logo
Новость
/ Вашингтон

Скромность и прагматизм. В США предложили уйти от «продвижения демократии»

СШАСША
Комбакова Юлия © ИА Красная Весна

Отказ от продвижения демократии и переход к мягкой силе должны стать основой новой «большой стратегии» внешней политики США, заявляется в программном документе по основам внешней политики Центра новой американской безопасности (CNAS), опубликованном 11 апреля на сайте организации.

Центр запустил проект обсуждения «большой стратегии» с привлечением нового поколения аналитиков и стратегов, чей взгляд не замутнен «интеллектуальными и стратегическими картинами прошлого». Автор ключевого доклада с предложениями по изменению большой стратегии — Эмма Эшфорд из либертарианского Института Катона.

Молодые аналитики заявили, что нынешняя внешняя политика США не отвечает вызовам времени. Они предложили привести большую стратегию в соответствие с реальностью и ограничить перечень стратегических целей лишь теми, которые в действительности касаются безопасности США.

«Это означает отказ в значительной степени от гуманитарных интервенций и продвижения демократии. Для этого необходимо признать, что альянсы не являются самоцелью. И это требует самоконтроля, основанного на понимании того, что США единолично не могут изменить мир, а должны реагировать на мир какой он есть», — пишет Эшфорд.

По мнению Эшфорд, учитывая такое понимание целей, военные средства могут быть существенно дополнены «невоенными методами обеспечения доминирования США». К невоенным методам отнесены «дипломатия, ограниченное использование санкций и прочие экономические рычаги государственного управления, разведка, торговля, иммиграция и даже мягкая сила культурных обменов — все эти инструменты пригодятся для обеспечения интересов США».

Главной угрозой для США называется растущее влияние Китая. Эшфорд рекомендует избегать «холодного или горячего конфликта с Китаем» и предлагает сбалансированный подход — с одной стороны, «постараться уменьшить страхи Китая», а с другой «защищать преимущества США в международных учреждениях, доступ к морским маршрутам и глобальной торговле».

В целом, предлагается признать факт наступления многополярности и исповедовать подход «скромности и прагматизма» в отношении других государств. Россия в этой схеме отсутствует.

Напомним, Центр новой американской безопасности был создан в 2007 году. Он отпочковался от спецслужбистского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), специализирующегося на психологической войне, и с тех пор разработал несколько стратегий внешней политики, которые были приняты на вооружение.

Так, из его стен вышла стратегия «умной силы», к которой приложил руку Джозеф Най, включающая «внешнеполитическую триаду»: меры военного воздействия, экономические инструменты подавления стран-конкурентов и культурную экспансию для обеспечения гегемонии США. Система экономических санкций, активно используемая в настоящее время как инструмент сдерживания экономического роста государств, также была разработана в CNAS.

Комментарий редакции

Возможности США насаждать либеральные ценности в национальных государствах под видом «демократии» стремительно сокращаются. Новый подход заключается в смене стратегических целей, основанных теперь на обеспечении государственной безопасности. Однако это не означает, что США отказываются от стратегии продвижения своих национальных интересов по всему миру с использованием дипломатии, санкций и «мягкой силы».

Новый подход «скромности и прагматизма» предлагается экспертами США в отношении других государств. Прежде всего, это касается Китая, с которым рекомендовано избегать любых конфликтов, несмотря на то, что главной угрозой для США объявлено его растущее могущество. Очевидно, что это противоречие не укладывается в многовековую англо-саксонскую традицию господства, когда любой усиливающийся геополитический конкурент объявляется врагом номер один.

Интересно также, что в рамках этой новой концепции «скромности и прагматизма» в международных отношениях, предлагаемой руководству США, Россия не упоминается. Возможно, это еще одно свидетельство того факта, что «русский вопрос» остается для американских стратегов неизменным и ожидает своего решения вне зависимости от перемен в «большой стратегии» США.