logo
  1. Политическая война
  2. Региональные выборы в России в 2019 году
Новость, / Москва

О ПРЕДСТОЯЩИХ ВЫБОРАХ как репетиции будущих политических столкновений

Запад абсолютно не хочет, чтобы власть в России сменилась демократическим способом, заявил 4 сентября политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в программе «Смысл игры — 137», посвященной предстоящим выборам в России 8 сентября.

Приводим полный текст заявления.

Мне придется начать эту передачу с того, о чем я говорил многократно.

Пенсионная реформа является вопиющей ошибкой власти. Эта реформа уже успела достаточно сильно повлиять на взаимоотношения власти с народом и, как говорится, еще не вечер.

О результатах воздействия пенсионной реформы на общественное сознание я говорю ответственно. Потому что движение «Суть времени» провело опрос, позволяющий мне констатировать весьма прискорбную динамику в том, что касается и отношения к власти как таковой, и еще целого ряда переоценок ценностей.

Социологическое агентство АКСИО, созданное движением «Суть времени», способно, в отличие от официальных социологических служб, опросить за относительно короткий срок многие десятки тысяч людей. При таком опросе, проведенном квалифицированными людьми, можно выявить не только — кто за что-то, а кто против чего-то. Можно выявить нечто гораздо более сложное и существенное.

Наше исследование показало, что никакого покоя, полного гордого доверия, уже нет и в помине. Что большая часть населения находится в состоянии очень специфического апатичного неприятия власти. Внутри такого умонастроения находится место и для так называемого пофигизма (в разных формах он пока еще доминирует), и для жесткого негативизма, сориентированного на сбрасывание опостылевшего ярма. Причем те, кто мечтает об этом сбрасывании, достаточно безразличны к тому, что воспоследует в случае, если это сбрасывание воплотится в реальность.

Примерно 20–25% населения еще в той или иной степени надеется на власть.

До 60–65% населения считает власть безнадежно скверной и при этом различным образом объясняет свой пофигизм по отношению к власти, политике, вообще ко всему, что относится за пределом того, что называется «мой дом — моя крепость».

И 10–15% населения уже приближаются к той черте, за которой начинается жесткий протест. Подавляющая часть такого дозревшего до протестной жесткости населения не склонна, повторяю, глубоко задумываться о том, чем обернется его недовольство после того, как желанная цель освобождения от опостылевшего ярма будет достигнута.

Прямого совпадения нынешних умонастроений с тем, что привело в 1991 году к обрушению СССР, пока не просматривается. Но определенная схожесть тогдашних и нынешних тенденций налицо.

Как налицо и то, что начав в 1991 году с полной капитуляции перед Западом, постсоветская Россия к 2019 году стала — признаем это честно, не прячась за уклончивыми словами о нашем терпеливом взаимодействии с неразумным партнером — врагом № 1 для США и западного мира в целом.

Ну, негоже, поверьте, утешать себя разговорами о том, что с такими-то частями Запада, с такими-то конкретными западными политиками нам удается в чем-то поладить. Даже если это в какой-то степени так, толку ли? Стратегически это ничего не меняет. Мы стали для Запада врагом № 1, и мы будем таким врагом вплоть до нашего обрушения или такого нашего дооформления, при котором Западу придется, скрипя зубами, идти на существенный стратегический компромисс. Но пока ничто не свидетельствует о том, что такое дооформление хотя бы в малой степени реализуется на практике.

А раз так, то мы враг № 1 для Запада. И это, с оглядкой на сделанную мною только что оговорку, носит неотменяемый характер. Почему?

Во-первых, потому что само существование даже самой уступчивой целостной России не отвечает западным планам окончательного переустройства мира.

Во-вторых, потому что Россия сейчас не только не самая уступчивая из стран, не входящих в НАТО. Она сейчас самая неуступчивая из этих стран. Предвижу возражения, но при этом настаиваю на том, что сейчас даже Китай и Иран странным образом более уступчивы по отношению к Западу, чем Россия.

В-третьих, одно дело неуступчивость стран с относительно слабым военным потенциалом. И другое дело неуступчивость, сочетаемая хотя бы с частичным восстановлением ядерного сверхдержавного потенциала.

Прекрасно отличаю пиар по поводу нашей оборонной мощи от реального положения дел. Но это положение дел не столь, поверьте, скверно, чтобы при определенной решимости российской власти не предъявить Западу избыточность его издержек, порождаемых военным посягновением на нынешнюю Россию.

Но и мириться сколь-нибудь долго с нынешним поведением России Запад не может. А значит, он должен сделать ставку на свою мягкую силу, которая так успешно зарекомендовала себя в перестройку. А мягкая сила успешна, только если народ отчужден от власти. И если это его отчуждение прискорбно переходит в хотя бы частичное отчуждение от государства.

Запад сделал ставку на мягкую силу и подобное отчуждение народа от власти и государства. Он воспользовался вопиющими ошибками нашей власти. Которая, проведя пенсионную реформу, — повторяю — подарила Западу желаемую для него общественную атмосферу.

Осознавая это и считая пенсионную реформу вопиюще несправедливой, движение «Суть времени» продолжает настаивать на отмене этой реформы, исходя при этом и из своего понимания социальной справедливости, и из своего понимания недопустимости очередной сокрушительной перестройки, проводимой в интересах Запада. Пусть кто-то говорит о том, что наши усилия по отмене пенсионной реформы тщетны. Мы не утверждаем, что пенсионная реформа будет отменена наичуднейшим образом по нашему велению, народному хотению. Но мы верим в силу реальности, которая важна сама по себе и которая может стать решающим фактором, если развеются властные иллюзии по поводу того, что «всё в шоколаде».

Веря в это, мы будем упорно добиваться отмены пенсионной реформы. А нам порою — отнюдь не всегда, но порою — удавалось добиться того, что другим казалось немыслимым.

Наше понимание международного положения в существенной степени сказывается на нашем понимании внутренней политики. Мы считаем, что для России опасны не демократические процессы, которые могут сдвинуть баланс сил, заставив правящую партию и ее ставленников отказаться от того, что «всё в шоколаде».

Демократические процессы, обеспечивающие этот сдвиг, повторяю, нам не представляются сколь-нибудь опасными для России. Такие сдвиги, обеспечиваемые демократическим выборным процессом, мы, повторяю, не считаем катастрофическими. Да и для власти эти сдвиги, полученные путем честных демократических выборов, не представляют смертельной опасности.

Ни для России, ни для власти, повторю еще раз, эти выборы смертельной опасности не представляют, даже если, будучи предельно честными и демократическими, они насколько-то сдвинут нынешний баланс сил. Почему не представляют?

Во-первых, эти сдвиги будут носить по преимуществу патриотически-консервативный, державный характер. Если и сдвинется все существенно в какую-то сторону, то в сторону тех, кто еще больше будет говорить: «ни пяди русской земли», «государство должно быть целостным» и так далее. Поэтому развала не произойдет — не те люди придут в результате демократических выборных сдвигов власти.

Во-вторых, эти сдвиги на нынешнем этапе будут достаточно умеренными. Что вовсе не означает того, что они долго будут оставаться таковыми. Но на интервале ближайших лет, а я обсуждаю именно этот период, эти сдвиги — повторяю еще раз — не будут носить сокрушительный для власти характер. Хотя могут оказаться существенными.

Именно поэтому Запад совершенно не заинтересован в том, чтобы власть менялась сообразно волеизъявлению российского избирателя. Ему-то это зачем? Западу нужен мятеж, позволяющий выкинуть из политического процесса и партию власти, и все партии с консервативно-патриотической направленностью. Такое выкидывание ненужных Западу участников выборного процесса может обеспечить только московский майдан, аналогичный по своему масштабу и деструктивности киевскому майдану 2014 года.

Тогда на Украине майданщикам удалось сначала недемократическим путем разгромить все политические силы, неугодные для заказавшего этот разгром Запада. А потом начать игру в демократию, сочетаемую с оголтелыми репрессиями против инакомыслящих, организованными бандеровскими прислужниками Запада.

Сегодня у российских прозападных либералов и их приспешников нет сил для проведения такого майдана в Москве. Повторяю еще раз: сегодня у российских прозападных либералов и их приспешников нет сил для проведения такого майдана в Москве. Но попытки сформировать такие силы продолжаются. И неизвестно, когда именно тот или иной западный авантюрист, облеченный властью, решится подключить к игре темные радикально-кровавые силы, которые пока что в либеральной антивластной игре серьезным образом не участвуют. А вот если начнут участвовать, как начали бандеровцы, тогда всё немедленно начнет меняться в очень и очень опасную сторону.

Для того, чтобы решиться на подобное — на подключение подобных зловещих сил — в ядерной стране, Запад должен сойти с ума. Но кто сказал, что он не движется в сторону такого безумия? Я считаю, что он движется именно в эту сторону.

Исходя из такого взгляда на происходящее, движение «Суть времени» полно решимости поддерживать законные демократические выборы и требовать того, чтобы они были предельно честными и прозрачными. Такая поддержка предполагает категорический отказ от любого политического кликушества. Либо уличное кликушество, либо прозрачность демократических процедур. В хаосе уличного кликушества всё покрывается мутью, и уже никакой прозрачности быть не может.

Движение «Суть времени» сделало много для отмены пенсионной реформы. И мы неустанно будем продолжать наращивать свою активность в этом направлении. Но «Суть времени» не будет превращать свою реальную борьбу за отмену пенсионной реформы в предвыборное антипенсионное или любое другое уличное кликушество. Граждане России получили всю необходимую информацию по поводу того, кто есть кто. Они по большей части разумны и вполне способны сделать самостоятельный политический выбор. Ну, так пусть они его и сделают — свободно, спокойно и беспрепятственно.

Сознавая ответственность момента, члены движения «Суть времени» должны проявлять на этом предвыборном коротком интервале времени особую подчеркнутую корректность и сдержанность. Они ее должны проявлять в условиях приближения момента, когда граждане должны будут сделать свой политический выбор.

Движение «Суть времени» всегда вело себя антирадикально и антиэкстремистски.

Оно всегда ориентировалось на строжайшее соблюдение закона, сочетаемое с политической и социально-психологической деликатностью. Мы — не кликуши. Кликуши — не мы.

В основе этой деликатности лежит наша твердая уверенность в том, что народ способен вести себя как спокойный и ответственный хозяин своей судьбы. А не как дитя малое и неразумное, которое должно быть ведомо теми или иными кликушествами.

Как лидер «Сути времени» настаиваю на том, чтобы в условиях приближения момента, когда часть нашего народа будет делать свой политический выбор, движение «Суть времени» не только оставалось верным проводимому им курсу, но и удесятерило свою всегдашнюю корректность, тактичность, свою всегдашнюю ориентацию на строжайшее соблюдение закона, свою всегдашнюю готовность отстаивать настоящую свободу мысли и выбора, противопоставляя эту свободу любой деструктивной разнузданности.

Настаивая на этом, я руководствуюсь и нашей постоянной стратегической линией, и получаемой конкретной информацией о провокациях, которые определенные, в точности мне известные люди подготавливают против нашей организации.

В рамках этих провокаций предполагается переодевание людей, не имеющих к нам никакого отношения, в красные куртки «Сути времени» с тем, чтобы переодетые таким образом люди могли скомпрометировать движение своими хулиганскими или околохулиганскими выходками.

Призываю «Суть времени» не только не допускать чего-либо подобного, но и тщательно отслеживать и немедленно доводить до общества все случаи таких провокаций. Это надо делать быстро и четко. Причем более быстро и четко, чем будут действовать сами провокаторы, если они все-таки захотят действовать.

Призываю также не допускать никакого провокационного подталкивания тех членов «Сути времени», которые не прошли необходимую правовую подготовку, к тому, что может быть выдано провокаторами за экстремизм, радикализм и даже просто за не до конца законную деятельность.

И хулиганские действия переодетых провокаторов, которые надо выявлять и демонстрировать обществу, и провокационные подталкивания, которые надо пресекать и не допускать, обсуждаются врагами наряду с другими возможными провокационными действиями.

Эта активизация наших врагов понятна. Леваческие попытки дискредитировать «Суть времени» обернулись укреплением нашей организации и сокрушительным разгромом леваков. И это при том, что мы еще не досказали многого по поводу как очевидного, так и сокровенного содержания так называемого левачества.

Другие методы предполагавшегося обесточивания «Сути времени» тоже провалились. Ни самороспуска, который мы наблюдали у других, ни навальнизации «Сути времени» не произошло. Все эти планы рухнули столь же позорно, сколь и леваческие потуги на далеко идущий и бесконечно лживый антипиар.

«Суть времени» оказалось успешнее по целому ряду направлений, которые более всего тревожат врага. Летняя школа нашего движения явила то, что отрицалось нашими врагами и то, что мы показали с предельной убедительностью — наше спокойное, уверенное созидательное развертывание. Ну, и что же должен делать враг, понимающий, что «Суть времени» может в решающий момент повести себя творчески, непредсказуемо, гибко и этим парализовать деструктивную антигосударственную вакханалию?

Враг должен соорудить по поводу нас нечто до предела лживое и банальное и потом начать устраивать провокации с тем, чтобы подкреплять ими свои жалкие выдумки по поводу подготовки нами боевиков и прочей позорной ахинеи.

Есть ли очевидные основания для того, чтобы говорить о чем-то подобном?

Во-первых, все не сводится к очевидному. Как говорят в таких случаях, «высоко сижу, далеко гляжу».

А во-вторых, такие очевидные основания есть.

Предлагаю ознакомиться с журналистским творчеством господина Руслана Горевого, который подробно повествует в «Нашей версии» о том, как «Суть времени» будет, по его мнению, с огоньком участвовать в хулиганских столкновениях с оранжоидными боевиками из околофутбола. Желающие без труда добавят к ознакомлению с данным текстом находящиеся в интернете сведения по поводу того, who is Горевой. И без моей помощи поймут, откуда ноги растут.

Сомневающиеся могут ознакомиться с тем, как после опуса Горевого смачно выступал телеграм-канал «После выборов», описывая, как «Суть времени» готовит боевиков. К таковым, конечно же, надо отнести и отдыхавших на летней школе детей.

В тот же день, как по команде, на эту же тему начали вопить другие издания. А чуть позже господа Шевченко и Кагарлицкий удостоили «Суть времени» своего мудрого внимания, обсуждая нашу бесконечную вредность. Кому? Про это они пока что умалчивают.

Вряд ли данные господа хотят, чтобы я стал размышлять на тему о том, кто им объяснил вредность и полезность тех или иных начинаний.

Ну ладно, Кагарлицкий, тут все понятно. А у господина Шевченко, по здравому размышлению, могло бы найтись сразу несколько оснований для неучастия в подобной странной беседе. Так ведь нет…

Все, о чем я говорю, лишь верхушка айсберга. Но и ее достаточно для того, чтобы скептики перестали сомневаться по поводу обоснованности моего обращения к членам движения «Суть времени».

Такое обращение никоим образом не означает пресловутого «тише воды, ниже травы». У «Сути времени» на настоящий момент достаточно опыта и образованности для того, чтобы утвердить свои принципы и подходы, предоставив злопыхателям и врагам возможность горько сетовать на нашу четкость, организованность, энергичность и корректность.

Несколько слов по поводу постоянного упоминания Поклонной горы. Да, движение «Суть времени» сумело тогда продемонстрировать антинародному меньшинству, считавшему, что ему гарантирована уличная победа, гражданское народное большинство, которое отнюдь не часто заявляет о себе в конце ХХ и ХХI столетиях.

Но, во-первых, «Суть времени» действовало тогда в другой политической обстановке.

Во-вторых, «Суть времени» не выходило за рамки закона так, как это живописуют Горевой и коллеги.

И в-третьих, надо быть людьми, начисто лишенными творческого начала и чувства времени, чтобы дважды входить в одну воду.

Помнится, я не один вел митинг на Поклонной горе. Но если тому, кто в этом участвовал, теперь не с руки об этом вспоминать, то скажу от себя, что Поклонная гора теперь и в будущем и невозможна, и не нужна. Она — часть истории.

И уж тем более не нужны описанные провокаторами хулиганские столкновения. А что именно нужно — господа провокаторы узнают тогда, когда наступит время и поздно будет заниматься провокациями. Это нужное им явится совсем в другом обличье, не имеющем ничего общего ни к Поклонной горе, ни к смакуемым ими хулиганствам.

Поэтому могу провокаторам сказать одно: ждите, беспокойтесь и клевещите. Потому что больше вы не можете ничего. И вся ваша тупая клеветническая низость порождена именно тем, что вы сами про себя знаете ровно то, что я только что констатировал: что вы не можете ничего. Это ведь обидно — знать это про себя и понимать, что другие-то тоже знают.

Нет майдану! Да закону и демократии!

Нет хулиганству и экстремизму! Да гражданской спокойной твердости!

Выборы должны быть честными и справедливыми. Кликушество-перестройка-2 не пройдет!

Сергей Кургинян

Александровское

4 сентября 2019 года