Вход
Отклик
8 апреля 2016 г. 17:09 / Анастасия Бушуева

Формулы потребительства на рынке культуры

В своих статьях «Десоветизация живописи» Владимир Петров говорит о том, что российское искусствознание находится в кризисе, что оно не готово и не хочет отвечать на вызовы времени. Но впечатление складывается, что оно (и направляющие культурные процессы личности и инстанции) просто не может ни на что отвечать, не способно в принципе.

Так же, как министерство культуры стало министерством ликвидации культуры, искусствознание стало «искусствоневежеством». Не сегодня был заложен этот принцип и оформлена система, а сейчас этот больной организм просто катится куда-то вниз, не имея никакой возможности изнутри остановить движение по склону.

Поэтому любое, даже теоретически благое, начинание в области культуры как минимум искажается, а как максимум — превращается в нечто противоположное.

Вспоминается недавний пример: несколько лет назад мэрия Москвы решила реорганизовать 39 старых, забытых, непопулярных кинотеатров. Правда, не за счет города. Поэтому в декабре 2014 года кинотеатры были проданы с аукциона, и новым владельцем стала компания-девелопер ADG group. Мэрия и ADG group договорились, что кинотеатры нужно превратить в «генераторы общественной жизни», в самоокупаемые центры притяжения для жителей спальных районов, а это, в свою очередь, спровоцирует качественное преобразование жизни в этих районах.

Реорганизаторы даже помянули в связи с этим рабочие клубы: «Кинотеатры, о которых идет речь, были построены с 1938 по 1988 год, и функция кинопоказа исторически сочеталась в них с другой, менее очевидной. Кинотеатры были наследниками рабочих клубов, вобравших в себя основные культурные и социальные функции районов».

Но как только рука создателя проекта потянулась к перу, а перо к бумаге, то на культурно-просветительскую функцию в кинотеатре остался минимум в 30 %, а остальное (до 70 %) — досталось торговле.

Более того, сейчас, после публикации первых двух проектов, стало известно, что в первом реорганизуемом кинотеатре — «Восход» — «на месте зрительного зала архитекторы предлагают сделать большой фермерский рынок». То же самое — рынок — планируют и в «Варшаве», втором в очереди на «реанимацию» кинотеатре.

И если торгово-развлекательные центры с магазинами и кино уже прочно вошли в нашу действительность, то кинотеатр-рынок — это нечто новое, демонстрирующее полную неспособность авторов подобных проектов создавать центры притяжения, основанные на культуре и просвещении. Всё, что они могут, — с усиливающимся рвением повторять заученные формулы потребления. И под видом просвещения и социализации втягивать людей в хавчик того или иного рода.

В результате такой «культурной политики» сама культура становится объектом модного потребления. А идея «точек сборки» становится обусловлена не стремлением, например, ответить на вызовы отчужденного от собственной культуры и атомизованного общества. Она становится обусловлена желанием быть в тренде и в «самоокупаемости».

И то же самое может происходить на любых уровнях и с любыми инстанциями, направляющими культурные процессы. Хоть в министерстве, хоть в Малом театре.

Как иначе объяснить, к примеру, то, что на сцене Малого театра ставит спектакль режиссер, скандально известный своим «матерным спектаклем» из начала 90-х годов? А именно — Андрей Житинкин с его новым спектаклем «Пиковая дама». Сам спектакль пустой, изменен оригинальный текст повести — и от Пушкина, и от его мистики там ничего не осталось.

Но Житинкин — популярный режиссер. В начале 90-х он поставил скандальный спектакль «Игра в жмурики» парижского эмигранта Михаила Волохова. Спектакль был «основан на ненормативной лексике». О своем разнообразном репертуаре Житинкин говорит так:

«У меня есть пьесы о суициде, о психушках, о лесбиянках и геях. И как писали в моем любимом «Московском комсомольце», что Житинкин доставился уже до того, что ему осталось только поставить спектакль про зоофилов. Вы знаете, я задумался над этим. У меня есть спектакли с ненормативной лексикой, где действие происходит в морге, там работают замечательные ленкомовские артисты. Есть спектакль «Вышка Чикатило». Чего только у меня нет!»

Зато костюмы в «Пиковой даме» — от модельера Зайцева...