logo
  1. Социальная война
  2. Пресс-конференция в REGNUM о семейной политике
Москва, / ИА Красная Весна

Мамиконян: говорить о единицах неправомочно изъятых детей — открыто лгать

О причинах выхода представителей общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) из Общественного совета при Уполномоченной по делам ребенка Анны Кузнецовой, а также отношение к докладу омбудсмена о наличии нарушений и фактов неправомочного вмешательства в семью при изъятии детей, сообщила глава РВС Мария Мамиконян 1 июня на пресс-конференции ведущих родительских и правозащитных организаций России, прошедшей в ИА REGNUM, передает наш корреспондент.

Мария Мамиконян подчеркнула, что выход РВС из Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка является не результатом личного конфликта или коллективным «крестовым походом» против омбудсмена. Это осознанный поступок ряда членов совета «со схожими представлениями о том, что есть благо, а что есть зло в детской политике». Глава РВС заявила, что вопросы к деятельности Анны Кузнецовой возникли после того, как президент России, желая понять, есть ли у нас в стране неправомерное изъятие детей из семей, дал омбудсмену поручение проанализировать практику изъятия детей. Родительские организации были готовы к сотрудничеству и предложили методику мониторинга дел по изъятиям детей для получения действительной картины происходящего. Однако детский омбудсмен взяла данные прокуратуры без проведения собственной независимой проверки.

Затем, отрапортовав президенту, что нарушений со стороны госорганов при изъятии детей «фактически нет», на фоне покидающих ее совет участников, Анна Кузнецова отправилась перенимать опыт в Финляндию, которая хорошо известна не только экспертам, но и рядовым гражданам своей жесткой ювенальной системой.

«Сегодняшняя ситуация, вот сам момент — он безумно важный, острый. Потому что вот здесь сейчас сошлись противоборствующие силы, которые продвигают совершенно разную концепцию по отношению к детству и семье, к детям и к семьям. Мы считаем, что рассматривать ребенка отдельно от семьи абсолютно недопустимо, это чисто ювенальный подход, и мы прекрасно знаем уже по своей практической работе, как это происходит. Как детей перемещают из родных семей в опекунские, почему это происходит — потому что создан рынок уже этого опекунства, и он требует всё новых социальных сирот», — подчеркнула М. Мамиконян.

Председатель РВС сообщила журналистам о статистике базы данных организации: за 3 года работы зафиксирована 731 задача по всей стране, из них 700 задач относятся к вопросам семьи, 455 были признаны содержащими незаконные действия должностных лиц по отношению к семье или требующими юридической консультации. Что составляет 65% всех задач. 289 семьям удалось помочь в диалоге с сотрудниками органов опеки, КДН и так далее (35% обращений могли быть связаны с образованием и другими вопросами), 64 семьям удалось помочь только через судебное разбирательство, 26 семьям через суд помочь не удалось.

Мария Мамиконян подчеркнула, что это статистика только одной организации, у других организаций есть свои цифры. «То есть, говорить в этой ситуации, что у нас в стране всего несколько случаев, которые можно признать несправедливым отобранием, изъятием детей — это нагло лгать. Не просто лгать, а нагло лгать, лгать открыто, в лицо тем людям, которые с этим столкнулись совершенно непосредственно и отвечают за разбирательство каждого конкретного случая», — подчеркнула председатель РВС,

Напомним, 1 июня в пресс-центре ИА REGNUM прошла пресс-конференция крупнейших общественных родительских и правозащитных организаций России, которые выступают против внедрения в России ювенальных технологий. На пресс-конференции обсуждалась практика изъятия детей из российских семей, а также деятельность Анны Кузнецовой на посту уполномоченной при президенте РФ по правам ребенка в свете недавних заявлений детского омбудсмена, что нарушений при изъятии детей «фактически нет».

Напомним также, что в начале января 2017 года президент РФ В. Путин дал поручение Министерству труда и соцзащиты, Общественной палате России и Уполномоченному по правам ребенка проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью.