logo
Новость
  1. Война идей
  2. Борьба за память о революции 1917 года в медийном пространстве
/ Москва

Профессор МГУ: партия большевиков была партией русской инженерии

Игорь Коминарец. Мы — хозяева страныИгорь Коминарец. Мы — хозяева страны

При рассмотрении советского опыта развития, отбросив политическую составляющую, можно увидеть, что партия большевиков — это партия русской инженерии, рассказал профессор политологии МГУ им. М. В. Ломоносова Сергей Черняховский 12 декабря в эфире передачи «Что делать?» на телеканале «Культура».

«Большевики в значительной степени были, я бы так сказал, партией русской инженерии и русских мастеровых. Партия промышленного развития. Первую программу Социал-демократии если почитать — на что делается акцент? Развитие производительных сил. Все зависит от этого», — рассказал Черняховский.

Также он напомнил о множестве созданных или заработавших по новому научных направлений еще в первые революционные годы. Среди них — отдел по редким элементам и радиоактивным веществам под руководством Вернадского, Институт физико-химического анализа, Химический институт, Институт по изучению платины, Радиевый институт, Государственный научно-исследовательский керамический институт и другие.

При этом в студии отметили, что некоторые планы разрабатывались еще в царское время, но большевики начали массово реализовывать и царский задел, и создавать новый.

Напомним, тема сегодняшней передачи «Что делать?» — «Советская власть как инновационный проект». Ведущий передачи Виталий Третьяков в начале задал вопрос: «Сейчас очень много говорят об инновациях. Между тем, прежде, чем обращаться к зарубежному опыту, современному, не лучше ли взглянуть на наш собственный опыт, когда это, безусловно получалось?»

Комментарий редакции

Черняховский, по существу, разрушает миф о большевиках, как о полуграмотных агитаторах, силой потащивших за собой народ черт знает куда.

Инженерное дело требует хорошего образования, в сочетании с определенной традицией. А осуществление большевиками огромных производственных и инфраструктурных проектов потребовало страстного желания вывести Россию с отстающих мест в мировом распределении труда на ведущие позиции. Что только и могло обезопасить страну от посягательства извне.
Сегодня часто можно слышать высказывания о неком «прорывном» развитии, которое требуется России сегодня. Оно действительно требуется. Однако, вместо обращения к историческому опыту большевиков по созданию мощного государства мы шарахаемся из стороны в сторону, то веруя в «невидимую руку свободного рынка», то стремясь заимствовать чей-то чужой опыт, малоприменимый в наших условиях, то выдвигая цифровизацию экономики как главный концепт развития. Всё, что угодно, кроме серьезного обращения к собственной истории — на это со времен Перестройки наложено какое-то табу.