1. Метафизическая война
  2. День Победы
Александровское, / ИА Красная Весна

Кургинян: Россию надо любить и защищать, какой бы несовершенной она ни была

Изображение: © ИА Красная Весна
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян
Сергей Кургинян

Любовь к несовершенной России вместе с необходимостью ее защищать создают колоссальную сложность человеческой и гражданской позиции в стране. Об этом 9 мая заявил философ, политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в своем обращении в честь Дня Победы.

В своем обращении Кургинян рассказал, что его позиция по отношению к необходимости защиты России никогда не менялась. Никогда за все эти годы он не говорил, что Россия встала с колен или, как говорят многие, что Россия сейчас, вот в этой буржуазной своей ипостаси, вообще живет лучше, чем когда-либо. Единственное, что сделал Путин и что очень большое значение имеет, — он стабилизировал запущенный регресс и не дал ему превратиться в обвал. Он его ввел в какие-то рамки, но ровно это, и не более того.

«Я всегда считал, что страна находится в очень неблагополучном, отвратительном состоянии, что это полуколониальная, подмандатная территория, заполненная соответствующей мерзотной элитой. Эта элита молится на Запад, живет западными ценностями, помещает туда своих родственников, хочет там получать какие-то позиции, готова бесконечно осуществлять то, что когда-то было названо „низкопоклонством перед Западом“».

Сергей Кургинян рассказал, что является коренным москвичом и что любит Москву так, как могут ее любить коренные москвичи. При этом, по словам философа, он не может десять дней сейчас провести в Москве без внутреннего чувства отвращения.

«Как-то особо остро чувствую этот скверный метафизический запах. Я все это знал, начиная с распада СССР и вот этого референдума, и всегда знал одновременно, что это все — не просто несовершенное, а в чем-то даже отвратительное — я буду любить и защищать. Именно это всегда создавало колоссальную сложность моей человеческой и политической позиции», — подчеркнул Сергей Кургинян.

Необходимость идти против течения исходя из занятой сложной гражданской позиции для Кургиняна стала очевидна во время Первой чеченской войны. Когда Анпилов призывал поддержать Басаева, чтобы проигрыш Чеченской войны превратился в крах преступного ельцинского режима. Уже тогда Кургинян начал поддерживать военную операцию в Чечне.

«Я знал, как она ведется, видел, как омерзительно НТВ стрелял информационными пулями в спину нашим солдатам, воюющим в Чечне. Знал, что в таких условиях нельзя выиграть, и я продолжал настойчиво все это поддерживать».

Лидер движения «Суть времени» сказал, что он всегда верил, что внутри «всей этой мерзостности все равно есть что-то сокровенно-священное», а также в то, что это «сокровенно-священное выйдет наружу». Оно выйдет, потому что его нельзя убить, сказал Кургинян.

Философ процитировал великие стихи Тютчева о том, что в Россию можно только верить, и сказал, что та вера, о которой говорил Тютчев, не носит слепого и иступленного характера, она является «глубоким внутренним чутьем своей Родины».

В сегодняшнем своем состоянии Россия — это «гнилое бревно, запирающее дверь, через которую хотят прорваться псы ада», подчеркнул Кургинян.

Философ отметил, что всегда, на всех этапах развития сего прискорбного романа под названием «суперновейшая история России», он трезво смотрел на уровень несовершенства объекта, который надо любить, защищать и одновременно беспощадно критиковать.

«Зная твердо, что эта твоя критика будет соответствующим способом воспринята всей так называемой элитой, вызовет соответствующую вонь, и не только вонь, но и более серьезные реакции — что и показал ковид. И все-таки сразу после него я снова стал выступать на весьма несовершенном общероссийском телевидении, пытаясь что-то донести до людей по поводу начавшегося».

Нынешняя Россия стратегически и долговременно в том конфликте с Западом, который разворачивается и был неизбежен, выстоять не может, объяснил философ. Это не значит, что она проиграет спецоперацию на Украине, про что сейчас начали уже слегка повизгивать. Это про другое, совсем про другое. Например, достаточно какой-нибудь одной сильной южной или восточной стране начать действовать одновременно с усилением действий Запада на Украине, и нынешняя Россия проиграет все. «Вывод — она должна стать другой».

«Тезис, с которым в этот священный день я обращаюсь ко всем, кто меня слушает: нам нужна другая, иная Россия. Эта — не выстоит. Погибнет с чудовищными последствиями для человечества и с полным триумфом мирового абсолютного Зла», — подытожил Кургинян.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER