19
март
2021
  1. Социальная война
  2. Бедность в ЕС
Берлин, / ИА Красная Весна

Молодежь Германии ради места в обществе влезла в долги

Изображение: (сс) Beentree
Большой Тылль и его жена Пирет. Персонажи эстонской мифологии
Большой Тылль и его жена Пирет. Персонажи эстонской мифологии
Большой Тылль и его жена Пирет. Персонажи эстонской мифологии

Стремление к социальному признанию привело немецкую молодежь к долгам — почти каждый десятый гражданин Германии до 30 лет обременен кредитами, утверждает социолог Яна Гюнтер 16 марта в интервью немецкой газете Die Zeit.

Кандидат наук Яна Гюнтер исследует социальное неравенство, бедность, протесты и классическую теорию феминизма. В настоящее время Гюнтер работает помощником профессора социологии и социальной работы в Дармштадтском университете прикладных наук, а также является соредактором журнала «Femina Politica».

Ключевым направлением исследовательской работы Гюнтер является тема «Внезапное банкротство», в рамках которой исследовательница рассматривает следующие вопросы: каким образом долги влияют на отношения и дружбу, кто зарабатывает на чужих долгах и как люди избавляются от долгов. Гюнтер ссылается на данные так называемого «Атласа должников», согласно которому почти 10% молодых людей Германии в возрасте до 30 лет живут в долгах. В условиях вызванного пандемией кризиса число должников будет расти.

В своем интервью газете Die Zeit исследовательница поясняет, что именно стремление быть принятым средой толкает немецкую молодежь в долговую яму. В отличии от людей старших поколений, которые брали ссуды на покупку дома или автомобиля, современные молодые люди Германии берут кредиты на покупку новых телефонов, ноутбуков или для того, чтобы отправиться в путешествие.

Гюнтер отмечает, что в последние годы рост заработной платы в Германии отставал от роста затрат на прожиточный минимум, и это отразилось в том числе и на жизни молодежи. Студентам, получающим, в соответствии с федеральным законом Германии о содействии обучению BAföG, во время учебы стипендии и ссуды от государства, после вычета обязательных трат, практически ничего не остается. При этом, если до начала пандемии многие студенты подрабатывали, то с наступлением коронавирусного карантина большинство из них этой возможности лишилось и из-за нехватки денег влезло в долги.

Результаты исследования Гюнтер показали, что объективно расходы домохозяйств с низким доходом превышают имеющиеся у малоимущих граждан Германии средства. Нехватка компенсируется либо большей экономией или же наращиванием долга. Также поступают и молодые люди. Но в данном случае эксперт обращает внимание на то, что необходимость оплачивать аренду жилья, приобретать нужную для учебы электронику — это одна ситуация, а потребность купить новую модель iPhone, брендовую и экологически чистую одежду или же семена чиа — другая.

«В нашем обществе потребление стало наивысшим приоритетом. Разве не логично, что люди имеющие мало денег, пытаются хотя бы скопировать образ, чтобы не оказаться отмеченными как неудачники?», — поясняет Яна Гюнтер.

Тем не менее исследовательница подчеркивает, что не всегда превышающие заработок расходы означают чрезмерное потребление. Причиной, по которой люди влезают в долг, может, к примеру, стать покупка новой стиральной машины. Соскальзывание в долг для людей с низким заработком является распространенным явлением и многие малообеспеченные люди все время находятся в долгах, так как их заработка действительно не хватает на жизнь. В результате часто случается так, что необходимые, но слишком частые покупки в рассрочку приводят к ситуации, когда впоследствии долги приходится выплачивать годами.

По словам Гюнтер, молодежь достаточно просто идет на то, чтобы взвалить на себя отложенную во времени финансовую задолженность и приобрести что-то в рассрочку. Находясь в нестабильном положении и бедности, человек привыкает думать проблемами сегодняшнего дня или же текущей недели, обязательства по отложенной во времени рассрочке воспринимается как нечто — что наступит не скоро.

Некоторые люди годами живут за чертой бедности, однако пособие по безработице не оформляют, потому что считают свое положение неудобным и стыдным. В социологии это называется «скрытой бедностью». В данном случае речь идет о желании человека принадлежать определенной социальной группе, и эта потребность сильно влияет на поведение молодых людей.

Исследовательница подчеркивает, что в юности сравнение себя с другими людьми имеет большое значение, потребность быть принятым средой — велико, давление со стороны сверстников играет очень важную роль. Именно стремление попасть в другую среду и быть ею принятым заставляет молодых людей покупать в кредит дорогую парфюмерию и одежду.

«Людей, имеющих мало денег, осуждают за то, что они в капиталистической системе делают именно то, что требуется от каждого — потребляют», — отмечает Гюнтер.

Эксперт считает, что на бедных возлагается своего рода следующее обязательство: «они бедны — поэтому должны быть скромными».

«Конечно, можно критиковать наш потребительский менталитет. Но почему при этом все время нацеливать взгляд на людей, которые все равно имеют мало? Это форма классизма (дискриминации по социальному классу — прим. ИА Красная Весна). Нам не хватает чувства сопереживания к людям, страдающим от бедности или находящимся в трудной жизненной ситуации», — отмечает исследовательница.

Формированию такого общественного восприятия бедности способствуют СМИ. Гюнтер обращает внимание на то, что уже в девяностые на телевидении появились различные «классистские» программы. Речь в них идет только об утверждении клейма бедности. Регулярно выставляются на показ нуждающиеся люди, а в завершении программы обычно делается неолиберальный и уничижительный вывод: эти люди сами виновны в своей бедности: в конце концов они курят, пьют, они ленивы и не имеют никакой квалификации.

По словам социолога, капитализм стремится создать добавочную стоимость и получить через нее прибыль. Потребности людей абсолютно целенаправленно формируются и культивируются, в результате — все хотят потреблять. Только у некоторых совсем мало денег. Эти люди компенсируют нехватку денег, наращивая долги.

«Это не упрек молодому поколению и тем более не упрек людям, находящимся в трудной жизненной ситуации — их нельзя винить в том, что стало в обществе совершенно нормальным», — делает вывод Гюнтер.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER