logo
Новости
/ Санкт-Петербург

Директор ГМЗ «Петергоф»: музей теряет молодое поколение

Дети - наше будущее. Советский плакат, 1955 г.Дети - наше будущее. Советский плакат, 1955 г.

Мы теряем детских посетителей, заявила генеральный директор государственного музея-заповедника «Петергоф» Елена Кальницкая 15 декабря на пресс-конференции по итогам года в ГМЗ «Петергоф», сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

В разговоре с журналистами Елена Кальницкая подвела итоги сезона 2017 года в музее-заповеднике и озвучила планы по участию в масштабном межмузейном проекте, приуроченном к столетию пригородных дворцов-музеев. При этом она озвучила одну из проблем музея:

«Мы по сути, вот как это ни горько, теряем детских посетителей, мы теряем молодое поколение. Потому что из города привезти — сложно, деньги собрать — сложно, автобусы заказать — сложно. И неправильно, чтобы такой комплекс посещал только Петергоф. Его должен посещать весь Петербург... Это одно из немногих мест, где можно осмыслить всю русскую историю... чисто человеческую — это не только памятники, это еще и люди».

Напомним, что ГМЗ «Петергоф» широкой публике известен прежде всего своими фонтанами в Нижнем парке Петергофа. Дворцово-парковая резиденция была задумана Петром Первым и основана в начале XVIII века.

Отметим, что в мае этого года петергофский музей был признан «лучшим музеем России» на международном конкурсе «Интермузей-2017». В ноябре проект «Лица Петергофа» победил в номинации «Музейный неформат» в рамках премии «Музейный Олимп». В национальном рейтинге The Art Newspaper Russia ГМЗ «Петергоф» занял второе место в номинации «Самые посещаемые парки скульптуры, историко-архитектурные и военно-исторические музеи 2016 года».

Комментарий редакции

Одна из функций классического музея — защищать идентичность народа. Отрезая путь в музей молодому поколению, убивают народ как таковой. Логично спросить: этот процесс разрушения идентичности носит стихийный характер или его целенаправленно организуют? Например, почему власти Петербурга смогли организовать конвейерное посещение Музея политической истории, свозя туда целые классы школьников на автобусах, — а для аналогичных действий для «лучшего музея России» у них денег и желания не нашлось?