился к мораторию на испытания ядерного оружия, который с тех пор неизменно продлевался каждым президентом. Тем не менее, некоторые опасаются, что 28-летнее ядерное затишье в Америке, возможно, подходит к концу, пишет в номере за 25 июня еженедельник The Economist.

23 июня Госдепартамент заявил Конгрессу, что подозревает Россию в проведении «связанных с ядерным оружием экспериментов, которые привели к созданию ядерного превосходства» в нарушение Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). В нем также говорилось, что земляные и другие виды работ на китайском полигоне Лобнор «вызывают озабоченность относительно соблюдения Китаем моратория на испытания». Все три страны подписали ДВЗЯИ в 1996 году, но ратифицировала его только Россия. Договор не вступит в силу до тех пор, пока его не ратифицируют 44 оговоренные страны; из них Индия, Пакистан и Северная Корея даже не подписали документ.

Большинство экспертов считают обвинения слабоватыми. Америка сама делает в Неваде многое из того, чем, по ее словам, Китай занимается в Лобноре. Более того, все три страны проводят «подкритические» испытания, которые не создают критической массы плутония, не вызывают цепной реакции и, следовательно, не дают конечного результата. По меркам ДВЗЯИ, они «кошерные». Некоторые, однако, могут быть внешне неотличимы от незаконных тестов с крошечными результатами. В 1997 году российское «испытание» обернулось землетрясением.

Тем не менее, обвинения зловещие. В мае, по сообщению The Washington Post, американские официальные лица рассматривали возможность проведения «быстрого испытания», чтобы продемонстрировать ядерные возможности страны, с намерением вынудить Россию и Китай к трехсторонним ядерным переговорам, чему Китай до сих пор сопротивлялся.

Процедура осуществления взрыва ядерной бомбы относительно проста. Американское законодательство требует, чтобы правительство произвело его в течение двух–трех лет от момента издания президентского указа. Проблема в том, что это может быть сделано правильно или быстро, но нельзя совместить оба фактора. По данным Национального управления ядерной безопасности (NNSA), подготовка «полностью инструментального» испытания, предназначенного для сбора полезных данных, займет не менее 18 месяцев. Однако организовать грубую детонацию, задуманную, как театральный акт биения себя в грудь, а не значимое научное усилие, можно всего за несколько месяцев, задолго до того, как первый срок Трампа завершится в январе.

По оценкам инсайдеров, тест обойдется в сумму примерно от десятков до сотен миллионов долларов. И хотя участок в Неваде поддерживается в рабочем состоянии, с 1992 года население Лас-Вегаса и его окрестностей выросло более чем втрое, оказавшись в неприятной близости от полигона. В редакционной статье городская газета The Las Vegas Sun так откликнулась на идею снова взбаламутить почву: «Нет. Черт возьми, нет. Ни сейчас, ни когда-либо впредь». Эти эмоции широко распространены. Опросы, проведенные в прошлом году, показывают, что 72% американцев (включая 59% республиканцев) не одобряют тестирование.

Неудивительно, что Министерство энергетики, которое курирует ядерное оружие, и его лаборатории, такие как Лос-Аламос в Нью-Мексико, не в восторге от этой идеи. Как и Пентагон или вооруженные силы. 16 июня дюжина выдающихся ученых, многие из которых ранее были связаны с американскими ядерными лабораториями, написали открытое письмо Митчу Макконнеллу, лидеру сенатского большинства, утверждая, что испытания «не будут служить какой-либо технической или военной цели». Это объясняется тем, что в настоящее время существуют совершенные способы проверки и модернизации ядерного оружия без приведения его в действие.

Америка тратит огромные суммы на поддержание своего арсенала. На предстоящий финансовый год NNSA запросило на эти цели почти 16 миллиардов долларов. Современные суперкомпьютеры могут моделировать термоядерные взрывы с поразительной точностью, отмечает издание.

Америка также имеет завидный массив данных от своих старых тестов, которых произвела больше, чем все остальные страны, вместе взятые. США провели 22 своих взрыва на каждый китайский. Таким образом, их соперники получат наибольшую выгоду от любого возобновления испытаний. Американские данные тоже могут быть лучше. Стивен Пайфер, бывший американский дипломат, ныне работающий в Стэнфордском университете, вспоминает, как в 1988 году посетил советский испытательный полигон в Казахстане, где ширина вертикальных испытательных шахт была меньше половины ширины американских, оставляя гораздо меньше места для размещения датчиков контроля.

Широко распространено мнение, что единственное испытание водородной бомбы в Индии было неудачным. Пакистан стремится усовершенствовать более мелкие ядерные заряды, которые могли бы быть нацелены на индийские танковые колонны. Спешка с испытаниями может обернуться гибелью для Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), неядерные члены которого сыты по горло отсутствием ощутимого прогресса в деле разоружения.

Многие эксперты полагают, что даже неистовый мистер Трамп уклонился бы от испытания. Они предполагают, что в настоящее время целью является умиротворение. Администрация Трампа набита скептиками по контролю над вооружениями, которые никогда не хотели, чтобы Америка подписала ДВЗЯИ в первую очередь, рассматривая его как досадные оковы на американскую мощь.

Отбросив в сторону ряд других соглашений — ядерную сделку с Ираном в 2018 году, договор о ядерных силах средней дальности (РСМД) с Россией в прошлом году и Договор по открытому небу в мае, — противники договоров выискивают возможность отказаться и от ДВЗЯИ. В своей книге «Комната, где это произошло» бывший советник по национальной безопасности США Джон Болтон пишет, что «отказ от подписи» под ним «должен быть приоритетом». В наши дни мистер Болтон — персона нон грата в Белом доме, но его дипломатический нигилизм продолжает жить, заключает издание.

Семюэл Колмен. На краю судьбы. 1836-38
Семюэл Колмен. На краю судьбы. 1836-38
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER