Когда за дело берется государство, то отказаться уже нельзя! Создание записи в ЕФИР о человеке и ее дальнейшее функционирование будет происходить без его непосредственного участия и помимо его воли

Чем опасен цифровой аватар человека, или Куда ведет ЕФИР?

Питер Брейгель Старший. Перепись в Вифлееме. 1566
Питер Брейгель Старший. Перепись в Вифлееме. 1566
Питер Брейгель Старший. Перепись в Вифлееме. 1566

В связи с принятием Государственной думой России законопроекта № 759897–7 «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации» (ЕФИР) уже много сказано об опасностях сбора полных данных о человеке в одном месте.

Между тем последовательная политика цифровизации различных аспектов жизни человека и общества, одним из этапов которой является создание ЕФИР, несет в себе куда большую опасность, чем может показаться на первый взгляд. То есть создание единого регистра опасно и само по себе, но ЕФИР — это лишь шаг на пути совсем зловещего процесса.

Читайте также: Обращение против принятия законопроекта «О едином федеральном информационном регистре»

Ибо есть риск, что создаваемый последовательной тотальной информатизацией цифровой аватар человека в итоге станет самостоятельной сущностью и будет так или иначе противостоять самому живому человеку.

Если эта мысль вам кажется странной, посмотрите на социальные сети. Ведь там зачатки противопоставления виртуального образа и живого человека видны уже сейчас.

Предполагалось, что социальные сети будут отражением жизни обычных граждан и площадкой для общения и обмена идеями между людьми. Однако уже сейчас можно видеть, что цифровой аватар человека в социальных сетях и реальный человек — это две разные сущности.

Картинка, которую большинство пользователей транслируют в своем цифровом профиле, резко отличается от реального положения дел: идеальный муж, идеальная жена, идеальные дети, улыбки, смех, красивый отдых, дорогие развлечения.

Возникает резонный вопрос: зачем это делать? Ведь, по большому счету, от этого многие не получают ничего существенного, кроме разного рода вознаграждений — опять же, цифровых — в виде лайков, количества просмотров или репостов. Но ведь так происходит. Следовательно, цифровые вознаграждения уже получили самостоятельную ценность. Более того, многие граждане готовы тратить средства из реальной жизни для того, чтобы конвертировать их в эти самые лайки и репосты.

В особо тяжелых случаях цифровая версия человека для самого же человека становится важнее его здоровья и даже жизни. Иначе чем объяснить бесконечные случаи, когда люди гибнут или калечатся при попытках сделать особенное селфи?

Конечно, все это можно свести к банальной жажде славы. Но такой ответ мне представляется неубедительным. Во-первых, в миллионах идеальных профилей в Сети речь о славе не идет. Во-вторых, и в особо выдающихся случаях никакой особой славы нет, поскольку это слава, рождающаяся и существующая исключительно внутри Сети. А те самые просмотры, лайки, репосты, комментарии представляют собой систему оценок цифрового профиля в рамках этой Сети.

Другими словами, цифровой мир развился настолько, что уже создал свои законы, свои критерии, стои стимулы. В результате происходит та самая подмена: мотивация поступков человека проистекает уже не из реальной жизни, а из цифрового мира.

Цифровой аватар в каком-то смысле становится важнее человека. А раз так, то уже нельзя сказать, что аватар есть просто производная от человека. Он уже сам способен дергать последнего за ниточки.

Другим проявлением тенденции обособления цифрового аватара является то, что этот «оттиск» человека уже можно оторвать от него и использовать против него самого. Именно это происходит в случае взлома чужих аккаунтов в социальных сетях. Особенно ярко смысл этого явления виден в случае известных людей. Дело в том, что сейчас официальные аккаунты известных людей в Twitter, Facebook, VK, Telegram и проч. — это источники информации для новостной среды. А новостная среда в нашем информационном мире очень плотно связана с формированием окружающей действительности.

Легко представить, что если к аккаунту какого-то известного человека получит доступ кто-то посторонний и после этого начнет писать «скандальные» сообщения от имени владельца, то это мгновенно разлетится по СМИ и сформирует таким образом соответствующую реальность.

Если кто-то в это не верит, то просто вспомните, к чему приводили в реальности некоторые «твиты» президента США Дональда Трампа. А теперь вообразите, что доступ к этому аккаунту получил другой человек: он будет говорить от имени Трампа, сотворяя соответствующую реальность. Таким образом, цифровой профиль человека уже обладает отдельными свойствами человеческого двойника.

Причем, если раньше за какого-то человека себя мог выдать только другой человек, то сейчас это может сделать цифровой профиль. Да, пока лишь на короткое время. Но ведь это только пока!

В принципе, схожая ситуация может происходить и с обычными гражданами. Так, обсуждая проблему создания ЕФИР, специалисты, да и рядовые граждане, говорят о возможности кражи цифровой личности. Кража злоумышленником цифрового слепка личности позволит ему использовать ее против живого индивида, с которого этот слепок был сделан.

В самом простом случае мошенник при помощи украденного цифрового аватара может лишить живого человека собственности и средств (украсть деньги со счета или, наоборот, «повесить» на него кредит, или зарегистрировать подставную фирму). В более сложных вариантах можно представить любое воздействие на реальную жизнь человека посредством манипуляций с его цифровым двойником.

Возможность кражи цифрового аватара человека и использование его против самого человека является подтверждением того, что этот аватар, с одной стороны, существует отдельно от личности человека, а с другой, что он может ей противостоять.

В этом свете совершенно иначе видится и проблема создания ЕФИР. Если мы говорим о социальных сетях, то там, как ни крути, информация вносится добровольно. То есть можно (во всяком случае пока) принять волевое решение и перестать собственноручно создавать свой собственный цифровой аватар.

А вот когда за дело берется государство, то здесь отказаться уже нельзя! Даже гипотетически. Создание в ЕФИР записи о человеке и ее дальнейшее функционирование будет происходить без его непосредственного участия и помимо его воли. То есть появление цифрового «двойника» становится уже просто безальтернативным.

А вся жизнь человека становится все более зависимой от этого цифрового «двойника». Ни социальное пособие получить, ни справку сделать, ни заявление подать, ни ребенка в детсад записать, ни билет на общественный транспорт купить — ничего скоро нельзя будет сделать независимо от «собственного» цифрового образа, над которым сам человек окажется совершенно не властен.

В этом случае уже совсем невозможно будет сказать, что важней: человек или его цифровой аватар. А если в системе произойдет сбой (техника есть техника), то совершенно не ясно, можно ли будет «доказать, что ты не верблюд». Например, чтобы получить цифровые пропуска в Москве, многим доказать не удалось.

Следующая проблема заключается в том, что, анализируя совокупность следов деятельности человека в цифровой среде, посторонний может узнать человека лучше него самого.

На это можно возразить, как мы уже обсудили, что человек в Сети создает образ, который существенно отличается от реальности. Но он же не все время занят созданием этого образа — он «живет» в Сети. Он ищет, читает, смотрит и покупает то, что ему на самом деле интересно и нужно, а не то, что работает на создание образа. А значит, в процессе виртуальной жизни человек раскрывает свои реальные данные. Причем сам он эти действия не фиксирует и, соответственно, раскрываемую информацию не контролирует.

Такое накопление данных о действиях человека в Сети постепенно происходит все в более концентрированных формах и уже представляет собой весьма серьезную угрозу. Потому что подобные знания о человеке позволяют влиять на него. Не зря же известный философ Фрэнсис Бэкон говорил, что знание является силой само по себе.

И если изначально Сеть возникла как способ общения между людьми, то со временем она стала позволять гораздо больше. И сегодня явно видна тенденция к насильному переводу практически всех видов деятельности человека в цифровой мир — конечно, под флагом комфорта. Вот только как бы цена за предоставленный комфорт не оказалась слишком высокой.

Нынче в интернете уже не только общаются и узнают новости, читают и смотрят фильмы, но и совершают покупки, учатся, лечатся (телемедицина) и т. д. и т. п. Неизбежно накапливается обширнейший объем данных о человеке.

Ведь что такое перенос учебы в цифровое пространство? Это же не только дистанционные методы обучения, опасность которых мы пока выведем за скобки, но и средства контроля за процессом и результатами обучения. Если о дистанционном обучении пока только говорят, хотя и вполне настойчиво, то уж всякого рода электронные дневники, журналы посещений и т. п. появились бог знает когда. Соответственно, со временем данные о человеке будут включать в себя информацию о том, какие курсы он проходил, где обучался, как посещал занятия и сдавал экзамены.

В случае медицины данные о человеке пополнятся информацией с электронных медицинских карт, включающих записи о проблемах, болезнях и результатах анализов. Сюда же можно отнести и данные от устройств, которые в реальном времени фиксируют различные физические параметры человека (пульс, давление и т. д.)

То есть объем цифровых данных о каждом человеке на сегодняшний день воистину колоссален! Да, пока они разрознены. Но, во-первых, они уже существуют. Во-вторых, их объем непрерывно увеличивается. А в-третьих, мы постоянно сталкиваемся с настойчивыми попытками их концентрации (и тут, что ЕФИР, что цифровые пропуска, что электронные госуслуги).

Алгоритмы анализа этих данных разрабатываются уже давно (см. нейросети). Узнать можно все, что угодно: от ваших предпочтений в еде и любимых маршрутов прогулок до политических взглядов. Алгоритмы навязывания соответствующей информации и определенного выбора тоже стали обыденностью: от банальных повседневных покупок до кандидата или партии, за которые люди будут голосовать на выборах. (Как тут не вспомнить свежепринятый закон, который позволяет проводить голосования через интернет?)

Неужели кто-то считает, что полученные знания третьи лица будут использовать во благо человека, а не для наживы и манипуляций?

То есть мы снова пришли к тому, что создание цифрового аватара представляет для человека весьма серьезную опасность. Опять получается, что цифровой оттиск может быть отделен от человека и противопоставлен ему.

По-хорошему, такому развитию событий можно было бы противопоставить углубление человеком знаний о самом себе. Но в том-то и дело, что цифровизация ведет к тому, что индивид, все больше погружаясь в виртуальную среду, упрощается и начинает все меньше что-то понимать, а совокупная техносфера, напротив, усложняется и наращивает свои возможности.

И не надо здесь говорить о том, что это веяние времени, что прогресс не остановить и т. д. Никто не ставит вопрос так, что нужно отменить развитие. Но согласитесь, тенденция к тому, что выбор человека будет подменяться работой сколь угодно сложных машинных алгоритмов — это отнюдь не мелочь. Это угроза человечности как таковой.

Жизненно необходимо сделать так, чтобы создаваемые в процессе развития технологии служили человеку. Не одному какому-то человеку, волею судеб обладающему доступом ко всей собранной информации, а каждому человеку — то есть человечеству.

В противном случае может получиться так, что не человек будет управлять прогрессом, а наоборот. И мы видим, что цифровой мир это самое «наоборот» уже начал осуществлять.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»