1. Политическая война
  2. Покушение на Салмана Рушди
Нью-Йорк, / ИА Красная Весна

Guardian выяснила, почему напавший на Рушди пронес оружие в зал

Изображение: (сс) niekverlaan
Нападающий с ножом
Нападающий с ножом
Нападающий с ножом

Вопрос о том, как напавший на писателя Салмана Рушди получил возможность пронести на мероприятие в Институте Чатокуа холодное оружие, остается не до конца понятным, 13 августа пишет The Guardian.

75-летний Рушди подвергся нападению в в пятницу во время выступления в Институте Чатокуа. Зрительный зал, вмещающий около 4000 человек, был заполнен на две трети. Писатель получил несколько ножевых ранений, в том числе в шею и живот. Его агент Эндрю Уайли сказал, что его печень была повреждена и что он, вероятно, потеряет глаз.

Люди приезжали со всей округи, чтобы послушать, как автор говорит о важности того, чтобы Америка предоставила убежище писателям в изгнании. Многие выразили обеспокоенность по поводу уровня безопасности.

Пол Суско, юрист из Эри — города в Пенсильвании, где Рушди сейчас находится на аппарате искусственной вентиляции легких в больнице UPMC Hamot, — рассказал местному новостному сайту goerie.com, что участникам не разрешали приносить еду и напитки в зал, но это было все.

«Была проверка, чтобы посетители не могли принести чашку кофе», — сказал Суско. Он добавил, что «возможно, проверка на наличие оружия» с помощью жезлов или проходных металлоискателей «была бы более полезной».

Суско, пришедший на мероприятие со своим сыном, обратил внимание на несколько странностей. Он сидел в первом ряду сбоку от сцены, когда 24-летний Хади Матар из Фэрвью, штат Нью-Джерси, бросился на выступавшего. «Никакая охрана не мешала нам выйти на сцену, — сказал Суско. — Во время нападения вокруг сцены не было видно никакой охраны».

Через несколько часов после нападения президент учреждения Майкл Хилл заявил, что институт не видел ничего подобного за почти 150 лет своего существования. Потрясенный, он сказал: «Мы были созданы, чтобы объединять людей в сообщество, учиться и при этом находить решения, развивать сочувствие и решать неразрешимые проблемы. Сегодня мы призваны бороться со страхом и худшей из человеческих черт: ненавистью».

Хилл подтвердил, что у Матара был билет на мероприятие Рушди «так же, как и у любого другого посетителя». Он подчеркнул, что учреждение открыто для всех в рамках своей миссии инклюзивности.

На вопрос, нужно ли было усилить охрану с помощью металлодетекторов, учитывая деликатность вопроса безопасности в связи с Рушди, он сказал: «Мы гордимся безопасностью, которую мы имеем в Чатокуа».

Перед пятничным разговором между полицией штата и местной полицией и учреждением состоялись обсуждения, и были назначены два полицейских — полицейский штата и местный депутат. Юджин Станишевски из полиции штата Нью-Йорк сообщил на пресс-конференции, что правоохранительные органы встретились с учреждением в начале сезона.

«Было несколько громких мероприятий, они требовали присутствия правоохранительных органов, и, к счастью, они присутствовали», — сказал он.

Губернатор штата Нью-Йорк Кэти Хоукул похвалила полицейского за его действия. «Это был сотрудник полиции штата, который встал и спас ему жизнь, защитил его, а также модератора, подвергшегося нападению», — сказала она.

Писатель присутствовал на беседе в Чатокуа без собственной службы безопасности. Когда его спросили, должны ли организаторы как-то приложить усилия для фильтрации посетителей, входящих в помещение, Хилл категорически не согласился.

«Наша миссия — наводить мосты через различия, — сказал он. — Господин Рушди известен как один из самых значительных борцов за свободу слова. Худшее, что может сделать Чатокуа, — это отказаться от своей миссии. Я не думаю, что мистер Рушди тоже этого хотел бы».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER