В эстонской партии предложили считать русских людьми предпоследнего сорта

Изображение: (сс) DJ Sturm
Март Хельме
Март Хельме
Март Хельме

Деление жителей на сорта, согласно которому, русские, живущие в республике с советских времен и их потомки, стоят выше приехавших после развала СССР, предложил вице-председатель Эстонской консервативной народной партии (EKRE) Март Хельме 26 октября в онлайн-эфире ERR.

«Согласно конституции, Эстония — это государство для эстонцев. Да, мы понимаем, что во времена СССР к нам приехали представители разных национальностей, и проводим черту: люди, которые проживали в 1991 году и их потомки — это наши люди, остальные — мигранты, которые будут отбирать у них пособия», — сказал Хельме.

На нижнюю ступень социальной иерархии экс-предводитель националистов поместил приезжих с Украины и из стран Средней Азии, Ближнего Востока, Африки. Так Хельме определил один из пунктов предвыборной программы EKRE.

Напомним, лидеры эстонских ультранационалистов, отец и сын Хельме, неоднократно выступали против приема гастарбайтеров с Украины. С началом российской спецоперации политики предлагали оплачивать беженцам билет в любом направлении, чтобы они не оставались в Эстонии. Расистские высказывания обоих Хельме отмечали даже западные издания, в частности Bloomberg.

Обращение к русским жителям Эстонии за голосами в преддверии выборов эстонские нацисты делают не впервые. На минувших парламентских выборах, когда партия смогла даже войти в правящую коалицию, своей поддержкой традиционных ценностей EKRE смогли привлечь достаточно русских голосов.

Доходило до курьезов: партию эстонских националистов проверяла языковая инспекция за размещение в Нарве плакатов на русском языке без перевода на эстонский язык. В той же Нарве с партийной фракцией сотрудничала даже местный организатор торжеств 9 Мая.

Комментарий редакции

В данном случае нацисты кидают русским жителям Эстонии своеобразную кость, показывая, что живущие в республике русские для них якобы «свои». Однако такое отношение можно сравнить скорее с отношением рабовладельца, считающего свою домашнюю прислугу достойной лучшего обращения, чем чужие рабы.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER