24
ноя
2021
  1. Концептуальная война
  2. Развитие искусственного интеллекта
Давос, / ИА Красная Весна

Вкалывают роботы. Эксперты ВЭФ описали сценарий масштабного внедрения ИИ

Борис Арцыбашев. Роботы (фрагмент). 1930-е
Борис Арцыбашев. Роботы (фрагмент). 1930-е
Борис Арцыбашев. Роботы (фрагмент). 1930-е

Позитивную оценку сценарию повсеместного внедрения в мировую промышленность искусственного интеллекта (ИИ) дала группа экспертов Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе, следует из опубликованного 24 ноября доклада ВЭФ.

По мнению экспертов, повсеместная автоматизация приведет к повышению производительности труда, избавит людей от неприятной и рутинной работы, а объемы мировой экономики существенно вырастут.

При этом, как считают аналитики ВЭФ, негативных последствий внедрения ИИ в экономику — в виде усиления неравенства и сокращения рабочих мест — можно будет избежать, развивая общественные институты «перераспределения выгод» от использования ИИ, а также вводя новые механизмы социальной защиты населения.

В докладе эксперты не ограничились рассмотрением так называемого «слабого ИИ», который оставляет принятие окончательных решений человеку, но рассмотрели внедрение «сильного ИИ», который осуществляет выбор самостоятельно. Эксперты говорят о том, что такой «помощник» сможет в перспективе заменить любые профессии и специальности человека.

По подсчетам авторов доклада, хирургов можно будет «заменить» машинными системами через 40 лет, а розничные продавцы исчезнут уже в течение бижайших полутора декад. Кроме того, авторы пророчат ИИ творческие успехи. Например, через 30 лет искусственный разум сможет написать бестселлер, говорится в докладе. Кроме того, системы ИИ смогут лучше координироваться между собой и выполнять сложную совместную работу, повествуют докладчики. Таким образом, гарантий занятости в перспективе никто не даст даже высококвалифицированным специалистам, подчеркнули авторы прогноза.

Согласно умеренному прогнозу, полная автоматизация труда на Земле при таком сценарии развития событий произойдет к 2141 году.

Все это неизбежно приведет к усилению неравенства между людьми, чей труд не удастся быстро заменить, и теми, кому повезет меньше. Кроме того, конкуренция предприятий будет проходить в полном соответствии с теорией Дарвина: «победитель получает все», уверены составители доклада.

Чтобы «подсластить пилюлю», аналитики ВЭФ рассказали, что лучше развивать системы поддержки человеческого труда и повышения его эффективности, а не технологии полной замены человека, а также внедрять концепцию «безусловного базового дохода».

Напомним, объявленная в 2020 году пандемия коронавирусной инфекции привела к тому, что многие государства стали вводить различные меры повышения социальной дистанции между гражданами, а также изоляции их друг от друга.

В этой связи возник новый всплеск интереса к темам цифровизации и искусственного интеллекта. Для развития этих направлений пандемия COVID-19 пришлась как нельзя кстати.

Комментарий редакции

Основным двигателем экономики в современном мире являлось потребительское общество. Рост потребления стимулирует рост производства и развитие технологий, а те, в свою очередь, стимулируют потребление. Так развивалась существующая система, однако это не избавляло ее от одного фундаментального изъяна: эта система не замкнута и не самодостаточна. Доходов потребителей не хватает, чтобы купить все произведенные товары, ведь в их стоимость закладывается еще и норма прибыли собственника производства, которая уходит в капитал, а не к этим потребителям.

Такие соображения высказывались неомарксистами еще в конце XIX — начале XX века, которые объясняли, что эта система всегда неустойчива и должна постоянно расширяться на новые рынки сбыта, чтобы иметь избыточный спрос.

Возникшая как бы из ниоткуда глобальная эпидемия COVID-19 резко ударила по объемам мирового потребления. Ряд лидеров общественного мнения заговорил о ней как о «трансформационном событии», подразумевая необходимость переустройства мировой системы в новых условиях.

С этой точки зрения основным достоинством машины, по сравнению с человеком, является ее «потребительский минимализм». Она не получает зарплаты, потому что для нее нет культурных и досуговых потребностей. И поэтому нетрудно догадаться, что именно она будет основным элементом новой системы, в которой потребление будет радикально снижено в угоду ее стабильности.

Вполне справедливо утверждать, что через 30 лет машина напишет «бестселлер», но она никогда не напишет не то что великого, но даже просто литературного произведения. В этом смысле «бестселлер» очень просто оторвать от «литературы»: первый надо всего лишь купить, а вторую — придется прочитать и пережить. Иначе нет литературы.

Все это говорит о том, что разговоры о «минимальном гарантированном доходе» и повышении роли институтов «перераспределения выгод» — всего лишь фиговый листок, который авторы пытаются неуклюже налепить на безобразное и антигуманное тело пестуемого ими проекта. Очевидно уже из сказанного авторами, что в этом проекте большинству населения места просто не будет.

Тем не менее, нельзя не признать, что архитекторы новой антигуманной системы свой проект заявили, а также показали волю и желание нести его всему миру. Остается выяснить, чем на это ответит остальная часть человечества, которую эти архитекторы уже приговорили к небытию.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER