1. Мироустроительная война
Максим Карев / Газета «Суть времени» №459 /
Не за горами те времена, когда Организация тюркских государств начнет выражать обеспокоенность положением трудовых мигрантов в России, а возможно, и провоцировать массовые протесты

Рождение «Великого Турана», или почему России пора начинать беспокоиться

Изображение: akorda.kz
Участники VIII саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств. 12 ноября 2021 года
Участники VIII саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств. 12 ноября 2021 года
Участники VIII саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств. 12 ноября 2021 года

12 ноября в Стамбуле завершился VIII саммит государств Тюркского совета, по его итогам была подписана Стамбульская декларация и провозглашено создание новой особой экономической зоны «Туран» (TURANSEZ) на территории Казахстана. Название происходит от Туранской степи, исконного дома тюркских народов. Отныне термин для обозначения проекта «Великого Турана» — государства всех тюрок — существует на официальном уровне и зафиксирован в международных документах, подписанных представителями Организации тюркских государств (ОТГ — новое название Совета сотрудничества тюркоязычных государств). А 12 ноября можно считать Днем рождения «Турана».

Отдельного рассмотрения заслуживает принятая на саммите программа «Видение тюркского мира — 2040», инициированная первым президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Этот объемный документ — по сути стратегия, определяющая будущее сотрудничество тюркских государств во всех ключевых областях, где у них есть общие интересы. А общих интересов, как выясняется, довольно много, и некоторые из них, прямо скажем, представляют угрозу национальным интересам России.

Например, в декларации содержится поздравление Азербайджана с победой в «44-дневной Отечественной войне за освобождение оккупированных территорий» Нагорного Карабаха. Поскольку принятие декларации примерно совпадает с первой годовщиной поражения Армении во Второй Карабахской войне, то такая вставка появилась совсем не случайно, хотя одновременно с поздравлениями стороны выражают свою поддержку нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном.

Однако Армения, равно как и Казахстан, с подачи которого якобы была начата работа над документом, и Киргизия, — являются действительными членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). А еще один подписант декларации — Узбекистан — свое членство в ОДКБ в 2012 году приостановил, но, в отличие от Азербайджана, так и не вышел. Получается, что Казахстан и Киргизия как бы солидаризуются с Азербайджаном против своего союзника по ОДКБ — Армении. Некрасиво. Молодое тюркское единство под эгидой Анкары оказывается более значимым, нежели проверенное временем ОДКБ во главе с Россией?

Возникает естественный вопрос: а не по нашу ли душу создается этот тюркский союз?

Словно в подтверждение этих слов, ровно на следующий день — 13 ноября — в официальном Twitter турецкой Партии националистического движения, возглавляемой союзником президента Турции Реджепа Эрдогана по парламентской коалиции Девлетом Бахчели, публикуется скандальное фото, где Бахчели позирует на фоне карты, на которой примерно треть российской территории помечена как часть «тюркского мира».

Изображение: Twitter.com
Реджеп Эрдоган и Девлет Бахчели с картой «тюркского мира». 13 ноября 2021 года
Реджеп Эрдоган и Девлет Бахчели с картой «тюркского мира». 13 ноября 2021 года
года202113 ноябрямира».«тюркскогокартойсБахчелиДевлетиЭрдоганРеджеп

К слову, сопоставимые «территориальные претензии» у Бахчели есть не только к России — к Китаю, Индии, Ираку, Ирану, Сирии, странам Европы и другим — но нас они в данной ситуации волнуют гораздо меньше. В комментарии к фотографии указано, что Бахчели позвонил Эрдогану и поздравил его в связи с VIII саммитом Совета тюркских государств. Это значит, что публикация карты увязана с подписанием «Видения тюркского мира — 2040» самим Бахчели.

К «тюркскому миру» лидер «Серых волков» Бахчели относит Якутию, Бурятию, Алтай, Хакасию, Тыву, Чувашию, Омскую, Новосибирскую, Курганскую, Челябинскую, Оренбургскую, Самарскую, Саратовскую, Ульяновскую, Пензенскую, Иркутскую и Астраханскую области, а также Башкирию, Татарию, Дагестан и Крым — всего 21 субъект РФ.

Нам могут возразить, что, мол, не надо паники: территория расселения тюркских народов, обозначенная Бахчели, вовсе не означает претензий Анкары на их силовой захват, и вообще у нас с Турцией — «мир, дружба, жвачка», а турецкие интересы на Кавказе и в Средней Азии вполне можно сопрягать с интересами Москвы к взаимной выгоде обеих сторон. Кроме того, Бахчели — «всего лишь» младший партнер Эрдогана, а его реальная поддержка среди населения Турции невелика (около 10%, согласно последним соцопросам), и значит, он выражает позицию меньшинства. Кому-то такие мысли утешительны.

Но 17 ноября в ТАСС вышла короткая заметка, где указывалось, что Бахчели презентовал свою карту президенту Эрдогану, и оба политика сфотографировались на ее фоне. Что это, как не сигнал одобрения «проекта» для остальных его участников? Это значит, что карта, составленная Бахчели, — не просто красивая декларация, не имеющая практической реализации. Скорее наоборот, это доска почета или, если угодно, достижений и перспектив.

А между тем, означенные перспективы создаваемого тюркского единства должны начать сильно беспокоить не только Россию, но и Китай. А также их союзников и противников в регионе.

Вот что 17 ноября пишет крупное японское издание Nikkei Asia по поводу прошедшего Саммита ОТГ. «Проектируемый автомобильный и железнодорожный Зангезурский (другое название — Сюникский. — Прим. ред.) коридор даст Турции, которая граничит с Нахичеванью, прямое сообщение с ее союзником Азербайджаном и, что более важно, доступ ко всей тюркской Центральной Азии».

И далее: «Это [открытие коридора] намекает на возможность превращения этнического блока [ОТГ] в политическую силу, которая способна изменить региональный баланс сил даже для таких тяжеловесов, как Россия и Китай».

«Турция, в конечном счете, может представлять самую большую системную угрозу Китаю в Центральной Азии, когда Анкара нарастит свой потенциал», — считает старший научный сотрудник Австрийского института европейской политики и политики безопасности и научный сотрудник Ближневосточного института в Вашингтоне Майкл Танчум.

По его словам, Китай ранее не беспокоили амбиции Анкары в Центральной Азии по двум причинам: 1) существовала угроза ответной реакции России в случае серьезного вмешательства Турции в дела Азербайджана и 2) у Турции не было прямой сухопутной связи с Азербайджаном и выхода через Каспийское море в Среднюю Азию.

«Оба эти ограничения испарились с победой Азербайджана в Нагорном Карабахе в 2020 году»,  — отмечает эксперт.

Он также напомнил, что ранее тюркские государства, включая Турцию, проявляли осторожность, избегая прямых конфликтов с Китаем. И даже в тексте декларации «Видение тюркского мира — 2040» нет упоминания об уйгурах (этнические тюрки) в китайской провинции Синьцзян, равно как и о нарушении прав человека в отношении них. Однако по мере того, как Анкара углубляет сотрудничество с тюркскими государствами Центральной Азии в области экономики и безопасности, она становится важным игроком, способным менять баланс сил в евразийской архитектуре, предупреждает Танчум.

«Турция могла бы перестать соглашаться с политикой Китая в Синьцзяне и оказать давление на Пекин»,  — размышляет он.

Согласитесь, вряд ли Китай, видя усиление Турции, и имеющий свои виды на Среднюю Азию, не начнет беспокоиться по этому поводу. И, вполне возможно, укажет своему стратегическом союзнику — России, — что ей тоже не мешало бы подумать, чем укрепление тюркского единства чревато конкретно для нее самой. Тюркское единство создается Турцией не для красоты или забавы, а с весьма далекоидущими целями.

На днях сын президента Турции Билал Эрдоган заявил, что западная цивилизация вступила в период упадка. «До Запада доминировала исламская цивилизация, цивилизации Древнего Египта, Древней Греции и Китая. Кто станет следующей господствующей цивилизацией? Почему бы нашей цивилизации не возродиться? Почему бы нам не приложить усилия для этого?» — вопрошает Эрдоган-младший.

Изображение: Цитата из видео пользователя YouTube канала @Türkiye Gazetesi
Предприниматель и сын Реджепа Эрдогана Билал Эрдоган
Предприниматель и сын Реджепа Эрдогана Билал Эрдоган
ЭрдоганБилалЭрдоганаРеджепасыниПредприниматель

«Тюркский мир» ведь вполне можно трактовать и как заявку на возрождение такой цивилизации, которая по преимуществу является не только тюркской, но и исламской. В конце концов, в Османской империи под властью турок уживались разные народности, причем арабов было больше, чем тюрок. Так почему бы не возродить империю, исправив этот досадный промах?

Напомним, в 2019 году Билал Эрдоган посетил Якутию, где совершил намаз в Соборной мечети Якутска. Далековато от Анкары, не правда ли? «Турки и саха — братья по крови, поэтому должны развивать отношения между республиками, не только туризм, но и другие отрасли», — цитировали его местные СМИ. Позже представитель Якутии Айхал Габышев нанес ответный визит в Турцию.

Но всё это дела прошлые, а современность оказывается куда как интереснее.

Практически одновременно с саммитом тюркских государств в столице Казахстана Нур-Султане прошла научная конференция, посвященная Сибирскому ханству и его роли в становлении Казахского ханства. Поскольку Сибирское ханство было покорено примерно 450 лет назад в результате похода русских казаков во главе с Ермаком, то посыл конференции понятен и однозначен: завоевание Сибирского ханства — прямая агрессия русских против тюрок, то есть ровно то, что нужно местным националистам для обоснования своих претензий на Западную Сибирь.

В России конференцию, можно сказать, что и не заметили. А зря. Конференции был посвящен небольшой, но знаковый видеосюжет, снятый и показанный Государственной телерадиокомпанией Турции (TRT), которая в последние пару лет активно работает на постсоветском пространстве, транслируя свои смыслы и свое видение политических процессов и истории России. Причем в качестве авторов для русскоязычной аудитории турки предпочитают нанимать украинцев, крымских татар и российских оппозиционеров мелкого пошиба, так чтобы на выходе получался «правильным» образом поданный материал.

Так вот, в сюжете, снятом TRT о конференции, говорится, что «одним из названий Сибирского ханства был Туран. Оно располагалось на территории северных областей современного Казахстана и российской Западной Сибири. <…> Вековая история ханства закончилась присоединением к Московскому царству». Еще раз, это говорят не только казахи, но и турки, транслируя удобную им точку зрения на русскоязычную территорию.

Посыл данного сюжета прост: это не тюрки хотят отнять у России ее исконные земли, а наоборот, это московиты отняли у тюрок принадлежащие им территории, а теперь, видимо, пришла пора восстановить историческую справедливость и возвратить утраченное. (Смотри карту Бахчели.)

Изображение: kremlin.ru
Дмитрий Песков
Дмитрий Песков
ПесковДмитрий

Это я тебе, голуба, говорю как краевед!

Конечно, можно сказать, что и публикация Бахчели своей карты, и конференция в Нур-Султане, и недавнее обострение азербайджано-армянского конфликта в приграничном Сюнике — это никак не связанные между собой события. Кому-то очень даже хочется так думать, потому что иначе придется перестраивать всю систему внешнеполитических союзов, а это серьезные издержки. Так, 21 ноября пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков выразил сожаление, что на карте тюркского мира, которую в подарок получил президент Турции Эрдоган, красной звездочкой не отмечено, что центр этого «мира» находится на Алтае.

Это странное заявление пресс-секретаря президента стоит разобрать подробнее.

Вот что было сказано дословно.

«Я единственное что могу сожалеть, что на карте всё-таки не стоит большая красная звезда в центре тюркского мира», — пояснил Песков, добавив, что исторически этот центр находится в России, на Алтае. Это священное место, откуда тюрки пошли родом, добавил он. «Это я как тюрколог говорю»,  — заключил он.

Во-первых, подобная ироническая ремарка в отношении серьезного геополитического вопроса выглядит неуместно.

Во-вторых, по словам Пескова, это нормально, что в Турции «пестуют идею тюркского единства». (Для турок, возможно, и нормально, но речь-то идет о России.)

В-третьих, под «Алтаем» в данном случае следует понимать граничащий с Казахстаном Алтайский край, то есть часть того самого Сибирского ханства, на которое «облизнулись» в Казахстане! Впрочем, и Республика Алтай — тоже часть Западной Сибири, которая на карте Бахчели значится частью тюркского мира.

Принять посыл, заложенный в реплике Пескова, трудно, даже если считать, что это ирония. Если же это не ирония, то трудность многократно возрастает, ибо единственное, что приходит в голову, ― это то, что российское руководство с этими планами согласно и рассматривает вариант размена территорий как один из возможных сценариев.

В свете вышеизложенного хотелось бы узнать: в Кремле думают так же, как тюрколог Песков? И не только по вопросу Алтая, но и по вопросу о принадлежности Крыма?

Но рассмотрим, какие еще территориальные претензии к России стоят на повестке дня.

