Недопустимо сооружение такого объекта в таком масштабе. Не только мыс Хрустальный, но и весь центр города усеяны вертикальными шпилями

Памятник «Примирения» испортит фасад Севастополя — интервью с архитектором

Иван Константинович Айвазовский. Севастополь
Иван Константинович Айвазовский. Севастополь
Иван Константинович Айвазовский. Севастополь

В Севастополе вновь разгорелся скандал, связанный с установкой памятника, посвященного окончанию Гражданской войны на Юге России, который известен жителям города как памятник «Примирения».

В 2017 году общественность города добилась отмены строительства одиозного монумента, однако в этом году местные власти хотят через силу продавить установку памятника, приурочив ее к столетию так называемого «Русского исхода». Этим термином принято называть бегство остатков армии Врангеля в 1920 году из Крыма.

Сергей Комаров
Сергей Комаров
КомаровСергей

Своим мнением по поводу целесообразности установки этого монумента с архитектурной точки зрения поделился председатель правления Союза архитекторов Севастополя Сергей Комаров.

ИА Красная Весна: Скажите пожалуйста, как Вы относитесь к самой концепции памятника, посвященного окончанию Гражданской войны на Юге России — 25-метровая стела с коленопреклоненными белогвардейцем и красноармейцем и Родиной-матерью в навершии?

— Я к этому отношусь так же, как относился три года назад. Мнение Союза архитекторов Севастополя по поводу этого памятника было однозначным. Причем, это не касалось идеологической составляющей — над этим должны думать специалисты.

Изображение: Сайт правительства Севастополя
Проект памятника
Проект памятника
памятникаПроект

Просто недопустимо сооружение такого объекта в таком масштабе, в такой архитектурной композиции — стелы. Потому что не только мыс Хрустальный, но и весь центр города усеяны вертикальными шпилями, стелами и другими вертикальными конструкциями. Если взять даже мыс Хрустальный, то там уже есть обелиск «Штык и парус». Памятник «Солдат и матрос» тоже примерно такой же величины. Этот новый памятник — это неуместная композиция на мысе Хрустальном, который является морским фасадом города.

В принципе, нужно осмотреть все пространство мыса Хрустального, как это рассматривалось на конкурсе на лучшую концепцию архитектурно–градостроительного развития этой прибрежной территории, который проходил в 2017 году. Причем тогда была правильная работа сделана — были приглашены различные команды, которые проработали все, что можно разместить на мысе Хрустальном. Так вот, ни у кого в проекте не было никаких вертикальных объектов на этом месте. Там может быть какая-то видовая площадка или что-то подобное.

Первое место на том конкурсе завоевал проект молодого севастопольского архитектора Елены Белоус, где вся набережная Карантинной бухты была благоустроена для людей и заканчивалась пляжем. Вот такая была позиция и у нас с самого начала, такая же остается и сейчас.

К сожалению, после этого конкурса появилась новая концепция, которая как бы по поручению Путина была разработана. Концепция эта, которую подготовил швейцарский архитектор, предполагала размещение на мысе Хрустальном театра оперы и балета, однако, на мой взгляд, она полностью бестолковая.

ИА Красная Весна: Сергей Диевич, Вы входили в градостроительный совет при правительстве Севастополя. Расскажите пожалуйста о работе этого совета? Каким образом Союз архитекторов Севастополя подключают к обсуждению важных градостроительных вопросов?

— Да, я и еще несколько членов Союза архитекторов Севастополя в него входят. Формально этот совет работает около трех лет, но все градостроительные вопросы, которые должны были там рассматриваться, видимо рассматриваются в каком-то другом месте. Мы никак не участвуем в решении градостроительных вопросов, потому что к нам никто не обращается. Мы пытаемся высказать мнение по каким-то случайно выявленным вопросам, но к нашему мнению никто не прислушивается. Сейчас при правительстве Севастополя работает Архитектурно-художественный совет, который рассматривает архитектурный облик того или иного здания.

ИА Красная Весна: Вы вошли в состав этого совета?

— Да, мы туда входим, но дело в том, что там рассматривается либо только архитектурный облик, либо благоустройство какое-то, и поэтому это не влияет на градостроительную ситуацию в целом. В случае если мы видим, что, например, собираются построить здание, где строительство неуместно или, скажем, парковок поблизости нет, мы об этом можем заявить. Но и тогда нам говорят, что эта тема не в нашей компетенции.

Я вот даже не знаю, что готовится в ближайшем будущем в плане застройки. У нас какая-то вменяемая градостроительная политика отсутствует. В городе не то что Градостроительный совет не работает, но нет даже градостроительной документации.

На мой взгляд, сегодня нужно придерживаться Генплана Севастополя 2005 года. Но и здесь есть сложности, потому что после этого был принят проект границ исторического поселения Севастополя, который тоже меняет ситуацию в худшую сторону и не соответствует Генплану 2005 года. Проект достопримечательного места «Древний город Херсонес Таврический и крепости Чембало и Каламита» тоже перевернул этажность застройки.

Еще раз повторю, что у нас нет ни градостроительной документации, ни внятной градостроительной политики.

ИА Красная Весна: По Вашему мнению, такие вопросы, как проектирование мыса Хрустального, Карантинной бухты и других ключевых территорий города, должны выносится на суд общественности?

 — На общественное обсуждение должны, по-хорошему, выноситься все проекты организации общественных пространств. Это же общество — хозяин этих земель! Вы знаете, как проходили обсуждения застройки мыса Хрустальный в прошлом году? Там же был полный подлог!

На обсуждении присутствовало около 600 человек. Основная масса выступила с различными замечаниями и, в целом, негативно отнеслась к плану застройки. Но в зале сидело около сотни ангажированных людей, которые написали положительные заключения. Бестолково написали, между прочим. Вот они, например, пишут, что, дерево посадить в этом месте хорошо, а все остальное вокруг тоже хорошо, но не очень. То есть получается как бы положительно в целом, но с некоторыми незначительными оговорками.

Таким образом, состоялась фальсификация публичных слушаний. Протокол, не знаю, как сейчас, а раньше он был опубликован на официальном сайте соответствующего ведомства, его можно было каждому прочитать и самому проанализировать.

Российский институт градостроительства «Гипрогор» сначала сделал проект планировки этой территории, но получил отрицательное заключение. А после этого, без всякого проекта и обсуждения была вынесена уже новая концепция с театром оперы и балета, и это сразу было показано в средствах массовой информации. Мало того, проект еще не существует, а уже в том месте дом строят. Получается, вся эта шумиха в СМИ по поводу строительства театра оперы и балета для строительства этого дома создавалась? Мы не только писали, но и выступали с замечаниями по этому проекту. Мы же не против самой идеи строительства театра оперы и балета, мы против глупого освоения этой территории. С нами пыталась сотрудничать одна компания, которой было поручено разрабатывать проект. Они приезжали к нам, мы с ними работали, нашли даже общий язык по формированию этого пространства, но потом ее тоже куда-то отодвинули. Какая сейчас судьба мыса Хрустального, я не знаю.

ИА Красная Весна: А как Вы считаете, как будет между собой сочетаться наличие на мысе Хрустальном памятника «Примирения» и Мемориального комплекса героям-защитникам Севастополя в годы Великой Отечественной войны?

— Я не знаю. Во-первых, я не знаю, что такое памятник «Примирения». Кого с кем мирить? Понимаете, сейчас история настолько запутана, что в ней разобраться можно только после того, как литр водки выпьешь. Абсолютно ничего нельзя понять: кто прав, кто виноват. Разные историки по-разному эти события описывают.

Вот Великая Отечественная война всем понятна. Была Гражданская война, где воевали наши с нашими, и есть Великая Отечественная, где те же люди защищали свою Родину. В Гражданской войне они же не Родину защищали, они не понятно чьи интересы защищали. Мне сложно это понять, и я не хочу туда лезть.

Для меня самое главное — это мой город, чтобы он был красивым, чтобы в нем комфортно было жить, чтобы этим городом гордились. Туристы, которые в первый раз приезжают, просто рты разевают. А те туристы, которые раньше были и снова приезжают, говорят: «Что же вы сделали с городом?»

Кстати говоря, с 1947 по 1952 года было восстановление центральной части Севастополя после Великой Отечественной войны, в ходе которой наш город был разрушен до основания. И Сталин лично курировал эти работы, причем, жестко курировал, поэтому вся эта красота у нас и появилась. И в 1952 году был организован конкурс по застройке центральной части городов Советского Союза, и центральное кольцо нашего города завоевало первое место на этом конкурсе, а мы сейчас это гробим, даже не оглядываясь назад.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER