logo
Новость
/ Москва

Публицист Делягин: стабильность общества разрушает его психику

Символ развития: Рабочий и колхозница. 1937Символ развития: Рабочий и колхозница. 1937
В. И. Мухина

Без перехода от стабилизации социально-экономической политики к ее развитию начнет разрушаться общественная психика, заявил публицист Михаил Делягин 29 декабря в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия».

«Проблема в том, что когда не к чему прицепиться в будущем — это безысходность. Это то, что разрушает нервы даже самых спокойных, самых устойчивых людей. Если у нас не будет изменений социально-экономической политики от стабилизации, как на кладбище, к развитию — а признаков пока этого не видно, — если этого не будет, то общественная психика продолжит разрушаться», — подчеркнул эксперт.

По мнению Делягина, при такой «стабильности» общество может стать уязвимо для новых информационно-психологических атак по перестроечному образцу: «И тогда опять скажут — нет абсолютной истины, но есть одна абсолютная ложь. Абсолютная ложь звучит так: "Хуже не будет"».

Публицист напомнил уроки совсем недавнего прошлого: «Я помню лозунг 1991 года, март месяц: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца». И этот ужасный конец затянулся на 20 лет. И мы можем опять прийти в эту ситуацию, когда доводы разума не будут работать, и прийти быстро».

Уточним, что такое мнение эксперт высказал в ходе дискуссии о том, что важнее для современной России — стабильность или развитие.

Комментарий редакции

Признав целеполагание ключевым фактором развития, публицист тем не менее съехал на привычную социально-экономическую тему, в то время как главный вызов для России лежит совсем не в плоскости экономики.

Так, например, одним из современных показателей развития считается рост потребления. Может ли рост потребления стать такой спасительной целью? Вряд ли. Видный немецкий психолог Эрих Фромм указывал, что неограниченное удовлетворение потребностей не только не может дать счастья человеку, но не способно даже обеспечить максимум удовольствия. Можно вспомнить позднесоветскую эпоху, когда желание потреблять больше и лучше послужило одной из главных причин последовавшего краха советского проекта.