logo

К статье Марии Мамиконян «Мастерство провокации» в № 309

Аналитика,

О дивный белый мир!

В статье Марии Мамиконян «Мастерство провокации» я обнаружил для себя одну мысль, которая прежде у меня даже и не возникала. Хотя, полагаю, как-то интуитивно все же воспринималась. Речь о противостоянии «белых» и «красных» в наше время, а именно об особенности этого противостояния: «красные» реагируют на своих исторических и идеологических оппонентов гораздо спокойней, нежели «белые» — у этих ненависть к людям левых взглядов порой доходит до крайней исступленности.

Сейчас уже понимаю, что действительно зачастую активизация противостояния с «белыми» у «красных» реактивная. Например, когда пытаются героизировать и увековечить очередного Колчака или кого-нибудь из когорты гитлеровских прихвостней. В остальном же с левой стороны противостояние с «белыми» рассматривается, скорее, как дела давно прошедших дней и исключительно в историческом контексте. И условно «белых» ненависть к «красным» не имеет срока давности, и дела исторические вполне актуализируются. Примечательно, что разговоры о некоем примирении между сторонами гражданской войны гораздо чаще звучат именно с этой, «белой», стороны и всегда лукавы, поскольку оказываются лишь прологом к эмоционально накачанному обличению «красных». Кстати, почему я сказал «условно белые»? Потому что в эту категорию входят и монархисты, которым, казалось бы, преимущественно февралистское белое движение должно быть чуждым. Но это и не парадокс, так как монархисты и февралисты вполне себе уживаются, скрепленные антисоветским «цементом». Антисоветизм, знаете ли, объединяет чуть ли не крепче финансовых интересов: в этом антисоветском замесе вполне себе комфортно существуют и либералы, и монархисты, и «белые», и нацисты. Это уже когда «красную гадину» догрызут без остатка, тогда и между собой займутся разборками, но пока еще есть вероятность какого-либо красного реванша — эти деятели могут выступать и вполне консолидировано по антисоветским вопросам.

Еще хотелось бы отметить двойные стандарты, которые были проявлены белыми деятелями во время голосования за имя мурманского аэропорта. Распространялась совершенно оголтелая пропаганда против Ивана Папанина — его называли кровавым палачом, чекистом, при этом напрочь забывая его заслуги в полярных исследованиях. В то же время «белые» очень любят в разговорах о Колчаке заминать тему террора и предлагать увековечить британского подданного в качестве исследователя Арктики. Это так, даже на первый взгляд, если не вдаваться в подробности биографий обеих личностей.

Да, выше я сказал о лукавстве. Повторю: разговорами о примирении обольщаться не следует. Как правило, следом за очередным призывом «примириться» идут переименования, образно говоря, улиц Советских в улицы Антисоветские. Опять же, обычно это происходит в одностороннем порядке, когда переименователи даже не пытаются узнать мнение горожан или хотя бы тех, кто на этих улицах проживает. Люди в таком случае уже воспринимаются, видимо, как некие крепостные, которых покупают или продают вместе с семьями и имуществом. Особо цинично это смотрится сейчас, когда население все больше симпатизирует левым идеям, наблюдая вокруг себя вопиющую социальную несправедливость.

«Белые» же в таком случае не обещают никаких социальных благ и справедливостей, а просто транслируют фэнтези о том, как чудесно при царе-батюшке жилось. Надо всего лишь только одно — отречься от «мерзкого совка» и покаяться, желательно неоднократно, чтобы успех закрепить. И тогда, конечно же, фэнтези… ой, простите, Россия, которую мы потеряли, снизойдет благодатью на народ. Ну или не благодатью, благодать будет полагаться лишь господам, а народ уже, я так полагаю, должен быть рад, что хоть кому-то хорошо. В каком-то смысле «белые» даже не предлагают привлекательный образ будущего. Образ «прошлого» — да, а с будущим как-то не сложилось.

Сам по себе возникает вопрос, а чем, по большому счету, этот дивный белый мир отличается от текущей ситуации криминального капитализма? Ну, за вычетом сословий и монарха. Все то же социальное неблагополучие, жуткое расслоение населения, отсутствие веры в будущее у простых людей, жирующие и сходящие с ума элиты. В сухом остатке аналогии налицо, несмотря на то, что это самое неравенство приняло иные, идущие в ногу со временем формы. По факту, если что и изменится, то не в лучшую для народа сторону.

При этом, как говорилось выше, если «белые» не осуществляют поползновений на историческую правду и не навязывают свои инициативы по переименованиям и «увековечиваниям», то с «красной» стороны в отношении к ним сохраняется некий статус-кво. А когда поползновения начинаются — то начинаются уже и идеологические, и политические ристалища. И понятное дело, что появление Николая II в шорт-листе голосования за имя аэропорта города Мурманска — своеобразная провокация, с целью обострить имеющиеся противоречия и привести их в движение. Казалось бы, проходной эпизод, однако за последние годы, в связи с активизацией различных «орлов», этот эпизод случайным никак назвать нельзя.

Вот и действительно, то ли администрация президента всерьез нацелилась на монархический проект (который априори может быть либо лубочным, либо оккупационным), то ли целью подобной инициативы было желание привести спящие недовольство и идеологические противоречия в движение и потом — в острую стадию?