11
июл
2020
  1. Война с историей
  2. ФРГ и ГДР
Виктор Шилин / ИА Красная Весна /
В Германии просто стараются тихо, без всякой огласки стереть память о Великой Отечественной войне, стереть память о пребывании советских войск

В Германии тихо стирают память о пребывании советских войск — интервью

Изображение: (сс) Philippe Janssen
Воинский мемориал в Трептов-парке. Берлин
Воинский мемориал в Трептов-парке. Берлин
Воинский мемориал в Трептов-парке. Берлин

Сегодня, когда Восточная Европа и Украина превращены в «антироссийский пояс», в плацдарм русофобии в Европе — достаточно сложно представить, что всего 30 лет назад условная граница между Россией и Западом проходила прямо по сердцу Европы — Германии.

Трагедия Германской Демократической Республики, оставленной отступающим отовсюду Советским Союзом на произвол судьбы — почти не существует в современном актуальном российском сознании. Люди привыкли, уже подчас дежурно, сокрушаться о гибели «красной империи», о крушении советской жизни. Но иная тема — по факту предательства сильно зависевших от нас народов и государств — звучит очень слабо, или не слышна вовсе. И, тем не менее, это тяжелое наследие существует.

Как в ГДР видели Вторую мировую войну? Что произошло с республикой и людьми после падения Берлинской стены? Об этом и многом другом — беседа с Игорем Коротковым, служившим в ГДР, подполковником Вооруженных сил в запасе, президентом Волгоградской региональной патриотической организации Клуб «Сталинград».

ИА Красная Весна: Игорь Львович, у Вас есть уникальный опыт, Вы, будучи военным, служили в Германии, в ГДР. И в постсоветское время Вы тоже посещали Германию. Поделитесь — как немцы видят Вторую мировую войну, нашу Великую Отечественную? Как они видели ее в советское время, когда Вы там служили, и что изменилось после развала Советского Союза?

— В ГДР чтили наших советских воинов и отмечали День Победы, по своему, конечно. Но тем не менее, как финал борьбы с фашизмом, для них была важна эта дата. Сейчас, конечно, резко все изменилось на территории Германии. То, что я видел в Германии уже в 2000-х годах — изменения произошли очень сильные.

Возникает такое впечатление, что они просто стараются тихо, без всякой огласки стереть память о Великой Отечественной войне, стереть память о пребывании наших войск в Германии. Поэтому, соответственно, немецкое население тоже изменилось, оно по-разному оценивает ситуацию. Вы знаете, что сейчас та граница, которой уже нет, между ФРГ и ГДР — она все равно в каком-то смысле продолжает существовать. Понимаете, мы всех своих друзей, соратников своих, всех бросили.

Вы не представляете, какие сильные изменения произошли на территории бывшей ГДР после нашего ухода, сколько людей потеряли не только работу, но и жизнь. Потому что все полностью изменилось. В 2000-х годах я посещал как раз Германию, меня интересовал больше всего именно этот вопрос. Конечно, очень неприятно удивили многие моменты. Трептов парк…

Да, они его восстановили. В начале 90-х этому памятному месту ведь нанесли большой урон. Были скульптуры повреждены, было все залито краской… Да, сейчас все восстановили, все чисто, аккуратно. Но дело в том, что мимо парка не ходит общественный транспорт и, чтобы в него попасть, нужно специально брать для этой цели такси.

«Воин-освободитель», Трептов-парк, Берлин
«Воин-освободитель», Трептов-парк, Берлин
БерлинТрептов-парк,«Воин-освободитель»,

В самом Берлине полностью исчезли надписи, которые были сделаны в том числе и на русском языке. Во всех справочниках, которыми мы пользовались, я не нашел русских переводов. В музеях можно было на любом языке взять какие-то проспекты, но не на русском. Все, кроме русского. Русский язык практически полностью вычищен. Да, английский, японский, французский — пожалуйста. Русского — нет, вообще нет. Это тоже воспитание будущего поколения в Германии. Поэтому удивляться тому, что там происходит сейчас — нет оснований. И верить в то, что в дальнейшем отношение к нам изменится в лучшую сторону — очень трудно.

ИА Красная Весна: Игорь Львович, сейчас Вы являетесь президентом клуба «Сталинград». Насколько я знаю, он создавался специально для работы с молодежью. Как Вы оцениваете — дети сегодня тянутся к прошлому своей страны, они хотят его знать? Поделитесь своим опытом.

— Патриотизм — это такое понятие, которое не придумывается, оно именно воспитывается. Воспитание патриотизма начинается у каждого с детства. В советской школе обучение и воспитание были единым процессом и результат был гораздо выше. В современной нашей российской школе воспитание уже отделено от обучения. Воспитанием предложено заниматься больше родителям. Ну, а ситуация, которая у нас сейчас происходит в семье… Родители в основном работают, иногда и не на одной работе, речь идет порой о выживании семьи, и поэтому основное время тратится на то, чтобы заработать деньги и хоть как-то достойно семью обеспечить. Поэтому родители сейчас в вопросах воспитания очень ограничены и по времени, и по средствам.

В школах и других учебных заведениях до предела уменьшено время на изучение нашей истории и особенно советского периода. Современные СМИ искажают советское прошлое. В такой ситуации, конечно, дети просто не могут получить нормальной информации и воспитание патриотизма ограничено. Да, у нас много учителей-энтузиастов, есть ветераны войны и труда, которые активно работают в наших школах. Но этим должно больше заниматься все-таки государство. Если этого нет в программах школьных учебников, отведено минимум времени, скажем, на Великую Отечественную войну и роль нашего народа в Победе, то…

Конечно, дополнительно всё это школьники могут получить, но далеко не всё. Ведь посмотрите, в школе, даже на примере нашего города, классов, где патриотическое воспитание ведется достаточно хорошо, не так много. С одной стороны, да, есть ребята, которые хорошо подготовлены и многое понимают. Они ухаживают за памятниками, встречаются с ветеранами. Но сказать о том, что охват школьников достаточно большой — сегодня ну никак нельзя.

ИА Красная Весна: Вы говорите, что дело в государстве. Но был Советский Союз, и государство, казалось бы, делало очень многое. Была пионерская организация, проводилась масса мероприятий, на это работало телевидение и печать. Но, несмотря на это, в эпоху Перестройки огромное количество молодежи побежало за противоположными ценностями. Побежали за западными шмотками, за так называемой «свободой слова», мы все знаем те побрякушки, которыми тогда приманили огромное количество людей. И люди побросали все это: весь патриотизм, все советское. Забыли про подвиг предков и занялись зарабатыванием денег. Почему так получилось? Есть у Вас на это какой-то ответ?

— Во-первых, само понятие «патриотизм» тогда было под ударом. Вы вспомните, что происходило в конце 80-х годов. Ведь именно тогда появились статьи с тезисами, которые только сейчас активно опровергаются. Вспомните о том, что говорилось. Как началась война? Что никто не был готов, Сталин прятался первые дни войны. Сейчас подняты документы, созданы хорошие книги, фильмы, которые доказывают, что все было по-другому. Но ведь в каком-то смысле, поезд уже ушел.

Газеты тогда писали, что Зоя Космодемьянская — не герой, что 28 панфиловцев не было — это ведь все производило на людей впечатление. Люди это приняли за правду, потому что в советское время роль средств массовой информации была совсем иная — им доверяли. И во многом это оказалось «ахиллесовой пятой» всего нашего общества. Потому что средствам массовой информации доверяли безоговорочно. Если это было написано в газете, люди считали, что это практически 100% правда. Когда через СМИ потекла ложь, то люди не готовы были к этому. Они привыкли им доверять. И в головах людей начались сомнения, правильно ли все это было? Вся наша история советская. Где правда? Разобраться было очень трудно.

Перестройка, антикоммунистический митинг
Перестройка, антикоммунистический митинг
митингантикоммунистическийПерестройка,

Дело также в том, что экономически население было поставлено в такие условия, что вопрос встал просто о выживании. Вы помните, насколько были задержки в зарплатах, люди не получали совершенно денег, какое произошло сокращение рабочих мест в то время. Вы помните эти рынки на улицах, потому что люди любым способом пытались выжить. Люди теряли хорошую, настоящую работу и уходили в никуда, выживали. Поэтому психологически этот период на людей, конечно, подействовал. Прежде всего, это все сказалось на детях. Потому что прекратилось нормальное воспитание.

ИА Красная Весна: В последние годы мы всё же видим, как изменилась риторика государства в отношении нашего прошлого, особенно советского, в отношении Победы, Великой Отечественной войны. Сегодня это всячески превозносится, поднимается на щит. Печатаются книги, проходит множество мероприятий, строятся музеи. Тот же парад — каждый год проводится с очень большим размахом. Но есть стойкое ощущение, что это все какое-то куцее. То есть мы смотрим на советскую Победу, на красные полотнища, на ветеранов, на медали. Но образование наше далеко от советского, и никакого ориентира на него никто не берет. Экономика наша во многом по-прежнему либерально-монетаристская. Получается, что мы говорим про Победу, про войну, но, кроме 9 мая и каких-то особых дней, государство, да и общество, забывает про все это, живет другой жизнью. Вы как к этому относитесь?

— О патриотизме сейчас говорят очень много. Но непонятно, что вкладывают в это слово. Понятие патриотизма сейчас очень размыто, и государство уходит от конкретного ответа: все-таки что в себя должен включать патриотизм? Обратите внимание, что сейчас, с одной стороны, да, поддерживаются памятники Великой Отечественной войны в большинстве своем. Да, проводятся парады Победы. Есть такое, скажем, именно народное начинание — это «Бессмертный полк». Ведь это чудесное мероприятие и правильное.

Но дело в том, что понятие патриотизм внутри страны оценивается и понимается совершенно по-разному. И государство не делает на этом никаких акцентов, не обращает внимания большого. Посмотрите, ведь наравне с тем, что поддерживают памятники Великой Отечественной, ставятся памятники, вешаются памятные доски коллаборационистам: Краснову, Колчаку, Маннергейму. И государство никак на это не влияет. Оно уже должно как-то определиться со многими вопросами.

Дети на празднованиях Дня Победы
Дети на празднованиях Дня Победы
ПобедыДняпразднованияхнаДети

ИА Красная Весна: То есть неопределенный патриотизм без содержания. Мы за какую Родину? Родина — она какая?

Да. С другой стороны, мы понимаем, что ситуация в стране непростая, что народу нужно на что-то опереться. И это правильно, конечно. Но нужно определиться все-таки до конца — мы патриоты кого, чего и в какой степени.

ИА Красная Весна: Вы затронули важную тему. Есть люди, которые любят имперскую Россию. Для них, да, ценны георгиевская ленточка, триколор или имперский флаг. И есть патриоты советские, для которых важна память Ленина, Сталина, красный флаг. Возможен ли между ними союз? Мы все время так будем бодаться? «Вы не ту Родину любите! Нет, Вы не ту Родину любите!». Мы как-то можем уже сойтись, это же не может продолжаться вечно, мы детей должны воспитывать — они тоже будут заложниками этого конфликта?

— В том-то и дело, что нужно взять и исторически начать разбираться. Действительно, нужно определяться. А когда вносится и то, и другое — людям трудно понять. У нас, понимаете как, одновременно программы различные пишутся, одновременно фильмы снимаются — сразу и плюс, и минус. Надо решить исторические эти вопросы, остановиться на чем-то. В учебниках мы должны что-то написать конкретно. Мы не можем на детей, неподготовленных исторически людей, вываливать эти противоречия. Мы их готовить должны, они знания должны получить. Они сами не могут определиться еще, потому что не имеют доступа к документам, которые действительно есть и которые можно было бы прочитать.

Но у нас кто как хочет, так и определяется. Потому у нас и патриотизм так — патриотами считают себя и те, и другие, и третьи.

ИА Красная Весна: Интересное, кстати, явление. Два этих полюса, которые вечно воюют друг с другом, условно — «белый» и «красный», ведь они оба — и те, и те, конкретной исторической правды часто чураются. Белые создали себе образ благолепной России с эполетами, благородными дамами, балами. Но когда им приводят огромное количество проблем и нерешенных вопросов, которые накапливали динамит внутри государства — «белые» просто закрывают глаза, это их не очень интересует. Но тоже самое можно сказать и про некоторых советских патриотов. Любят превозносить Сталина, что вот Сталин — это такой гений, это великий руководитель без изъянов. И когда говорят «подождите, действительно же были репрессии и убили немалое количество невинных людей, пусть и не десятки миллионов, но это были десятки тысяч за довольно короткое время». Некоторые советские патриоты от этого открещиваются, им это тоже не нравится, в их картину не вписывается. Не находите, что в этом есть большая проблема?

— Но мы же можем посмотреть, как решались подобные дилеммы в других государствах. Давайте посмотрим на Китай. Как китайцы относятся к Мао Цзэдуну. Ведь они нашли какую-то середину. Ну, а сколько при Мао Цзэдуне было уничтожено людей, это не сравнить, наверное, с нашими репрессиями 30-х годов. Но тем не менее это — государственный деятель, который создал державу, и они к нему в этом плане достаточно уважительно относятся, его портрет висит на главной площади Китая.

Портрет Мао Цзэдуна на площади Тяньаньмэнь в Пекине
Портрет Мао Цзэдуна на площади Тяньаньмэнь в Пекине
ПекиневТяньаньмэньплощадинаЦзэдунаМаоПортрет

ИА Красная Весна: Но при этом политика проводится уже далеко не маоистская.

— Политика, конечно, да. Я говорю о том, как они уважительно относятся к своей истории.

ИА Красная Весна: Они ее принимают, такой, какая она есть. Не пытаются ее все время переделать. Игорь Львович, спасибо Вам за беседу!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER