1. Политическая война
  2. Религия в Японии
Наха, / ИА Красная Весна

Верховный суд Японии подтвердил отделение религии от государства

Изображение: Скриншот изображения с редакционной статьи Асахи
Кумэ Сисэй-бё - храм, посвященный Конфуцию, в Наха, префектура Окинава
Кумэ Сисэй-бё — храм, посвященный Конфуцию, в Наха, префектура Окинава
Кумэ Сисэй-бё — храм, посвященный Конфуцию, в Наха, префектура Окинава

Нарушение закрепленного в конституции Японии принципа отделения религии от государства усмотрел Верховный суд 24 февраля в случае с арендой земли конфуцианским храмом в префектуре Окинава, 26 февраля сообщает Asahi Shimbun в большой редакционной статье, перевод которой, в виду ее важности для понимания государственно-религиозных отношений в Японии, ИА Красная Весна приводит ниже.

В постановлении суда говорится, что правительство города Наха, разрешив конфуцианскому храму бесплатно пользоваться общественной землей нарушило конституцию страны. Конституция Японии гласит: «Государство и его органы должны воздерживаться от преподавания религии и от любой другой религиозной деятельности».

Цель этого положения состоит в том, чтобы институционализировать принцип разделения политики и религии для защиты свободы религии, которую Конституция гарантирует всем японцам.

Этот конституционный принцип строго запрещает центральным и местным органам власти оказывать поддержку или давать какие-либо льготы религиозным организациям или учреждениям. «Мы приветствуем постановление, которое четко поддержало это основное конституционное положение» — сообщает редакционная статья Asahi Shimbun.

Судебный спор развернулся вокруг финансовой поддержки муниципальным правительством города Наха храма под названием Кумэ Сисэй-бё, построенного восемь лет назад на общественной земле парка в столице префектуры Окинава.

Храм посвящен древнекитайскому философу Конфуцию (Кун-цзы), создавшему систему мышления и поведения, известную как конфуцианство.

Городское правительство признало ценность храма как туристической достопримечательности и освободило храм от уплаты ежегодной арендной платы в размере 5,76 миллиона иен (54 300 долларов).

Контуры конституционного принципа, по мнению защиты, неоднозначны и оспариваются, поскольку существуют различные формы отношений между государством и религией. Нелегко провести четкую грань между конституционным и неконституционным взаимодействием государственных и религиозных институтов с точки зрения защиты свободы вероисповедания.

В связи с этим в постановлении Верховного суда была предложена правовая основа для вынесения решения, основанная на ряде критериев.

Суд постановил, что конституционность акта местного самоуправления, связанного с храмом, должна быть определена путем всесторонней оценки таких факторов, как прошлые судебные прецеденты, характер объекта, процесс, ведущий к решению города освободить храм от уплаты арендной платы, размер предоставляемых льгот и мнение общественности об этом объекте.

В соответствии с этим подходом суд рассмотрел такие факторы, как внешний вид здания, ритуалы, проводимые на объекте, исторические предпосылки создания храма и сумма арендной платы, от которой он был освобожден.

В постановлении был сделан вывод о том, что у общественности есть веские основания полагать, что муниципальное правительство поддерживает конкретную религию.

Конституционное положение, предписывающее разделение религии и политики, отражает горькие уроки прошлого. Так, милитаристское правительство Японии до и во время Второй мировой войны оказывало особую поддержку синтоизму как национальной религии и использовало его в военных целях.

Японские граждане в этот период были вынуждены следовать вере, в то время как правительство расправлялось с другими религиями. Этот тоталитарный режим привел нацию к сокрушительному поражению в войне. Из-за этого исторического фона большинство прошлых судебных дел, в рамках данного конституционных принципа, касались синтоистских святынь и синтоизма. Но само собой разумеется, что конституционное положение должно применяться ко всем религиям.

Все правительственные организации должны понимать последствия своих решений, проверять, может ли какое-либо из их действий быть проблематичным, и помнить об этом принципе при выполнении своих задач.

Есть много случаев, когда объекты и события, имеющие религиозное происхождение, настолько глубоко укоренились в общинах, что стали частью повседневной жизни местных жителей. Судебная власть не отвергает категорически взаимодействие правительства с любыми объектами и мероприятиями, имеющими религиозный подтекст.

Но свобода веры связана с глубокими внутренними мыслями и чувствами индивидов. Было бы серьезной ошибкой навязывать людям ценности большинства.

Все еще существуют японские политические лидеры, которые совершают действия, которые могут рассматриваться как нарушение принципа разделения религии и политики, такие как члены Кабинета министров, посещающие храм Ясукуни. Этот синтоистский храм в Токио, который когда-то был тесно связан с государственной поддержкой религии в военных целях, часто обсуждается с точки зрения отношений Японии с ее азиатскими соседями.

Но в основе решения любых религиозных вопросов должен лежать Конституционный императив, учитывающий исторический опыт страны.

Решение Верховного суда следует воспринимать как новое напоминание о важности конституционного разделения религии и политики.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER