«Херсонес Таврический» застраивают, не думая? Открытое письмо Нарышкину

Николай Глущенко (1901-1977). Херсонес
Николай Глущенко (1901-1977). Херсонес
Николай Глущенко (1901-1977). Херсонес

Общественники, архитекторы и историки обеспокоены судьбой музея-заповедника «Херсонес Таврический»: территория, планируемая и обещанная ценителям культурного наследия как археологический парк, оказалась районом с плотной застройкой. ИА Красная Весна публикует открытое письмо директору Службы внешней разведки РФ, главе Российского исторического общества Сергею Нарышкину.

Уважаемый Сергей Евгеньевич!

Мы, нижеподписавшиеся, снова вынуждены обратить Ваше внимание на глобальные проблемы уникального памятника (хранителя ценностей человеческой цивилизации) — музея-заповедника «Херсонес Таврический». Как, наверное, Вам известно, расширение музея-заповедника идет ускоренными темпами, и для нового «археологического парка», музея и развлекательно-просветительского центра была передана территория бывших воинских частей, граничащих с городищем.

Ныне это выявленный объект культурного наследия (ВОКН) «Южный пригород древнего города Херсонес Таврический», который в настоящий момент уже плотно застроен новыми зданиями архитектора Смирнова в содружестве со строителями УСП Минобороны. Как мы уже сообщали в различные инстанции, стройка на ВОКН «Южный пригород» велась незаконно, но ускоренными темпами, притом что разрешений на строительство и каких-либо положительных экспертиз не было и не могло быть, поскольку не было представлено никакого вменяемого проекта.

А проекта быть не могло, поскольку он делается только после археологических и экологических экспертиз, включая экспертизу геологическую. А их явно не было, поскольку представляемые публике планы (рисунки) «Нового Херсонеса» многократно менялись, и назвать это полноценным проектом было сложно, как и оценить его адекватным экспертам. Что же касается экспертизы археологической, то ее быть не могло, поскольку нет отчета археологической экспедиции, а вместо археологических раскопок на территории ВОКН просто происходило уничтожение и вывоз 8–9–метрового культурного слоя, вырытого экскаваторами под подземные парковки и фундаменты недопустимых (по размерам) для этого места зданий, строящихся, как захотелось архитектору Смирнову.

То есть территория, планируемая и обещанная ценителям культурного наследия как археологический парк, оказалась районом с плотной застройкой. Здания «Нового Херсонеса», якобы строящиеся для нужд музея-заповедника, в настоящий момент не просто не принадлежат музею, но и находятся на территории, статус которой юридически не определен. Будто бы она является городской и на кадастре обозначена как предназначенная для культурного развития, но на ней хозяйничают структуры Минобороны, которые обнесли её колючей проволокой под видом «секретности объекта».

Именно сейчас особо остро стоит вопрос выживания музея, возникший в связи с переводом музея со всеми фондами, экспозициями и сотрудниками на новые площади, статус которых не совсем понятен, как непонятен и источник финансирования их содержания — притом что на территории «Нового Херсонеса» распологаются не только музейные объекты, но и множество коммерческих объектов типа гостиниц, которые размещать на территории музеев вроде бы не принято.

При этом на территории самого музея-заповедника и в его нынешних помещениях митрополит Крымский Тихон собирается разместить монастырь, который будто бы возродился, но при этом никаких юридических оснований для обладания территорией музея-заповедника и даже бывших монастырских зданий у РПЦ нет. То, что принято называть Херсонесским монастырем, изначально было задумано как богодельня на территории археологических раскопок для сбережения и сохранения древностей.

Позже монастырь, под наблюдением Императорской Академии наук и Императорских Археологических обществ, вел вместе с археологами раскопки и занимался охраной древностей, хотя и не всегда справлялся с оказанным его обитателям доверием (о чем свидетельствует записка графини Уваровой и архивные данные).

Севастопольцев-херсонеситов, тех кто наблюдает ситуацию воочию, и всех, осознающих значение Херсонеса Таврического для нашей страны и мира, очень пугает ситуация, сложившаяся вокруг точки формирования нашего культурного кода и универсального человеческого наследия.

Изображение: archeo.ru
Южный пригород древнего города Херсонес Таврический в 2021 году
Южный пригород древнего города Херсонес Таврический в 2021 году
году2021вТаврическийХерсонесгородадревнегопригородЮжный

Уже сейчас можно сказать, что доступ к всемирному наследию органичен, поскольку плата 500 рублей просто за вход на территорию городища совершено противозаконна. Вход может взиматься за посещение выставочных залов музея, за экскурсии, — но не за обзор древнего города.

Платить за то, что фонд «Моя история» нагородил деревянных сараев, нарушив аутентичность памятника, прописанную в охранном обязательстве и охраняемую международными хартиями, не позволительно. Мало того, что ценители культурного наследия страдают от уничтожения аутентичного вида улиц античного города, утратившего охраняемый облик, они еще вынуждены платить за это тем, кто не имел права к нему прикасаться.

Но сейчас возникает опасность полной утраты музея-заповедника и ограничения доступа к универсальным ценностям — в связи с возникновением монастыря, с его неизбежными уставными ограничениями, — доступа всех желающих на все сегменты древнего городища.

Сотрудников музея уже выгоняют из помещений музея, где хранятся артефакты, и запугивают увольнением за любое возмущение относительно происходящего. Напомним, что вышвыривание экспозиций и хранилищ с территории городища весьма опасно, поскольку непонятно, кто окажется обладателем или даже управляющим весьма дорогостоящего в обслуживании «Нового Херсонеса», с его виртуальными экспозициями — вместо уничтоженной археологии ин-ситу, которая не требовала бы особого финансирования.

Всё же пока необходимо сохранять основные экспозиции музея на городище, даже если администрация музея переедет на новые площади. Нас пугают любые движения, поскольку с приходом на Херсонес фонда «Моя история» антично-средневековое городище превратилось в стройплощадку, заваленную деревянными полуфабрикатами, что недопустимо в натурной экспозиции музея, охраняемой, как уже говорилось, федеральным законом 73-ФЗ и международными хартиями.

Не особо эффективно в настоящий момент даже управление музеем-заповедником со стороны Минкультуры, поскольку попытка изменения 73-ФЗ в ущерб археологии, а точнее, попытка дать возможность безнаказанного ее уничтожения, весьма показательна. Мы активно боролись за сохранение 73 ФЗ и вроде бы одержали победу, но опасность нанесения вреда уникальным археологическим ценностям при действующих продажных экспертах остается.

Случай же с ВОКН «Южный пригород Херсонеса» настолько уникален, что там никто даже не отважился сфальсифицировать ГИКЭ. Проекта «Нового Херсонеса» никто не видел, его план многократно изменялся без учета археологии, а стройка началась без каких-либо отчетов, ГИКЭ и, конечно же, разрешений на строительство.

Потому необходимо рассмотреть вопрос контроля, кураторства и даже подчинения Херсонеса Таврического, основанного изначально как научное учреждение, Институту археологии РАН. 200 лет назад Херсонес стал изучаться как важнейший памятник российской и мировой истории учеными-историками по поручению и при поддержке российского императора и неплохо было бы вернуть ученым их детище. Сегодня же от устроителей «Нового Херсонеса» можно услышать, что ученых среди «интересантов» их проекта нет, зато есть те, кто собирается зарабатывать на развлекательных аттракционах «Нового Херсонеса».

Такая позиция тех, кто, привлекая огромные средства, уничтожает то, что должно показываться публике и изучаться учеными, не просто пугает, а шокирует.

Также вызывает опасения геологическая ситуация на территории ВОКН «Южный пригород Херсонеса». В рекордные сроки (менее чем за полгода) здесь построено огромное здание прямо на открывшейся в результате экскаваторных раскопок подземной реке, быстро засыпанной и накрытой зданием, куда хотят перенести музей.

Практически вся территория «Нового Херсонеса» по результатам разведочной экспедиции 2020 года во главе с д. и. н. О. В. Шаровым была обозначена как красная или оранжевая зона, запрещенная для строительства, поскольку вся она перенасыщена археологическими архитектурными объектами. Но тем не менее именно в красной зоне архитектор Д. Смирнов запланировал подземную парковку.

В результате под руководством археологов Соловьевых был полностью уничтожен уникальный Керамик — комплекс античных гончарных мастерских. Ближе к стенам Херсонеса были обнаружены уникальнейшие археологические объекты вдоль подземной реки, где и формировался этот район Херсонеса. Эта река указывалась на древних картах, которые должны были учитываться строителями.

Тем не менее скала была вскрыта и срыта вместе с мавзолеями, храмами, склепами, братскими могилами и прочими ценнейшими сакральными объектами, а затем просто засыпана в кратчайшие сроки. В апреле — мае прошлого года весь раскоп с рекой был засыпан и затем за лето и осень на засыпанных реке, болоте и уничтоженной археологии выросло, как огромный гриб-паразит, огромнейшее здание, в которое прямо сейчас собираются переводить экспозиции и фонды музея-заповедника.

Геологи констатировали вскрытие реки как техногенную гидрогеологическую катастрофу, чреватую оползнями, поскольку местные геологи прекрасно знают особенности местных пород, но их мнения никто не спрашивал. Весь Севастополь, и Херсонес особенно, стоят на карстовых пустотах и сложных породах, потому возведение крупных зданий, таких как последний «шедевр» архитектора Смирнова, на уничтоженном культурном слое и реке крайне опасно.

Сразу после начала экскаваторных раскопок весной 2021 года мы просили министра обороны прекратить уничтожение археологии на ВОКН «Южный пригород Херсонеса» (уникального, не имеющего аналогов в мире, выявленного археологического объекта), также обращались к президенту Союза музеев М. Б. Пиотровскому и всем, кто мог бы повлиять на происходящее, чтобы попытаться остановить уничтожение национального достояния и всемирного наследия.

Писали Президенту, предупреждали строителей. Но мнение ученых, патриотов, профессионалов и просто граждан России — конституционных обладателей национального достояния — не волнуют застройщиков. Следком даже обнаруживал «признаки преступления», но потом они «затерялись», видимо в отвалах вывезенного культурного слоя. Местные СМИ и жители близлежащих домов добросовестно фиксировали все этапы уничтожения культурного слоя Южного пригорода, названного Соловьевыми «техногенным», начиная с «поиска мин» (как объяснил нашествие экскаваторов на территорию музея-заповедника губернатор Севастополя) до вскрытия и разлива подземной реки.

Все эти факты зафиксированы местными СМИ, и от них не отмахнешься. Археологи-экскаваторщики Соловьевы и специалист В.Мыц придумывали невероятные истории о каком-то якобы навезенном на воинские части со всего Гераклейского полуострова грунте — хотя это «навезение» было просто технически невозможно послевоенной техникой, так как речь идет о миллионах тонн. Но еще более не понятно здравомыслящему человеку, как можно было гордо рассказывать в телерепортажах о невероятных находках (храмы, гробницы, стены и мавзолеи ин-ситу), — а потом их уничтожать, засыпать и застраивать огромными зданиями.

На территории воинских частей, переданных под «Новый Херсонес», после Великой Отечественной войны не проводились поисковые работы. И потому останки наших бойцов, героически защищавших Севастополь, могли оказаться в ковшах экскаваторов и затем на свалке.

Александр Дейнека. Оборона Севастополя. 1942
Александр Дейнека. Оборона Севастополя. 1942
1942Севастополя.ОборонаДейнека.Александр

Всё это крайне ужасно для истории и развития нашей страны, особенно ввиду современных тревожных событий. Археологический парк и историко-культурный просветительский центр строится на костях героев, уничтожаются уникальнейшие историко-культурные объекты различных эпох, имеющие особое значение для нашей истории и культуры, но также являющиеся универсальными ценностями человеческой культуры. Как это возможно? Почему исполнителями важнейшего для России проекта в сложнейшее время оказались те, для кого история, наука и культуры не имеют значения, кто нагло заменяют памятники истории симулякрами?

Надо ли говорить об уникальности и ценности самогó древнего города Херсонеса Таврического и хранимых им ценностей, а также о необходимости сохранения его аутентичности и его фондов для России и всего человечества? Херсонес Таврический — важнейший сакральный центр России, ее духовное начало, сохранение которого жизненно необходимо. Сейчас же и древний город, и сам музей оказались в опасности.

Просим здраво оценить ситуацию и спасти историю и жизнь нашей страны.

Хотим еще раз подчеркнуть, что если мы четыре года пишем во все инстанции и кричим об опасности уничтожения Херсонеса, то не потому, что нам нечем заняться или что мы недопонимаем и преувеличиваем. Мы пытаемся спасти наше достояние, исполняя конституционный долг. Мы, ученые и специалисты в различных областях человеческих знаний, — патриоты России, и оценивающие ситуацию как крайне критическую для нашей Родины и всего человечества.

Мы не можем спокойно смотреть на уничтожение Херсонеса и его округи (хоры), поскольку другого такого памятника нет во всем в мире, а для России это, действительно, точка отсчета. Перенос Музея с территории городища в наспех построенное здание на Южном пригороде в настоящий момент мы считаем недопустимым. Необходимо провести независимую экспертизу с оценкой состояния геоподосновы, чтобы убедиться в том, что здание, построенное без экспертиз и разрешений, пригодно для размещения федерального музея с его фондами.

Также просим здраво оценить юридическую ситуацию и обеспечить, чтобы музей не оказался на чужой территории, не имеющей к нему отношения. Просим организовать наблюдательный совет в структуре Российской Академии наук, во главе с Институтом археологии РАН, для курирования ситуации вокруг Херсонесского музея.

Просим спасти историю человечества для России и мира.

Севастополь 23.03.2024 г. (во время ракетной атаки).

РОО «Русская община Севастополя»

АНО КЦ «Русский Дом»

В.Г. Миронцев — коренной севастополец, сопредседатель СРОО «Легендарный Севастополь»

А.И. Трикминиди — сопредседатель севастопольского просветительского общества греков «Херсонес»

А.М. Туманов — историк реставратор памятников каменного зодчества первой категории

М.Э. Иванов — инженер строитель ПС, председатель греческого общества г. Бахчисарай

А.С. Гладков — архитектор, член правления Союза Архитекторов Севастополя

Н.В. Безнос — архитектор, градостроитель, член Правления Союза архитекторов Севастополя

и мн. др.

Комментарии
ЕВ

Евгений Виноградов 22:51 11.04.24

Возникает вопрос, насколько эти варвары отличаются от укров, которые разрушают город ракетами? Да, они физически никого не убили. Но они убили историю и память. А что такое человек без этого?

Обсудить в комментариях