logo
Новость
  1. Экономическая война
  2. Игорный бизнес в России
/ Краснодар

Инвесторы просят отсрочить закрытие игорной зоны «Азов-Сити» еще на 3 года

Игровые автоматыИгровые автоматы

Попросить у правительства трехлетнюю отсрочку на закрытие игорной зоны «Азов-Сити» планируют инвесторы. Об этом 12 декабря сообщает информационный портал «Кубань24».

Данная мера кажется бизнесу необходимой, ведь игорная зона «Азов-Сити» не получит финансовой компенсации по закону о компенсационных мерах собственникам казино, которые закрываются, не проработав десятилетнего срока.

При разработке закона, игорная зона «Азов-Сити» была внесена в него в качестве исключения. Правительство посчитало, что компенсацией является прибыль, полученная бизнесом за время работы игорной зоны.

Инвесторы, казанская «Роял Тайм групп» и краснодарская «Шамбала», вложившие в развитие зоны более 6 млрд рублей, считают закон дискриминационным по отношению к ним и настаивают на продлении работы «Азов-Сити».

Закрытию игорной зоны в Щербининском районе поспособствовала открытая в 2016 году игорная зона в Сочи (размещена на курорте «Горки город»). Согласно закону, нахождение нескольких игорных зон в одном регионе не допустимо. По распоряжению правительства до 31 декабря 2018 года «Азов-Сити» должна прекратить работу. На ее месте планируется организовать промышленный кластер.

Комментарий редакции

Прибыльность игорной зоны не идет, конечно, ни в какое сравнение с прибыльностью планируемой на его месте промышленности, не говоря уже об инвестиционных затратах, которые придется понести для того, чтобы промышленный кластер хотя бы вышел на показатели рентабельности. Поэтому интерес инвесторов совершенно понятен.

А вот то, какую позицию займет правительство России — это вопрос, так как по налоговым показателям игровая зона также намного выгоднее, чем промышленный кластер, причем налоги с него придут сразу, а налогов от прибыли с работы производств придется ждать годы.

Вопрос наличия стратегических интересов у правительства страны также остается открытым на фоне недавно принятой пенсионной реформы, ставящей жирный крест на возможности научного, технологического и производственного рывка России, заявленного президентом в марте 2018 года.