logo
Статья
/ Дамир Сафиуллов
Западные авторы во многих случаях давали одностороннюю картину приема военнопленных советскими властями, фокусируясь на расстрелах и на новом плену в штрафных лагерях.

В выставку о советских военнопленных Минкульт РФ добавил антисоветский миф

Выставка «Советские военнопленные в Норвегии». ТольяттиВыставка «Советские военнопленные в Норвегии». Тольятти
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В тольяттинском краеведческом музее 10 апреля открылась выставка, посвященная советским военнопленным 1941–1945 гг., об этом ранее сообщал корреспондент ИА Красная Весна.

Выставка «Советские военнопленные в Норвегии». ТольяттиВыставка «Советские военнопленные в Норвегии». Тольятти
© ИА Красная Весна

Выставка называется «Советские военнопленные в Норвегии». Так получилось, что ее открытие состоялось накануне Международного дня освобождения узников фашистских концлагерей, отмечаемого 11 апреля. На открытие экспозиции в Тольятти прибыл помощник военного атташе Норвегии в Москве Берге Стурвик.

Выставка «Советские военнопленные в Норвегии». ТольяттиВыставка «Советские военнопленные в Норвегии». Тольятти
© ИА Красная Весна

Он обратился к собравшимся с заранее подготовленной речью. В ней он рассказал, что Норвегия была оккупирована немцами весной 1940 года. По всей стране фашисты создали сеть концлагерей для военнопленных (около 500). По приблизительным оценкам, в них побывало 100 тысяч советских пленных, из которых 13 700 человек погибло на норвежской земле. Данная выставка призвана рассказать о страданиях, через которые они прошли.

Также он отметил, что норвежцы помнят об освобождении Норвегии советскими солдатами и благодарны за это.

«К сожалению, норвежские власти неуважительно относились к захоронениям и братским могилам красноармейцев во время холодной войны. Многое было уничтожено. Но, к счастью, времена изменились. Сейчас мы замечаем рост интереса к судьбам советских военнопленных в Норвегии. Уже многие годы существует исследовательский проект «Болезненное наследство», устанавливающий личности погибших советских военнопленных. Правительство Норвегии спонсирует этот проект», — говорит представитель Норвегии.

Корреспондент ИА Красная Весна задал вопрос Берге Струвику, не ухудшится ли отношение к захоронениям и памятникам советским военнопленным и солдатам в связи с разворачиванием новой холодной войны.

Норвежец отметил, что вопрос хороший, однако он не согласен, что в мире идет новая холодная война. По его мнению, данная выставка подтверждает добрососедские отношения. «Норвегия хоть и в НАТО, но мы соседи и мы сотрудничаем с Россией, включая военную сферу. А конфликт России с Западом — всего лишь неприятный период», — дополняет свой ответ Струвик.

Экспозиция разместилась в небольшом зале краеведческого музея Тольятти. Экспонатов не очень много, однако, содержащиеся фотографии и тексты на них приковывают внимание.

Вот текст на одном из экспонатов: «Когда 80 000 освобожденных советских военнопленных покинули страну, их с легкостью убрали из нашей национальной истории войны. Фокус сменился с памяти о судьбе военнопленных на норвежской земле во время войны к воспоминаниям вокруг судьбы военнопленных по возвращении на родину. Военнопленных больше не рассматривали как жертв нацизма, но как жертв сталинизма.

События вокруг так называемой «операции Асфальт» 1951 г. были тесно связаны с политикой времен холодной войны. В том году останки советских военнопленных были перенесены с военных кладбищ Северной Норвегии на военное захоронение Тьётта на Хельгеландском побережье. Многие памятники были разрушены во время переноса захоронений. Один из рабочих видел весной 1950 г., как был взорван памятник на реке Бьёрнельва. На вопрос, почему это было сделано, он получил ответ, что „туристам неприятно видеть кругом эти русские могильные памятники“».

В признании своих ошибок видится смелый и мужественный шаг. Следующий экспонат содержит вот такой текст:

«Судьба вернувшихся домой советских военнопленных долгое время была предметом спекуляций. Западные авторы во многих случаях давали одностороннюю картину приема военнопленных советскими властями, фокусируясь на расстрелах и на новом плену в штрафных лагерях. Из рассказов бывших военнопленных явствует, что их, как правило, по возвращении на родину подвергали основательной проверке. Современные исследования советского времени показывают, что более половины было отправлено прямо домой».

Норвежцы сделали достойную выставку, стараясь не утаивать неприятные страницы своей истории. Но общее положительное впечатление от экспозиции нарушает выбивающийся из общего ряда экспонат. Он стилизован под общую выставку, однако на нем присутствует специфический текст. На официальном сайте выставки этот экспонат не значится. Экспонат имеет два абзаца. Первый звучит так:

«Многих военнопленных в сталинском Советском Союзе ожидала неизвестность. Большинство из них были отправлены прямо домой, однако некоторых посчитали предателями и военными преступниками, обвинив в сотрудничестве с немцами или в добровольной сдаче врагу. Одни из них были депортированы и отправлены в трудовые лагеря. Другие были казнены».

Разве кто-то знает, что с ним будет после войны, да еще и такой масштабной? Автор текста использует странное выражение «посчитали предателями». Посчитать так могли лишь при наличии доказательств сотрудничества с немецкими захватчиками. Недоумение вызывает и желание представить картину так, будто были повальные казни предателей после окончания войны, но это глубокое заблуждение. Да, тысячи советских граждан по действовавшим законам можно было приговорить к смертной казни за преступления в годы Великой Отечественной войны. Однако советское руководство проявило невероятную гуманность при наказании пособников фашистов. Данный контингент был отправлен на спецпоселения всего на 6 лет. А по указу Президиума Верховного совета СССР от 17 сентября 1955 г. были амнистированы уже и «власовцы», «бандеровцы», «лесные братья» и т. д. Расстрелу в основном подвергались самые одиозные фигуры. Например такие, как атаман Краснов и его окружение.

Второй абзац экспоната звучит так:

«В Советском Союзе „репатриант“ ассоциировалось с понятием „враг народа“, и только 24 января 1995 года Борис Ельцин подписал указ о восстановлении законных прав российских граждан — бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период. 6,5% бывших военнопленных НКВД счел „врагами народа“, 57,8% было отправлено домой, 14,5% — в штрафбат, 19% было призвано на военную службу».

В этом тексте так много нестыковок, что каждую из них необходимо рассмотреть по-отдельности.

Что такое репатриация? Это возвращение на родину военнопленных и беженцев с восстановлением в правах гражданства. Почему этот термин у кого-то вызывал ассоциацию с понятием «враг народа»? Доктор исторических наук, работавший главным научным сотрудником Института российской истории РАН, исследовавший демографические аспекты политических репрессий в СССР в 1917–1954 годах, Виктор Земсков так это комментировал:

«Вопреки распространенному убеждению, в политике руководства СССР не существовало отождествления понятий „пленные“ и „предатели“. К предателям относили тех, кто именно таковыми и являлись (полицаи, каратели, зондеркомандовцы и т.д.), а на основную массу советских перемещенных лиц (включая военнопленных) такой ярлык не вешался. Приписываемое И. В. Сталину выражение: „у нас нет пленных, у нас есть предатели“ — является басней, сочиненной в 1956 г. в писательско-публицистической среде на волне критики культа личности Сталина. Эта басня имеет широкое хождение в публицистике, художественных фильмах и художественной литературе, но в научной литературе по указанной причине, естественно, не используется. Заметим также, что в уголовном законодательстве СССР не фигурировало такое „преступление“, как „сдача в плен“. В статье 193 тогдашнего Уголовного Кодекса РСФСР в перечне воинских преступлений было зафиксировано: „Сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой“. И надо понимать, что понятия „сдача в плен“ и „сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой“ — это далеко не синонимы».

То есть во втором абзаце экспоната имеется исторический миф. Фиксируем и идем дальше.

Внимательнее рассмотрим часть абзаца: «6,5% бывших военнопленных НКВД сочло „врагами народа“».

Во-первых, это неточные данные. Среди них 20% были гражданскими лицами (по данным на 1 марта 1946 г. — 46 740), а военнопленных было 226 127. Во-вторых, не НКВД счел этих людей «врагами народа», а самому НКВД передали 6,5% репатриированных в качестве подозреваемых по следующим преступлениям: участие в карательных акциях, добровольный переход на сторону врага, сотрудничество с гестапо, разведкой и другими подобными органами, занимание руководящих должностей в администрации поселений на оккупированной территории и т.д.

Фиксируем эти неточности и продолжаем:

Выставка «Советские военнопленные в Норвегии». ТольяттиВыставка «Советские военнопленные в Норвегии». Тольятти
© ИА Красная Весна

«…и только 24 января 1995 года Борис Ельцин подписал указ о восстановлении законных прав российских граждан — бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период».

Данное утверждение в корне не верно. Репатриантам было объявлено, что они сохраняют все права граждан СССР, включая избирательное право, трудовое законодательство, социальное страхование.

4 августа 1945 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «Об организации политико-просветительной работы с репатриированными советскими гражданами», в котором указывалось: «Отдельные партийные и советские работники встали на путь огульного недоверия к репатриируемым советским гражданам. Надо помнить, что возвратившиеся советские граждане вновь обрели все права советских граждан и должны быть привлечены к активному участию в трудовой и общественно-политической жизни».

А генеральная прокуратура СССР спустила на места ряд директив в деле защиты прав репатриантов, важнейшими из которых являлись следующие: «О возврате домов, принадлежавших репатриантам, возвратившимся на Родину, которые за их отсутствие были переданы в жилфонд городов и поселков» от 21 декабря 1945 г. и «Об охране прав репатриируемых советских граждан» от 24 мая 1948 г.

В связи с вышесказанным крайне странной выглядит попытка представить Ельцина единственным защитником прав репатриированных. То, какой он защитник прав граждан, россияне увидели при его правлении. Его политика лишила основную часть населения прав, имевшихся в советское время: равенство перед законом, право на безопасность, право на качественную и бесплатную медицину и образование, право на бесплатное жилье и т. д.

Но кто же добавил чуждый норвежской выставке экспонат? Всмотримся в ее организаторов: Министерство иностранных дел Королевства Норвегии, Министерство культуры Норвегии, Посольство Королевства Норвегии, Министерство культуры Российской Федерации.

Явно этого не стала бы делать норвежская сторона, т. к. ее экспозиция имеет законченный вид и изначально прибыла в Россию без дополнительного экспоната. Значит, этот самый экспонат включила российская сторона, т. е. Министерство культуры РФ.

Мы являемся свидетелями спекуляции на теме военнопленных со стороны Минкульта РФ. Ранее это делали западные антисоветские пропагандисты. Теперь такую пропаганду ведет российское министерство. А наряду с этим прославляет Бориса Ельцина, ввергшего в нищету российскую интеллигенцию, в том числе и культурную. Министерство культуры РФ должно жить не по лжи, как завещал известный художественный писатель: «Наш путь: ни в чем не поддерживать лжи сознательно! Осознав, где граница лжи (для каждого она еще по-разному видна), — отступиться от этой гангренной границы!». Если работникам культуры свят этот принцип, то они должны убрать содержащий ложь экспонат из выставки, которая продолжает колесить по стране.