logo
Новость
/ Москва

Кургинян: вопрос о смертной казни — не политический, а мировоззренческий

Цитата из передачи «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 16.10.2017Цитата из передачи «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 16.10.2017

Вопрос о смертной казни требует системного, идентификационного подхода, и нам нужно определиться, «в каком из миров мы хотим жить», сказал политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян 16 октября на передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым».

Прежде всего лидер «Сути времени» раскрыл методологию, применяемую либеральной частью интеллигенции в спорах о смертной казни: «Начинается с того, что нам говорят: ну, вот вы хотите вернуть гильотину на улицы, эшафоты... — То есть, в США и везде, где эта казнь практикуется, на всех улицах стоят гильотины, эшафоты? Я просто объясняю, как выглядит аргументация. Значит, совершенно ясно, что аргументация строится методологически по принципу пугающей картинки: „Вы этого хотите? А давайте тогда ничего не делать“».

Кургинян напомнил о реальной картине отношения к смертной казни в глобализированном мире. Он отметил, что существуют две тенденции: «Какие-то страны возвращают себе смертную казнь, какие-то от нее отказываются». По его мнению, тенденции к уменьшению этой практики в мире нет, она идет «по синусоиде».

Вопрос о рациональности аргументации «за» и «против» решается исключительно в связи с самоидентификацией: «Мы все эти «за» и «против» знаем. Мы только не понимаем сейчас для себя одного. А вот эти две тенденции, которые сейчас существуют, глобальные, они же, это две части человечества, это не просто там — Америка, западный мир. Вот мы в какой из этих частей? Мы в сущности в какой парадигме хотим существовать? В своем измерении, отдельно, да, как бы ...один взвод шагает туда, другой — туда, а мы шагаем в третьем направлении?»

Политолог считает, что нужно определить направление движения: «Ну давайте сначала что-нибудь по этому поводу скажем. Потому что в азиатском мире, в мире модерна и т. д. смертная казнь существует, она входит в определенную культуру, она нужна, и там есть эта аргументация «за». А где-то уже в этом пост-модерне или где-нибудь еще, например, в Европе — это аргументация другая».

Прежде чем приступить к решению этой проблемы, Кургинян предлагает: «системно принять для себя решение — мы вот в этом европейском мире с его ценностями, с его принципами, с его размягченностью или мы в другом мире — китайском, американском? Мы в каком из этих миров находимся? Потому что когда мы поймем, в каком мы из миров, мы системно должны все под это подбить. А мы приняли этот мораторий, конечно, потому что хотели войти в Совет Европы. Пустите Дуньку в Европу. Мы, во-первых, хотим ли, во-вторых, пустят ли нас туда, а в-третьих, если это было функциональное решение, и входить туда нельзя, давайте освободимся от этого обременения и открытыми глазами спокойно посмотрим: а) на pro и contra и б) в каком мы мире. В каком?»

Напомним, что 14 октября председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил отказаться от моратория на отмену смертной казни. Он уточнил, что вопрос о допустимости смертной казни должен решить референдум. Принятие моратория было связано с желанием российских элит вступить в Совет Европы — проект, который в последнее время терпит фиаско.