1. Социальная война
  2. Российская медицина
Москва, / ИА Красная Весна

«Внедрение телемедицины больше похоже на бизнес-проект, чем на медицину»

Изображение: (cc) Alexas_Fotos
Телефонные трубки
Телефонные трубки
Телефонные трубки

Внедрение любых самых современных медицинских технологий будет провальным, пока нет понимания, что такое медицина и здравоохранение, заявил эксперт, кандидат медицинских наук Дмитрий Быченко 28 января, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

«Увлечение различными самыми современными и передовыми технологиями, внедрение их в медицинскую практику не может привести к какому-либо серьезному и долгосрочному положительному эффекту, пока нет четкого понимания того, что такое медицина, что такое здравоохранение, на кого они направлены и какие задачи они должны решать», — заявил эксперт.

Он отметил, что в последние время очень часто на самых различных уровнях власти и экспертного сообщества стали подниматься вопросы, связанные с телемедициной, с использованием современных информационных технологий в деле здравоохранения. Однако, по мнению эксперта, подобные заявления «напоминают упование на силу супероружия или, другими словами, на чудо». Никакого чуда, уверен Быченко, произойти не может, пока «Минздрав не знает, что же он хочет получить в результате».

«В проекте Стратегии развития здравоохранения РФ на период до 2025 года нет никаких четких указаний на ту стратегическую задачу, которую она призвана решать. Она не отвечает на вопросы: ни что такое здравоохранение, ни что же мы, как врачи, должны будем охранять», — пояснил эксперт.

«Этот проект больше напоминает бизнес-план по развертыванию небольшой коммерческой сети розничной торговли», — добавил Быченко.

Напомним, в начале сентября 2017 года Министерство Здравоохранения РФ передало правительству проект Стратегии развития здравоохранения Российской Федерации на период до 2025 года. В этом документе определяются основные цели и задачи национальной системы охраны здоровья, а также основные шаги для их реализации. После публикации проекта он подвергся критике как со стороны медицинского экспертного сообщества, так и со стороны Министерства экономики РФ.

Закон о телемедицине был принят в июле 2017 года и вступил в действие в России с 1 января 2018 года. Этот закон описывает и определяет, как и каким образом возможно применение достижений самых современных информационных технологий в процессе диагностики и лечения врачами пациентов.

Комментарий редакции

В последнее время внедрение телемедицины в России стало популярной темой как среди бизнес-сообщества, так и среди представителей государственного аппарата управления. Этот вопрос поднимался и на недавно проходившем Гайдаровском форуме, нашел он свое отражение и в выступлениях наших представителей на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Однако телемедицина — это всего лишь очень мощный и высокотехнологичный инструмент. И как всякий инструмент, его возможно применять для реализации совершенно различных целей и задач. Подобно, например, скальпелю, который в руках хирурга служит для спасения жизней людей, а в руках серийного убийцы — наоборот. Цели и задачи должны быть определены в общегосударственной стратегии развития здравоохранения.

В современном проекте Стратегии эти цели описываются как «создание условий, способствующих обеспечению доступности и качества оказания медицинской помощи населению». А в качестве механизма реализации провозглашается необходимость создания «Национальной пациентоориентированной системы здравоохранения».

По мнению ряда экспертов и представителей врачебного сообщества, такой подход способствует появлению в стране коммерческой системы торговли здоровьем и жизнью.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER