Память о Победе сопряжена с памятью об СССР как о государстве, в котором декларировалась социальная справедливость

Воюя с собственным прошлым, мы радуем зарубежных «друзей» — интервью

Михаил Хмелько. Триумф победившей Родины. 1949
Михаил Хмелько. Триумф победившей Родины. 1949
Михаил Хмелько. Триумф победившей Родины. 1949

Не до конца разрушенная советская система позволила России выдержать удар пандемии. Тем не менее разрушалась эта система и продолжает разрушаться по двум причинам: ориентация на потребление — раз — и подъедающая страну бюрократия — два. Так считает профессор Южно-Российского государственного политехнического университета Виталий Бондарев — один из главных исследователей коллективизации на юге России.

Выходом из нестабильности, в которую поволокло нашу страну вслед за всем миром, историк видит в том, чтобы опереться на советское основание. Исправить ошибки первого советского проекта в новом социальном, социалистическом государстве.

Мы спросили у эксперта о параде Победы 24 июня 2020 года: что означает это событие для страны, «просыпающейся» от карантина.

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете решение провести Парад Победы 24 июня?

— В целом, положительно. Возможно, проводить парад 24 июня несколько преждевременно, так как перспективы ситуации с коронавирусом еще не очень понятны. Может, следовало бы остановиться на 3 сентября. С другой стороны, если парад состоится в намеченном формате, и это позволит свести к минимуму риск заражения, 24 июня — уместная дата.

ИА Красная Весна: Эксперты утверждают, что Россия нетвердо отстаивает правду о войне. По их мнению, после того, как по центральному телевидению звучат призывы увековечивать память пособников нацистов (например, предложение телеведущего Дмитрия Киселёва об увековечивании памяти Краснова, сделанное накануне 9 мая), нечего удивляться, что в Европе сносят памятник советскому маршалу. Что и как в этом отношении необходимо менять?

— Эксперты, безусловно, правы. Что касается изменений — менять, очевидно, следует наше отношение к собственному прошлому. Необходимо отказаться от безоглядной демонизации советской эпохи и от столь же безусловного прославления дореволюционной России или противников большевиков в Гражданской войне. Необходимо отстаивать мысль о том, что, при всех отрицательных явлениях, советский период является неотъемлемой частью нашей истории.

Более того — советский период является временем, когда были заложены прочные основы развития нынешнего российского общества и государства, созданы эффективные системы обороны страны (не только вооруженные силы как таковые, но и оборонная промышленность), медицинского обслуживания (хорошо зарекомендовавшая себя в условиях коронавируса), образования (которая еще действует, несмотря на попытки «реформаторов» ее разрушить), и так далее. Если этого не произойдет, мы по-прежнему будем воевать с собственным прошлым и стрелять себе в ногу (или, лучше сказать, в голову) — на радость нашим зарубежным «друзьям».

ИА Красная Весна: Как Вы относитесь к тому, что на месте страны и общества, добившихся победы в войне, создана потребительская система, отрицающая идеалы и ценности, которые отстаивали наши предки?

— Отношусь, конечно, отрицательно. Вместе с тем, неверно говорить, что основанная на потреблении социальная модель была «создана» в 1990-х — 2000-х годах. На самом деле, потребление как образ жизни получило широчайшее распространение уже в позднем СССР — как минимум, с 1980-х годов.

Достаточно хотя бы пролистать подшивки журнала «Крокодил» или посмотреть фильм «Афоня» и подобные киноленты. В этом засилье мещанства проявлялись признаки гниения позднего СССР, закономерно приведшего к его развалу в 1991 году. А уж с 1990-х годов потребление (мещанство) было возведено в абсолют. Для государства и общества это, конечно, опасно, поскольку потребление как идея не объединяет, а разобщает.

ИА Красная Весна: История с коронавирусом наглядно продемонстрировала социальное неравенство в России и мире. Крупнейшие чиновники, например спикер Совфеда Валентина Матвиенко, говорят о будущем, в котором дистанционное образование станет естественным явлением для большинства. Эксперты Валдайского клуба прямо заявляют, что очное образование должно остаться привилегией элиты. Является ли память о Победе памятью о социальной справедливости, которую отстаивали в войне?

— Полагаю, да — память о Победе сопряжена с памятью об СССР как о государстве, в котором декларировалось равенство и социальная справедливость (при том, что неравенство существовало и в советское время и, когда это касалось привилегий партийной верхушки, служило серьезным социальным раздражителем для общества, что проявилось во времена перестройки).

ИА Красная Весна: Ситуация с коронавирусом несопоставима с ситуацией Великой Отечественной войны ни по тяжести, ни по нагрузкам, ни по жертвам. Сравнивая с периодом войны, как проявила себя современная Россия?

— Сложно сказать, я не специалист в медицинской тематике. Можно лишь заметить, что в сравнении с США и рядом других государств Россия показала себя достаточно неплохо в борьбе с распространением инфекции. Очевидно, в данном случае сработали наработки советской системы здравоохранения, которую наши «эффективные менеджеры» не успели до конца уничтожить. Сегодня, на мой взгляд, вопрос заключается в том, будут ли сделаны выводы из произошедшего, будет ли сохранено то, что осталось от советской системы здравоохранения (а в более широком плане — из системы образования, промышленного производства и прочее) или же по-прежнему сохранится деструктивный курс на «оптимизацию», то есть, попросту — на уничтожение?

ИА Красная Весна: Заставила ли Вас пандемия коронавируса изменить отношение к стране-победительнице, СССР, и ее распаду? Если это отношение изменилось, что Вы считаете нужным сделать сегодня стране и обществу?

— Нет, конечно, во взглядах ничего не изменилось. Мое мнение и об СССР, и о его распаде сформировалось давно и не изменится. Считаю, что СССР был великим государством, добившимся целого ряда исторически важных свершений, но распад его произошел, в основном, по внутренним причинам, среди которых на первом плане — постепенное угасание коммунистических идей, которые диссонировали с советской реальностью (проще сказать — равенства и социальной справедливости достичь не удалось по объективным причинам), разложение партийно-советской верхушки, отсутствие действенных демократических институтов и механизмов в советском обществе, находившемся под властью бюрократии.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER