К 1 июня, Дню защиты детей, Родительское Всероссийское Сопротивление провело конференцию «Нацизм и дети» о способах противостояния нацификации детей, которая идет не только напрямую, как на ставшей бандеровской Украине, но и в целом в мире — способами порой далекими от прямой политической агитации

Конференция «Нацизм и дети»

Изображение: Петр Данилов © ИА Красная Весна
Мария Мамиконян
Мария Мамиконян
Мария Мамиконян

Вступительное слово председателя РВС Марии Мамиконян

Мария Мамиконян: Добрый день всем!

У нас достаточно грустная, тяжелая тема конференции. Называется она «Нацизм и дети» и касается, как вы понимаете, не только Украины, где дети подвергаются нацистской обработке уже много лет, но и России, российских детей. Хотя здесь такой обработки близко нет, но в школах давно упразднено воспитание, искорежена педагогическая система, и, разумеется, запрещена идеология. Зато невероятно укрепившийся корпус чиновников от образования задает всей сфере, связанной с детьми и молодежью, такой формальный ― и очень опасный именно этим ― подход, при котором учителя давно уже перестали понимать, что они должны делать, кроме как брать под козырек, т. е. писать бесконечные отчеты, заполнять таблицы, строго следовать методичкам. Все мы эту ситуацию прекрасно знаем.

Но хотелось бы посмотреть на происходящее у нас через призму уже произошедшего на Украине ― может, увидим, какие «горизонты» впереди, что за будущее нам грозит?

Плакат конференции «Нацизм и дети»
Плакат конференции «Нацизм и дети»
дети»и«НацизмконференцииПлакат

Прежде всего, что бросается в глаза? Когда Россия начала свою специальную военную операцию на Украине, и президентом были произнесены два слова: «демилитаризация» и «денацификация» ― что такое «денацификация», отчего-то не удосужились сказать. Даже не сказали, что такое современный нацизм и какие формы он имеет на Украине. А ведь это единственная причина для заявленной денацификации, да? Но на эту тему не говорят ни с солдатами (вчерашними школьниками), ни с сегодняшними школьниками (завтрашними солдатами). С их родителями ― тоже не говорят.

А ведь если нет нацизма, то что вы туда, на чужую территорию, лезете денацифицировать с помощью военной силы? Конечно мы знаем, что он там есть. Как минимум, мы это знаем с 2014 года ― когда на майдане в Киеве молодежь прыгала и кричала: «Москаляку на гиляку!», «Кто не скачет, тот москаль!». Мы это видели и понимаем, что это небезобидные вещи, и никуда они не рассосались. Наоборот, пошли в рост.

Вовлекать в эту экзальтацию с нацистским содержанием стали маленьких детей. Самых маленьких.

Я бы попросила показать видео.

[Транслируется видео.]

Детский голос: «Я буду резать русню!» Снова истерически: «Я буду резать русню!!!» Тот же ребенок: «Слава Украине! Зиг хайль!»

Девочка лет двух-трех примерно кричит, что она будет «резать русню», повторяет это с остервенением, размахивает большим кухонным ножом. Насколько помню, эту же или точно такую же сцену я видела еще в 2014 году. Эта девочка с тех пор подросла, правильно? И впитала новые дозы «воспитания». Вот еще видео.

[Транслируется видео.]

Мать: «Слава Украине!» ― Ребенок: «Героям слава!»

Мать: «Слава нации!» ― Ребенок: «Смерть врагам!»

Мать: «Украина?» ― Ребенок: «По над усе!»

Мать: «Герои?» ― Ребенок: «Не умирают».

Мать: «Путин?» ― Ребенок: [нецензурное выражение].

Мать: «Русский военный корабль?» ― Ребенок: «Иди на *** сказал». Ребенок: «Всё! Украина».

Мама учит дочку. Ей тоже года три. Вот они ― новые реалии.

Как это всё действует на детскую психику, как дальше эта психика взрослеет, и что можно с этим всем делать, мы будем по ходу конференции разбираться.

Передаю слово Жанне Тачмамедовой — психологу, давно занимающемуся данной проблематикой. Она расскажет о том, на каких принципах строится воспитание детей в духе нацизма.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER