Испанские правые обвинили правительство в поддержке «венесуэльской тирании»

undefined
Изображение: Беньямин (Бенджамин) Вотье. Допрос (Обвинение мальчиков). 1868.

В поддержке партии, которая «защищает венесуэльскую тиранию, испытывает ностальгию по коммунистическому варварству, является союзником террористов из ЭТА и каталонских сторонников независимости», обвинил испанское правительство глава «Народной партии» Пабло Касадо, передает 26 сентября EFE.

Глава правой «Народной партии» Испании Пабло Касадо потребовал немедленной отставки министра потребления Альберто Гарсона и заявил, что поставит перед Конгрессом вопрос о действиях вице-премьера Пабло Иглесиаса, нападающего на главу государства.

В ролике с обращением по случаю закрытия Летней школы «Народной партии» в Арагоне Касадо заявил также, что потребует ответа от премьер-министра Педро Санчеса как «единственного ответственного» за то, что в правительстве есть партия, которая обвиняется в «незаконном финансировании, защищает венесуэльскую тиранию, испытывает ностальгию по коммунистическому варварству, является союзником террористов из ЭТА и каталонских сторонников независимости».

Комментарий редакции

Главным предметом нападок главы правой «Народной партии» Пабло Касадо являются представители партии «Подемос», работающие в правительстве.

Обвинение в поддержке Венесуэлы (то есть левых сил) и поддержке басков и каталонцев, а также осуждение «Подемос» за недостаточное уважение монархии — являются традиционными. Хрестоматийно и обвинение в «незаконном финансировании». Только в данный момент это обвинение звучит двусмысленно, так как в Испании разворачивается большой судебный процесс против высоких представителей «Народной партии», так называемое дело или «операция Кухня». Представителей «Народной партии» подозревают в том, что они установили слежку за бывшим казначеем «Народной партии», и в конце концов выкрали у него документы, компрометирующие членов партии.

Высказывание о «коммунистическом варварстве» является также характерным для «Народной партии» — наследнике режима Франко, для которого (и для Франко, и для режима) коммунизм был главным врагом. Одна из женщин, ребенком вывезенная из Испании в СССР во время Гражданкой войны в Испании, оставила воспоминание о возвращении в Испанию; оно типично для ситуации 60–70-х годов, так как многие советские испанцы, вернувшись на родину, подверглись допросам и преследованиям.

Бланка Аргуэллес Гутьеррес рассказывает об одном из посещений дома полицией. В ее рассказе много юмора и сарказма, а также нескрываемого удивления в связи с дикостью полицейских. К вопросу о том — кто именно был и является варваром — коммунисты или франкисты и их последователи, включая Пабло Касадо.

Бланка говорит: «Они пришли ночью! Я пошла, открыла и первое, что у меня вышло изо рта — 20 лет жила в Советском Союзе, никто мне не посмел мешать, а тут два года живу и не только мешают — приходят, когда все дети спят, ночью… Они искали пропаганду и окружили весь дом, выворачивали все… У меня был приколот значок с Лениным. „Кто это?“ — спрашивает. Я говорю: „Мой дядя“. Для них коммунист был хуже черта. Местные полицейские искали пропаганду, но сами вообще не понимали, ни что такое коммунизм, ни как что выглядит…»

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER