logo
Новость
/ Москва

Историк: Солженицын — оружие номенклатуры в разрушении СССР

Штирлиц и СолженицынШтирлиц и Солженицын
© ИА Красная Весна

Версию о роли советской номенклатуры в становлении Солженицына как «борца с режимом», высказал главный редактор издательства «Алгоритм», историк Александр Иванович Колпакиди 7 декабря в ходе круглого стола, посвященного жизни и деятельности писателя, передает корреспондент ИА Красная Весна.

«За ним всегда стояло две силы», — сказал Колпакиди. «Но это вовсе не Воланд. Первая сила — это западные спецслужбы. Самый простой пример — когда он уезжал, то его архив вывез человек, который через 10 лет стал директором Агентства Национальной Безопасности США, а в тот момент был помощником военного атташе США. Эта сила очевидна, она его использовала, обеспечила Нобелевскую премию. А вот вторая сила неочевидна. Это — наша номенклатура, которая после смерти Сталина постоянно хотела сделать то, что она сделала в 91 году, а именно конвертировать свою политическую власть в экономическую. И это ей полностью удалось после разрушения СССР…. Именно благодаря разрушению нашей страны они стали министрами, президентами, олигархами и т. д. Не только Запад был хозяином Солженицына, но и наша номенклатура» , — заключает историк.

Докладчик напомнил и о весьма странных обстоятельствах, при которых Солженицын был выслан за границу. На заседании Политбюро, которое должно было решить вопрос о Солженицыне, большинство членов было против высылки. Даже такой влиятельный человек, как Косыгин, предлагал ограничиться «отправкой в провинцию». Однако вопреки всему, вопреки Политбюро Солженицына высылают. И первыми от его высылки на Запад пострадали западные коммунисты и социалисты, которые после почти каждодневных выступлений Солженицына по телевидению стали резко терять свой авторитет, влиятельность и популярность.

«Высылка Солженицына давала огромный козырь антисоциалистической западной пропаганде, так для чего это было сделано?» — задает вопрос историк.

Отвечая на вопрос о «странном» поведении Солженицына после возвращения и о его якобы неприятии Ельцина, историк связал эти «странности» с конфликтом, который к тому времени возник в рядах получившей власть номенклатуры. По мнению историка, одна ее часть стремилась угодить Западу, который рвался к контролю над ресурсами России, а другая не хотела их отдавать.

«Солженицын оказался слугой двух господ, стушевался. Но, в отличие от диссидентов Владимира Максимова и Александра Зиновьева, которые покаялись за содеянное и написали разоблачительные книги, вел себя тихо. Не взял какой-то орден, не пошел на какой-то прием… И это все? Так чего ж ты так не боялся рубить „правду“ в Советском Союзе?» — отметил Колпакиди.

Помимо этого, по мнению Колпакиди, некоторое «новое диссидентство» Солженицына может объясняться еще и обидой за то, что его «заслуги» властью в 1990-е были оценены недостаточно.

Напомним, 11 декабря с небывалым размахом будет отмечаться столетний юбилей Солженицына. Современное российское государство проводит последовательную политику популяризации Солженицына, приводя его как пример «пострадавшего за убеждения» и даже присваивая титул «совесть нации». Эта популяризация находит живой отклик и поддержку в среде разного рода монархических и даже черносотенных организаций, не скрывающих своей ненависти к СССР и симпатий к его врагам. В том числе к тем, которые сражались против нашей страны с оружием в руках и совершили многочисленные военные преступления во время Гражданской и Великой Отечественной войны.