1. Экономическая война
  2. Мировая экономика
Москва, / ИА Красная Весна

Идет торможение промышленной активности в странах Азии и Китая

Изображение: Людмила Соловьева © ИА Красная Весна
Мировая экономика
Мировая экономика
Мировая экономика

Замедление активности в производственном секторе наблюдается у ключевых государств Азии вслед за Китаем в июле, следует из выводов Индекса менеджеров по закупкам (Purchasing Manager’s Index, PMI) в промышленности, 7 августа сообщают «Известия».

Показатель PMI ниже 50 пунктов означает сокращение производственной активности, выше 50 — это рост.

Июльский индекс в промышленности Японии, по оценке Jibun Bank Japan, снизился до 49,6 пункта по сравнению с июньскими 49,8 на фоне небольших поступлений с экспорта: зарубежные продажи японских производителей становятся все меньше и меньше 17-й месяц подряд.

В Южной Корее промышленный PMI, по подсчетам S&P Global, поднялся до 49,4 пункта в июле с 47,8 в июне, но все еще ниже важной планки в 50 пунктов 13-й месяц подряд.

Сложнее положение у Тайваня: его индекс PMI, по оценке S&P Global, снизался до 44,1 пункта в июле с 44,8 в июне. «Производственные условия продолжали резко ухудшаться в начале III квартала»,— замечают аналитики. Никуда не делось и «устойчивое падение потребительского спроса».

PMI Вьетнама в июле поднялся до 48,7 пункта с 46,2, но в июле скопились непроданные товары у местных компаний, отмечает S&P Global в отчете по Вьетнаму.

Китай хочет нарастить нефинансовое стимулирование внутреннего спроса на фоне спада активности в промышленном производстве и в сфере услуг в июле. КНР первой официально заявила об имеющемся сокращении активности в производственном секторе экономики по итогам июля. По данным Госстатуправления (ГСУ) КНР от 31 июля, PMI в промышленности приподнялся лишь до 49,3 пункта с 49 пунктов в июне и 48,8 пункта в мае, и все еще остается ниже 50 пунктов. Рост ВВП Китая во II квартале увеличился до 6,3% в годовом выражении против 4,5% в I квартале, однако это все равно ниже прогноза западных аналитиков на указанный период (7,3%). В первом полугодии ВВП КНР вырос на 5,5%.

По июльскому прогнозу Международного валютного фонда, в 2023 году рост экономики в Азии все же должен увеличиться — до 5,3% (с 4,5% в 2022 году). Производственный сектор экономики растет в Индонезии и Индии.

В Индонезии промышленный PMI вырос с 52,5 пункта в июне до 53,3 в июле, на это хорошо повлияло увеличение внутреннего спроса. Индонезийские производители увеличили закупки, что привело к самому быстрому росту накопления сырья за всю историю наблюдений. «Это свидетельствует об улучшении состояния сектора 23-й месяц подряд, последнее улучшение — самое быстрое с сентября», — отмечает S&P Global в отчете об Индонезии.

Промышленный PMI Индии поддерживается высоко: в июле в 57,7 пункта, с июня (57,8) почти нет изменений.

Экономики азиатских стран переплетены друг с другом: объем торговли Китая даже с Тайванем в 2022 году намного больше, чем с Россией, в полтора раза, говорит директор центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

Медленное восстановление экономики КНР влияет на весь регион, утверждает заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергей Луконин. Это, по его словам, верно для Тайваня, Вьетнама и Южной Кореи.

Но июльские показатели Японии — результат сложностей в торговле с КНР, а также внутренних проблем: это «потерянное десятилетие» медленного роста, старение японского населения, уменьшение трудовых ресурсов.

Демографические проблемы сильно влияют на экономику Южной Кореи, в то время как бурно растущее молодое население Индии и Индонезии увеличивает спрос на товары.

Экономика Китая собрала ряд системных проблем, указывает Луконин. Долг бизнеса там на конец 2022 года — $51,87 трлн (4900 трлн руб.), или 295% ВВП страны, а вклад самого трудоспособного населения (25–35 лет) в экономике уменьшается по экспоненте. Переориентация Китая на наращивание внутреннего спроса, запланированная нацкомиссией по развитию и реформам 31 июля, показывает снижение внешних связей с зарубежными партнерами — а это ставит под угрозу объявленную задачу роста ВВП страны в 5–6%, предупреждает Остапкович.

Влияет на экономику КНР и геополитическая ситуация около Тайваня: наращивание производства продукции ВПК не улучшает потребление и рост доходов населения, отмечает эксперт. Сильно стали влиять и торговые санкции со стороны США, дополняет Остапкович.

Одной из причин вялого восстановления промышленности Китая и Азии служат меры монетарных властей США и ЕС по ужесточению их договоров купли-продажи (ДКП), отмечает доцент кафедры корпоративного управления и инноватики РЭУ им. Г. В. Плеханова Анатолий Колесников.

Это ведет к снижению платежеспособного спроса, сокращению числа заказов китайским и азиатским производителям, поясняет он. Так как Юго-Восточная Азия построена на зарубежном спросе, такая ситуация рискована для экономик региона, есть опасения по долгосрочной стагнации спроса, отмечает эксперт.

Проблемы, накопленные Китаем, систематические, текущее торможение его экономики не является кратким, одномоментным явлением, дополняет Остапкович. Они будут оказывать сильное давление на рост Восточной Азии, что, в свою очередь, конечно, замедлит динамику мирового ВВП примерно на 0,5 п. п. в год, считает эксперт.

Для России такое торможение экономик Китая и Азии в целом будет приводить к сокращению экспортной выручки, делает вывод аналитик.