logo
Новость
/ Москва

Дума рассмотрит законопроект о запрете пропаганды криминальной субкультуры

Цитата из к\ф Цитата из к\ф "Джентльмены удачи". Реж. Александр Серый. СССР. 1971

Законопроект о недопустимости пропаганды в сети Интернет и СМИ субкультуры криминального толка внесен на рассмотрение в Государственную Думу РФ, 20 ноября сообщает ТАСС.

Необходимые поправки должны быть внесены в законы «О средствах массовой информации» и «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Предлагается наделить Роскомнадзор правом блокировать сайты в сети Интернет без решения суда в том случае, если их содержание направлено на популяризацию или повышение привлекательности, романтизацию образа преступников — воров в законе, бандитов, мафиози.

Размещение и распространение данных о системе ценностей и правил поведения преступного мира, его деятельности и формирование позитивного и привлекательного для детей и молодежи образа представителей криминалитета, согласно законопроекту, считается пропагандой криминальной субкультуры. Сенатор заявил, что в России существует и активно действуют неформальные группы, пропагандирующие среди молодежи криминальный образ жизни, жизни «по понятиям», воровской «кодекс чести». Сенатор утверждает, что такие группы фактически создают параллельную, теневую систему власти, альтернативную государственной, и надо незамедлительно начать борьбу с этим опасным явлением.

«В России на законодательном уровне не допускается пропаганда суицида, наркотиков, экстремизма как негативных и общественно опасных явлений. Вместе с тем формально до настоящего времени отсутствует запрет на пропаганду криминальной субкультуры, хотя популяризация преступного образа жизни имеет отнюдь не меньшую степень общественной опасности, а сама криминальная субкультура напрямую связана с экстремизмом, рэкетом и другими нарушениями законности и правопорядка», — отмечает автор законопроекта член Совета Федерации Антон Беляков.

Комментарий редакции

Инициатива верная, но исполнение в стиле «держать и не пущать» довольно часто приводит к прямо противоположному эффекту. Запретный плод сладок, и молодежь потянется к изучению криминальной субкультуры лишь потому, что это запрещено. Кроме того, непонятно, как быть, например, с произведениями мировой киноклассики — трилогией «Крестный отец» (Godfather) Мартина Скорсезе, «Схваткой» (Heat) Майкла Манна или популярной франшизой о друзьях Оушена («11 друзей Оушена»), которые, строго говоря, показывают преступников в выгодном свете. Нужно ли запрещать прокат подобных фильмов, или они будут иметь рейтинг 18+?

Реальный корень проблемы гораздо глубже. Криминалитет действительно формирует систему альтернативной власти в условиях слабости власти центральной, яркий тому пример — станица Кущевская и дело Цапков. В самом худшем случае происходит сращивание криминалитета, бизнеса и государства. Довольно часто люди ищут защиты и справедливости, как они ее понимают, не у государства, а у преступников. На постсоветском пространстве был сформирован не просто капитализм, а капитализм криминальный, ибо в массе своей рядовые честные советские граждане не имели средств для создания собственного бизнеса и/или выкупа его у государства. Все скромные накопления населения были сожжены гиперинфляцией начала 90-х, первичный капитал был только у криминалитета и теневого бизнеса — цеховиков, спекулянтов. Так называемые «лихие девяностые» — это разгул бандитизма и выход криминалитета из подполья, куда его загнала советская власть и реально действующие правоохранительные органы. Именно с перестройкой в общество хлынула блатная культура — жаргон, понятия, образцы поведения и многое другое, что мы наблюдаем сейчас.

Законодательно запрещать нечто криминалитету неэффективно, ибо он по сути своей сфокусирован на обход законов. Необходимо дать молодежи альтернативные образцы поведения, создать новых героев, новые идеалы. А для этого нужна почва под названием «идеальное», которая уничтожалась на протяжении, как минимум, последних 30 лет. Герои и идеалы советского общества были оболганы и дискредитированы, а вместо этого был воспет их антипод — «герой» преступного мира.