Брюссель заявляет, что отношения с Анкарой на нуле, но продолжает инвестировать в турецкие проекты и намерен оказывать финансовую помощь Турции

Каким из лиц решил повернуться к Турции двуликий Янус Евросоюза?

Антуан де Фавре. Французский посол в Константинополе на приёме у Великого Визиря
Антуан де Фавре. Французский посол в Константинополе на приёме у Великого Визиря
Антуан де Фавре. Французский посол в Константинополе на приёме у Великого Визиря

После апрельского инцидента со стулом в Анкаре, когда на встрече с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом главе Еврокомиссии (ЕК) Урсуле фон дер Ляйен не досталось стула, а сам Эрдоган вместе с президентом Евросовета Шарлем Мишелем сидели на шикарных креслах, выявились противоречивые сигналы ЕС в отношении Турции.

Глава ЕК действительно приехала в Анкару, чтобы обозначить все позитивные моменты в отношениях блока и Турции и намекнуть, что их нужно укреплять, а также в очередной раз объяснить, как это сделать.

Сразу после встречи с Эрдоганом она написала у себя в Twitter: «Мы стремимся к честному партнерству. В партнерстве между ЕС и Турцией мы укрепляем то, что нас объединяет, и устраняем то, что нас разделяет. Это все еще начало пути. Предстоящие недели и месяцы покажут, как далеко мы вместе сможем продвинуться по этому пути».

Однако после того, как в Европе и мире начали кричать о «диктаторе» Эрдогане, который не позаботился о стуле для женщины, фон дер Ляйен замолчала об отношениях ЕС и Турции. А почти через месяц после произошедшего сказала, что надо защищать обиженных женщин у власти, и, похоже, затаила обиду на своего коллегу, президента Евросовета Шарля Мишеля, который был с ней во время визита в Анкару.

Несколько позднее Мишель, участвовавший в «примирительном» визите к Эрдогану, заявил, что пока при его правлении будет процветать «авторитаризм», сближение ЕС и Турции «представить трудно».

В приближении саммита лидеров Евросоюза (ЕС) в мае 2021 года Турция и Европа возобновили публичный диалог. Но сигналы, посылаемые с европейской стороны, продолжают носить неоднозначный характер.

Цитата из видео «
Цитата из видео «„Sofagate“ Турция пытается свалить вину за скандал с сидячими местами, из-за которого глава ЕС осталась стоять» пользователя FRANCE 24 English. Youtube.com
Youtube.comEnglish.24FRANCEпользователястоять»осталасьЕСглавакоторогоиз-заместами,сидячимисскандалзавинусвалитьпытаетсяТурция«„Sofagate“видеоизЦитата

Угрозы Европарламента

Позиция Мишеля оказалась полностью созвучна парламентариям ЕС. Доклад о приостановке вхождения Турции в союз был представлен в Европарламенте (ЕП) в конце апреля 2021 года. Причиной данных предложений был назван отход Турции от «демократических принципов».

Почти месяц спустя, 19 мая, депутаты Европарламента большинством голосов этот доклад приняли. «Депутаты настаивают на том, чтобы Еврокомиссия рекомендовала официально приостановить переговоры о вступлении Турции, если она не изменит нынешнюю негативную тенденцию», — говорится в документе.

Стоит заметить, что это хоть и серьезные угрозы, но действий за ними до сих пор не последовало.

Анкара настаивает, что Брюссель не сможет без нее

Высшие лица Турции в различных интервью после доклада-угрозы начали убеждать Брюссель, что он не сможет без нее. К примеру, Эрдоган заявил, что «Турция с исторической, географической и общечеловеческой точек зрения — часть Европы», и добавил, что «очевидно, что без вклада и поддержки» Турции Евросоюз «не сможет сохранить свою мощь». А глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу сказал, что «вступление Турции в ЕС — это самая важная геополитическая инвестиция, которую ЕС может сделать для Европы и за ее пределами».

И, можно сказать, обобщил два этих высказывания заместитель министра иностранных дел Фарук Каймакчи: «Наше прошлое, история, география, торговля, спорт, искусство и культура являются общими. Мы также должны вместе строить наше будущее … ЕС может стать сильнее и стать глобальным игроком с сильной Турцией».

Заметим, что среди данных высказываний турецкая сторона (в лице Эрдогана) намекнула на то, что есть «некоторые страны — члены ЕС, которые используют объединение государств Европы для „продвижения собственных интересов“».

А что Брюссель?

Брюссель говорит одно, а делает другое. Заявляет, что отношения с Анкарой на нуле, но тем не менее…

Глава Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Одиль Рено-Бассо заявила, что организация продолжит и дальше инвестировать в проекты Турции как в страну, представляющую для банка большую важность. «Турция — это страна, в которой мы наиболее активны», — сказала она.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу с главой МВД Германии Хорстом Зеехофером разработали шаги совместной борьбы с нелегальной миграцией, а также отметили эффективность совместного противодействия «террористам» FETO и РПК.

Глава представительства ЕС в Турции немец Николаус Мейер-Ландрут успокаивающе говорит о том, что «Евросоюз готов пересмотреть отношения с Турцией». Но при условии: Турции «необходимо работать», если она хочет «положительных результатов», и прежде всего Анкара должна добиться «устойчивой деэскалации конфликта в Восточном Средиземноморье» (в отношениях с Грецией), сотрудничать в разрешении региональных конфликтов в Ливии и Сирии и, конечно же, быть приверженной «правам человека и верховенству закона».

Германия и Франция вместе, на уровне глав государств, заявили о готовности «развивать сотрудничество [с Турцией] в конструктивной атмосфере <…> при условии снижения напряжения в Восточном Средиземноморье и внесения <…> вклада в решение региональных кризисов».

Интересно также то, что Европарламент вместе с Советом Европы утвердили финансирование до 2027 года для стран — кандидатов в ЕС, к которым относится и Турция. «Это долгожданное соглашение… является позитивным … и сильным сигналом для Западных Балкан и Турции», — сказал комиссар Евросоюза по вопросам соседства и расширения Оливер Вархейи.

По поводу последнего факта только стоит заметить, что деньги будут даваться кандидатам в Евросоюз на новых условиях: не «страновыми пакетами», а сумма будет варьироваться в зависимости о того, оправдывает или не оправдывает ожидания ЕС та или иная страна, а также насколько усердно страна-кандидат «прогрессирует» в достижении «ключевых приоритетов» Евросоюза.

Таким образом, если Турция, например, будет себя «плохо вести», то и денег будет получать мало. Вследствие чего можно предположить, что угрозы о лишении Турции статуса страны — кандидата в ЕС за ее плохое поведение скорее всего не будут осуществлены, но некая форма «управы» на нее у Евросоюза нашлась.

Так кто же больше всего в ЕС не хочет сближения с Турцией?

В СМИ, параллельно заявлениям Франции и Германии о «подтверждении стратегической заинтересованности во взаимовыгодных отношениях с Турцией», появилась информация о том, что Евросоюз во время «затишья», связанного с пандемией коронавирусной инфекции, готовил и тестировал на турецко-греческой границе новые технологии защиты от нелегальных мигрантов. Кроме того, на реке Эврос, которую чаще всего пересекают беженцы, построена новая стальная стена.

То есть при всех разговорах о важности перезаключения миграционного соглашения между Турцией и ЕС о том, что это крайне необходимо и точно нужно Европе и т. д. и т. п., появляется стена, которая будет просто отбрасывать в Турцию беженцев, желающих попасть в Европу. При этом, видимо, не подразумевается, что на содержание этих «отброшенных» будут выделяться деньги.

Дальше эта история стала разворачиваться следующим образом: оказывается, в Евросоюзе и не знали о новых средствах борьбы с нелегальной миграцией на границе Турции и Греции, и ЕК очень «озабочена» данным фактом, потому что, похоже, антимиграционные меры не соответствуют основным европейским правам, а также, возможно, нарушают законодательство ЕС и международные соглашения о беженцах.

«Хотя страны — члены ЕС, такие как Греция, могут решать, как управлять своими границами, их методы „должны соответствовать европейским основным правам“», — пояснил представитель ЕК Адельберт Янц. Он добавил, что Комиссия запросила объяснений у Афин.

Получается, Греция на средства Евросоюза, так как является его частью, сделала что-то, что соответствует ее интересам, но не согласовала это ни с одним институтом объединения?

При этом хочется заметить, что на официальном уровне после недавней встречи глав МИД Турции и Греции 30–31 мая было заявлено, что дипломаты договорились о сотрудничестве во многих сферах, а турецкая сторона сказала, что надеется на решение всех проблем по-добрососедски.

Изображение: (cc) Львова Анастасия
Двуликий Янус
Двуликий Янус
ЯнусДвуликий

В Евросоюзе нет единства и согласия

У Евросоюза, можно сказать, раздвоение личности: мы видим, что посыл Германии и Франции очень сильно отличается от посыла Греции в отношении Турции; и посыл Еврокомиссии очень сильно отличается от посыла Европарламента. Видно, из-за того, что ЕК возглавляет представитель Германии, а ЕП — Италии. Несмотря на внешнее объединение, страны Европы остаются отдельными странами со своими интересами и выстраивают деятельность исходя из этого отношения, ведут свою внешнюю политику.

При этом, помимо отсутствия согласия между странами, внутри ЕС отсутствует согласие и между институтами союза. Видимо, многие решения принимаются под давлением групп, которые сейчас так или иначе сильнее. Однако объявленные решения не такие уж обязательные — любая страна всегда может повести себя так, как ей заблагорассудится, а потом оправдаться перед блоком.

Так ведь об этом прямо и говорит официальная власть Турции: есть некоторые страны — члены Евросоюза, «определенные круги», которые используют союз для достижения собственных интересов.

В конце мая 2021 года лидеры стран — членов ЕС снова встретятся и поговорят о международных отношениях, где вынесут очередное «общее» решение о дальнейшем взаимодействии с Турцией. Но маловероятно, что единая позиция по Турции появится в Евросоюзе: — страны, заинтересованные в отношениях, не будут отпускать, а противники — держать на расстоянии.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»