«Соломбалец» — это дача на воде, причем довольно скоростная. А не средство пиара очередной норвежско-поморской инициативы

Соломбальские катера — это особая философия. Интервью

В апреле 2020 года Товарищество поморского судостроения объявило фотоконкурс — исследование «Наследие деревянного судостроения Поморья». Жителям Архангельска и Архангельской области в рамках этого конкурса предлагается сфотографировать найденное ими деревянное судно, составить краткую историческую справку о нем и отправить всё это организаторам конкурса.

«Нужно успеть описать, обмерять, сфотографировать, изготовить чертежи сохранившегося деревянного флота», — говорится в описании к конкурсу.

В регионе Товарищество поморского судостроения известно по инициативе строительства 20-метрового парусного судна из северной сосны по проекту норвежской шхуны «Матильда» под руководством норвежских специалистов-судостроителей из морского музея-верфи Северной Норвегии Ивара Хофландсдала и Эндре Лунда.

Руководитель Товарищества поморского судостроения, известный яхтсмен Евгений Шкаруба, настойчиво называет ее «поморской шхуной».

Попытка «возродить» что-то поморское уже давно вызывает настороженность у жителей региона. Широкое общественное обсуждение так называемого «поморского мифа», то есть попыток обособить регион под прикрытием псевдоисторических вымыслов, дало свои результаты.

Население не поддержало попытки актуализировать поморскую мифологию во время строительства так называемого «новоманерного» судна, да еще и по новым технологиям.

Читайте также: Норвежская шхуна в Архангельске не принята интернет-сообществом

Однако Шкаруба продолжает реализовывать свои планы в области культуры, связанные с поморским мифотворчеством. Заручившись поддержкой Норвежского Баренцева секретариата, он получил и горячую поддержку экс-губернатора Архангельской области Игоря Орлова. Его проект поддержало руководство Северного морского музея и Северного (Арктического) федерального университета имени М. В. Ломоносова, на базе которого сейчас ведется строительство шхуны.

20 июня на основе собранных материалов вышла первая статья «Про катер Соломбалка». Отметим, что название катера мужского рода — «Соломбалец», и только в этой статье оно впервые употреблено в женском роде.

Обо всем этом корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с одним из владельцев катера «Соломбалец», также попавшего в объектив исследователей. Собеседник попросил не публиковать его имя.

ИА Красная Весна: Расскажите немного о своем увлечении.

 — Катер я приобрел, не строил сам. Но уже много что пришлось отремонтировать. Попробовав это сделать самостоятельно, я оценил продуманность конструкции соломбальского катера. Понимаешь, что именно такой катер могли строить толковые мужики в середине ХХ века.

ИА Красная Весна: То есть это очень удачная конструкция? Почему же тогда стало меньше любителей-владельцев подобных катеров?

 — Эта конструкция полностью принадлежит своему времени, когда какие-то материалы были распространены, а что-то было в дефиците.

Например, катер сшит медными заклепками. Я в магазине не видел ни медной проволоки, из которой можно было бы сделать такие заклепки, ни самих этих заклепок. Покупал саморезы из нержавеющей стали. Они же довольно дороги. Не вижу смысла с их помощью шить катера.

Другие элементы также выполнены таким образом, каким я бы делать не стал.

Чувствуется, что у людей было больше свободного времени, чем необходимых материалов.

Когда пытаешься повторить что-то, то покупаешь материалов на сто рублей, а возишься два дня.

Сейчас все уже привыкли к тому, чтобы купленное сразу вставало на место, как лодочный мотор на транец. А все регулировки были понятны на интуитивном уровне.

Более того, если гниет доска, из которой сшит катер, то встает вопрос о ее замене. Договорились о том, что ставим ее на нержавеющие саморезы. Но ведь и доски подходящей не найдешь! Она должна быть без многочисленных сучков.

Уже давно такие доски заменяют на фанеру, из которой вырезают полосы по необходимым размерам. Но я опять же не вижу в этом никакого смысла. Сейчас из фанеры можно много чего сделать довольно интересного.

ИА Красная Весна: И все же Вы владеете таким катером. Почему не продадите?

 — У него есть и ценные потребительские свойства. Каюта теплая, хоть и не очень комфортабельная. Сейчас реже используют печки. Но появились газовые горелки. Они очень удобные и прогревают каюту за несколько минут. Если же надо выспаться, то есть современные спальные мешки.

На катере удобно готовить еду, он очень вместительный. С собой берешь все необходимые инструменты, материалы для запчастей, снаряжение. В отличие от владельца лодки из ПВХ, владелец «Соломбальца» совершенно не стеснен в количестве того, что он может взять.

«Соломбалец» — это дача на воде. Причем довольно скоростная. Хотя понятно, что раньше люди жили не спеша.

ИА Красная Весна: Так значит, это вполне современный катер?

 — Не думаю. Сейчас каждый может заказать себе такой. До недавнего времени работали мастера, которые могли сшить новый катер за вполне разумные деньги. Более того, многие продавали соломбальские катера. Но мало кто их покупал. И потому ценник на них был очень низкий.

ИА Красная Весна: А какой катер можно назвать современным?

 — Вы можете пройти по катерным стоянкам Архангельска и заметить, что там царит невероятное разнообразие. Соломбальские катера теряются среди катеров из пластика, алюминия и ПВХ.

Нет ни одной модели, которую можно было бы назвать по-настоящему народной.

На мой взгляд, люди пытаются найти баланс между своей довольно напряженной жизнью и желанием ходить под мотором по нашей великолепной Северной Двине.

Существенное влияние на их выбор оказывает новое законодательство, которое регулирует строительство и эксплуатацию маломерных судов. Например, суда массой менее 200 килограммов с двигателем чуть менее 10 лошадиных сил не подлежат государственной регистрации, им не надо проходить техосмотр, за них не надо платить налог.

Эта норма обеспечила широкое распространение надувных ПВХ-лодок. Пусть они зачастую не оборудованы каютой, но они дают максимум возможностей при меньших затратах времени.

Деревянный катер явно проигрывает в этом отношении. Посудите сами: его надо ремонтировать и красить каждую весну, поднимать из воды осенью, спускать весной. Дерево гниет, и реклама о супер-пропитках и супер-красках во многом остается только рекламой. Он подлежит регистрации, для управления им необходимо иметь права. Получение этих прав сродни получению прав на управление автомобилем.

ИА Красная Весна: Сейчас заговорили о возрождении деревянного судостроения на Русском Севере.

 — Во-первых, это судостроение никуда не исчезало. Во-вторых, всем же понятно, что это такое же «возрождение» в кавычках, как и «возрождение» поморской культуры, поморского языка с норвежским участием. Получается что-то не то. Так и сейчас оно началось с заявления о том, что у нас вообще ничего нет, чтобы строить хорошие деревянные суда…

ИА Красная Весна: Поясните, пожалуйста.

 — Архангельск — первый международный порт России. В свое время здесь образовалась так называемая Немецкая слобода. В ней селились выходцы из Норвегии, Германии, Англии, Голландии. Нас не удивить тем, что представители западных стран пытаются вести здесь дела с учетом своей выгоды.

Строительство норвежской шхуны «Матильда» — это обычное коммерческое предприятие с норвежским участием. А мы уже привыкли к тому, что в таких предприятиях норвежская сторона не забывает себя. В последние годы они особенно интересуются культурным влиянием на наш регион.

Но в данном случае мы, думаю, разобрались, что к чему. Если посмотреть социальные сети, местные жители, мягко говоря, очень удивились уничижительным характеристикам в адрес местного деревянного судостроения и стремлению кого-то чему-то здесь научить.

При этом я поддерживаю строительство «Матильды» в Архангельске. Пусть строят, если хотят. Посмотрим на ее характеристики. А дальнейшее распространение подобных судов станет вопросом рыночных отношений.

ИА Красная Весна: А что Вы думаете про объявленный конкурс фотографий соломбальских катеров?

 — Мне сразу же пришла в голову мысль о том, что это очередной пиар-ход для лучшего продвижения строительства «Матильды». Презентация прошла не очень удачно, волонтеры, судя по сообщениям в СМИ, не стоят в очереди поработать на шкипера Шкарубу. Работают студенты из САФУ, которых, очевидно, стимулируют прохождением практики.

Кстати, я не давал «добро» на фотографирование своего «Соломбальца». Для меня это было сюрпризом.

ИА Красная Весна: А если попросят разрешения, то позволите оцифровать корпус катера?

 — Нет. Все это довольно унизительно. Я не индеец, они не представители более высокой цивилизации. Русскими давно уже все посчитано. Обводы «Соломбальца» не являются идеальными. Хотя они чаще всего совсем недурны. Там другая философия, если можно так сказать.

Николай Рерих. Заморские гости. 1901
1901гости.ЗаморскиеРерих.Николай
Николай Рерих. Заморские гости. 1901
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER