Изучение положений контрактов дали редкую возможность увидеть власть, которые приобрели над странами фармацевтические корпорации

Public Citizen раскрыла секретные условия договоров Pfizer со странами

Исидор Кауфман. Секрет бизнеса (фрагмент). Начало ХХ века
Исидор Кауфман. Секрет бизнеса (фрагмент). Начало ХХ века
Исидор Кауфман. Секрет бизнеса (фрагмент). Начало ХХ века

Кабальные условия, ставящие страны в зависимость от фармкомпаний — производителей вакцин, в частности от Pfizer, раскрыла НКО Public Citizen в опубликованном 19 октября отчете. Сотрудники НКО проанализировали контракты Pfizer c несколькими странами.

Public Citizen получила конфиденциальные неотредактированные контракты Pfizer с несколькими странами. Контракты показывают, что Pfizer прописывает в контракте условия, которые ставят страны в полную зависимость от фармкомпании и лишают их суверенитета.

«Контракты дают редкую возможность увидеть власть, которую приобрела одна фармацевтическая корпорация, которая способна заставить замолчать правительства, ограничивать поставки, снижать риски и максимизировать прибыль в условиях самого серьезного кризиса общественного здравоохранения за столетие», — сообщает Public Citizen.

НКО получила неотредактированные соглашения о поставках вакцин Pfizer в Бразилию и Колумбию, проект окончательного соглашения о поставках этих вакцин в Албанию, соглашение о предварительной закупке с Еврокомиссией, список обязательных условий от Pfizer для Доминиканской Республики и Перу, а также отредактированные контракты с США, Великобританией и Чили.

Ниже приведены ключевые пункты всех контрактов Pfizer со странами.

1. Pfizer делает секретность контракта одним из условий сделки. Правительства стран не могут разглашать условия контрактов с фармгигантом без письменного согласия поставщика вакцин. Это вынудило страны не говорить о сделках, которые они заключают ради получения этой вакцины.

2. Pfizer жестко контролирует поставки. Например, бразильскому правительству запрещается принимать пожертвования вакцины Pfizer из других стран или покупать вакцины Pfizer у других поставщиков без разрешения Pfizer. Правительству Бразилии также запрещается дарить, распространять, экспортировать или иным образом транспортировать вакцину за пределы Бразилии без разрешения Pfizer.

3. Очень интересно также отношение фармгиганта к интеллектуальной собственности. Свои патентные права компания считает священными. Однако Pfizer также прямо заявляет, что не гарантирует, что ее продукт не нарушает права интеллектуальной собственности третьих лиц. Контракты перекладывают ответственность за любое нарушение прав интеллектуальной собственности со стороны Pfizer на государства. В результате согласно контракту, Pfizer может использовать любую интеллектуальную собственность, которую ей заблагорассудится, без последствий для компании.

По крайней мере четыре страны обязаны «возместить, защитить и обезопасить Pfizer» от любых исков, требований, убытков, издержек и расходов, связанных с интеллектуальной собственностью на вакцины. Например, если другой производитель вакцин подал в суд на Pfizer за нарушение патентных прав в Колумбии, контракт обязывает правительство Колумбии оплатить счет. По запросу Pfizer Колумбия обязана защищать компанию (т. е. взять под контроль судебные разбирательства). Но в случае проигрыша, платить будет правительство Колумбии, а не Pfizer.

4. Возникающие споры странам придется разрешать в рамках тайного частного арбитража, в соответствии с законодательством Нью-Йорка, а не судах тех стран, где возникли споры.

Впрочем, для богатых стран, вроде США, Великобритании и даже Еврокомиссии сделаны послабления: эти страны будут решать споры с Pfizer также при помощи секретной комиссии из трех частных арбитров, но хотя бы в соответствии с Арбитражным регламентом Международной торговой палаты (ICC).

5. Чтобы решения этого тайного арбитража можно было исполнить, и страны не могли оспорить решение арбитража в национальных судах со ссылкой на верховенство национального закона, то есть суверенный иммунитет, Pfizer потребовала от Бразилии, Чили, Колумбии, Доминиканской Республики и Перу отказаться от суверенного иммунитета.

В случае Бразилии, Чили и Колумбии, например, в контракте правительство «прямо и безвозвратно отказывается от любого права иммунитета, которое оно или его активы могут иметь или приобрести в будущем» для обеспечения исполнения любого арбитражного решения. Для Бразилии, Чили, Колумбии и Доминиканской Республики это включает «иммунитет против конфискации любого из ее активов».

Контракт позволяет Pfizer требовать от судов использования государственных активов в качестве гарантии того, что Pfizer получит выплаты согласно арбитражному решению и / или использует активы для компенсации, если государство не заплатит. Например, в судах США (в частности, в суде Нью-Йорка) эти активы могут включать счета в иностранных банках, иностранные инвестиции и зарубежную коммерческую собственность, включая активы государственных предприятий, таких как авиакомпании и нефтяные компании.

По сообщению телевидения Индии, от Аргентины фармкомпания потребовала в залог валютные резервы страны, здания посольств и военные базы за рубежом. От Бразилии также потребовали в залог зарубежные активы. Pfizer может заняться государственными активами, чтобы обеспечить свою компенсацию.

6. При этом Pfizer может делать фактически что пожелает: сроки доставки вакцины компания может менять по своему усмотрению без каких-либо санкций. Впрочем, этот пункт есть не во всех контрактах. Южной Африке удалось его исключить при переговорах. А вот Бразилии, Колумбии и Албании фармгигант может задерживать поставки на любой срок без каких-либо последствий для себя.

Что будет, если правительства нарушат одно из условий, например, примут вакцины Pfizer в качестве пожертвования от США? Тогда компания разорвет контракт со страной, потребует оплаты всей суммы контракта и при этом будет иметь полное право ничего больше не поставлять.

Таким образом, мы видим, что контракты на поставку вакцин транснациональными фармацевтическими компаниями фактически ставят целые страны, даже такие большие, как Бразилия, в полную зависимость от произвола фармкомпании и могут привести к потере страной всех ее активов, если вдруг фармкомпания решит, что страна что-то нарушила и потребует в тайном арбитраже огромных компенсаций.

То есть о суверенитете развивающихся стран, за исключением Индии и Китая, речь вообще не идет. Он может быть сдан компании Pfizer за вакцины, которые некоторую часть населения убьют, а некоторой не помогут.

Комментируя эти соглашения на индийском телеканале Wion в передаче Gravitas 20 октября, ведущая Палки Шарма Упадхьяй назвала действия фармацевтического гиганта «вакцинным терроризмом». Насколько нам известно, это единственная телеведущая, осмелившаяся рассказать об этих контрактах.

В принципе такие прибыли, какие получают фармкомпании по этим контрактам, объясняют чрезвычайные усилия, которые тратятся на подавление врачей, разработавших протоколы доклинического лечения COVID-19. Они почти в 10 раз снижают смертность и число госпитализаций при COVID-19, их широкое применение могло бы стать альтернативой вакцинации.

Понятно, почему так на Западе. Однако в России западные вакцины не применяются, и это, наверное, правильно. Но почему под причитания о растущей заболеваемости полностью игнорируются данные о доклиническом лечении? Тоже производители вакцин постарались?

Выскажем также смелое предположение, что фармкомпании будут щедро финансировать ВОЗ с тем, чтобы ревакцинация длилась как можно дольше. В идеале требовались бы прививки раз в полгода. А закончится это только тогда, когда вся собственность некогда суверенных стран перейдет к производителям «вакцин»?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER