logo
Новость
  1. Метафизическая война
  2. Будущее человечества
/ Москва

Кургинян: мир конца истории после краха СССР — это очень мрачный мир

Иероним Босх. Сад земных наслаждений (фрагмент). 1500-1510Иероним Босх. Сад земных наслаждений (фрагмент). 1500-1510

Мир конца истории — это повсеместный триумф не либерального капиталистического благолепия, а дегуманизации, заявил политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян 26 марта в эфире телепередачи «Вечер с Владимиром Соловьёвым».

По его словам, развал Советского Союза ознаменовал собой не столько конец идеологий, сколько гораздо более глубокое явление «конца истории»: «Это очень известный термин Гегеля или, точнее, постгегельянцев — Кожева и других. Откуда его взял Фукуяма, [написавший в 1989 году статью «Конец истории?“], – это отдельный вопрос. Это страшный мир — [мир] конца истории. Например, это мир, где еврейский народ перестает ждать прихода мессии, все народы христианские перестают ждать, Махди нет… ничего нет. А что это за мир?»

Политолог пояснил, что Фукуяма интерпретировал идеи русско-французского философа-неогегельянца Александра Кожева (Кожевникова), который, в свою очередь, препарировал идеи Гегеля о том, что исторический дух кончится, и придет новый дух: «Это такая библиотека, в которой новизны уже не будет никакой. Все будут просто перебирать книги, а потом все свернется. Это ужасный мир».

Кургинян подчеркнул, что Фукуяма и те, кто за ним стоял, не ограничились утверждением о приходе некоего нового постисторического духа: «Они сказали дальше о том, что это конец гуманизма, конец проекта «Человек», конец истории, конец бог знает чего, конец человека как такового. Это же единый пакет. Нельзя же, чтобы история кончилась, а человек остался».

После утверждения тезиса о конце истории вопрос «А к чему человек восходит?» окончательно перешел из идеологической сферы в метафизическую. «Изначально для религиозного человека есть восхождение к Богу. А если не к Богу, то к чему? Было сказано: „К новому человеку“. „К человеку с большой буквы“, — говорил Экзюпери. „К новому человеку“, — говорили коммунисты. Но восхождение есть к чему-то… А теперь вдруг оказывается, что восхождения-то нет вообще», — отметил политолог.

Поэтому, пояснил Кургинян, неизбежен переход от декоммунизации к дехристианизации, хотя этот процесс еще не всеми осмыслен. И главной целью такого перехода является именно стремление оставить без ответа вопрос о направленности восхождения.

Напомним, в 1992 году Френсис Фукуяма выпустил книгу «Конец истории и последний человек», в которой развил идеи своей статьи. Главным тезисом книги американского философа и политолога стала мысль о конце истории, которая якобы является органичным следствием поражения коммунистической идеи и победы по всему миру либеральных демократий.