logo
Новость
/ Уфа

Слушания в ОП РФ по ювенальному случаю семьи Панковых

Оснований считать, что ребенок находился в «социально опасном положении» в семье Панковых, у органов опеки не было, сделали вывод эксперты на слушаниях в Общественной палате РФ, 11 января сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

В ОП РФ состоялись слушания по спорным случаям изъятий детей из семей, в ходе которых обсудили нашумевший в СМИ ювенальный случай из Башкирии, когда ребенок-инвалид был изъят у опекуна Оксаны Панковой. Основания для изъятия были незаконными, что было установлено в суде. Семье из-за действий опеки удалось вернуть девочку только через год.

Адвокат семьи от ОП РФ, изучив материалы дела, заключил, что никаких дополнительных проверок по выявлению «социально опасного положения» в семье проведено не было. Органы опеки сделали такие выводы только на основании того, что муж опекуна имеет судимость 7-летней давности. Это было главным доводом органов опеки, который не может считаться основанием для изъятия. Мнение ребенка, который хотел остаться в семье, не учитывалось.

Резко высказался адвокат, представитель общественной организации «Родительское Общественное Сопротивления» (РВС) Олег Барсуков, который оказывал юридическую поддержку семье и отстаивал их права в суде:

«Происходит отхват, отжим ребенка (имеется ввиду случай семьи Панковых — прим. ИА Красная Весна), и происходит это потому, что практика ювенальной юстиции в нашей стране до сих пор не остановлена и не пресечена законом. Вместо этого наш омбудсмен Анна Кузнецова привозит нам финский опыт отобрания детей. И вместо того, чтобы наказывать ювеналов, ОП РФ и ее председатель Юлия Зимова все ищут причину отобрания ребенка у конкретной семьи и фактически сводят слушания к профанации».

Также отметим, что хотя в ОП РФ и подняли на обсуждение данный случай, дальше рекомендаций Куюргазинской администрации оставить семью Панковых в покое содействие ОП РФ никак не развилось. Панковы и РВС настаивают на том, чтобы в отношении органов опеки Куюргазинского района было открыто уголовное дело.

Помимо всего прочего, главный инспектор органов опеки, которая изымала ребенка, так и не принесла свои извинения. Более того, она попыталась возбудить уголовное дело в отношении Оксаны Панковой, обвиняя ее в том, что она якобы незаконно распоряжалась деньгами, выделяемыми государством на ребенка. Однако прокурорская проверка не подтвердила данный факт, что было установлено в ходе обсуждения в ОП РФ.

Напомним, в Куюргазинском районе Республики Башкортостан органы опеки лишили Оксану Панкову временной опеки над двенадцатилетней девочкой-инвалидом с пороком сердца, а самого ребенка раньше положенного срока изъяли из лечебного санатория и направили в приют. С этого момента началась борьба семьи за девочку.

В начале семья обратилась к УПР РБ Милане Скоробогатовой за помощью. Добившись личной встречи, детский омбудсмен поначалу возмутилась действиями Куюргазинской администрации, а после пообещала собрать комиссию для рассмотрения дела. Однако в последующем от Скоробогатовой не было ответа, попытки связаться с ней были безуспешными.

Поняв, что возвращение ребенка в семью не продвигается, Панковы затрубили тревогу и обратились в РВС. Активисты и адвокат РВС собрали необходимую информацию и, будучи абсолютно уверенными в своей правоте, подали в суд на Куюргазинскую администрацию. Суд длился больше месяца. 9 июня 2017 года все доводы органов опеки, приведенные в постановлении, были обжалованы и признаны судом незаконными.

Несмотря на это, суд не удовлетворил требование Панковой о возвращении ребенка в семью, так как ребенок на момент судебных разбирательств был переведен в другой административный центр, из которого впоследствии девочку перевели в районную администрацию города Стерлитамак. Там Панковы еще раз подали в суд, только теперь на удочерение. 14 ноября 2017 года Стерлитамакский городской суд РБ удовлетворил иск Панковых об удочерении ребенка.

Эта вопиющая история наглядно показывает, что ювенальная юстиция как институт в России уже оформилась. Девочку удалось отбить с большим трудом, самоотверженной борьбой активистов РВС, с участием адвокатов, федеральных и региональных СМИ.