В октябре стало известно, что Узбекистан намерен арендовать у России до 1 млн га сельхозземель, чтобы выращивать на них масличные культуры, сою и пшеницу для собственного потребления. Этот проект в начале октября обсудили министр сельского хозяйства Узбекистана Жамшид Ходжаев и замминистра сельского хозяйства РФ Сергей Левин. Для начала Ходжаев предложил арендовать 35 тыс. га «для налаживания контактов и механизмов взаимодействия, а также их практической отработки с последующим вывозом урожая в Узбекистан». В перспективе Ташкент готов арендовать 1 млн га.

«Мы выражаем заинтересованность в ближайшие годы поэтапно расширить эти площади до 300–500 тыс. гектаров, а в перспективе — до 1 млн гектаров»,  — отметил Ходжаев.

В свою очередь, Левин сообщил, что уже 23 российских региона заявили о своей заинтересованности в данном проекте. Список этих регионов официально не опубликован, но логично предположить, что преимущества имеют наиболее близко расположенные к Узбекистану субъекты РФ, поскольку в этом случае доставка конечного продукта обойдется заметно дешевле.

Так, сотрудник сектора Средней Азии Центра изучения проблем стран ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований Иван Ипполитов в интервью «Газете.Ру» предположил, что Москва может передать Узбекистану в аренду территории Сибири, находящиеся в Оренбургской, Челябинской и Омской областях, вблизи границы с Казахстаном. По словам эксперта, именно здесь сосредоточены самые большие по площади российские сельхозугодия.

«Почва в этих регионах плодородная, но нестабильная. Это суровая степь и лесостепь с серьезными зимними морозами и продолжительными летними засухами с непредсказуемым объемом осадков. Насколько такие условия окажутся выгодными для Узбекистана — большой вопрос»,  — подчеркнул Ипполитов. При этом отмечается, что вышеперечисленные территории являются зонами рискованного земледелия.

Мало того, что указанные Ипполитовым из чисто экономических соображений территории на карте Бахчели отмечены как «тюркские земли». У этих земель, вернее, конкретно у Оренбургской области есть еще одна особенность. Гайский и Кувандыкский районы Оренбургской области — это так называемый Оренбургский коридор, который отделяет Башкирию, а вместе с ней и Татарию от Казахстана.

Теперь представим, что Узбекистану таки отдают в аренду именно эти районы, после чего там легально возникает огромный узбекский (тюркский) анклав и происходит неформальная смычка Казахстана, Узбекистана, Башкирии и Татарии. То есть происходит еще один маленький шажок к обособлению тюркского слагаемого от территорий России.

Собственно, не секрет, что и Казахстан давно «облизывается» на Оренбург, а сепаратистские тенденции в Татарии и Башкирии — одни из самых ярко выраженных в РФ — никуда не исчезли после того, как вольница, объявленная Борисом Ельциным, была с большим трудом свернута (да и то не до конца). Помните знаменитое ельцинское «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», сказанное им сначала в Казани, а потом в Уфе? Ну так они его и взяли…

Так вот, Оренбургский коридор — одно из главных препятствий для гипотетического (пока) отделения Татарии и Башкирии от России. Подчеркнем, мы не утверждаем, что Узбекистан намерен действовать именно по такому сценарию, но особый статус Оренбургского коридора — один из ключевых факторов, который нужно учитывать при принятии решения о выделении земель в аренду. Да и вообще любых решений, связанных с национальной безопасностью.

Еще в 1990-х годах тогдашнее руководство Башкирии было совсем не против присоединить к республике Гайский и Кувандыкский районы Оренбуржья с прицелом на независимость. Позднее, в 2018 году, общественное движение местных сепаратистов «Свободный Идель-Урал» обратилось к тогдашнему врио главы Башкирии Радию Хабирову с предложением поднять вопрос о передаче в состав республики Кувандыкского и Гайского районов. В письме указывалось, что в 2019 году должна состояться процедура определения границы Башкирии с Оренбургской областью, а указанные районы ранее входили в состав Усерганского и Зилаирского кантонов Автономной Башкирской ССР, поэтому было неплохо их вернуть обратно. Но тогда этот трюк не прошел.

В 2021 году произошла очередная попытка уничтожить коридор. На этот раз поводом стало заявление вице-премьера правительства РФ Марата Хуснуллина (представителя так называемого «татарского клана» во власти) о том, что принцип административно-территориального деления России на регионы устарел, и их нужно укрупнить до агломераций, заодно доуточнив административные границы. «Свободный Идель-Урал» тут же подсуетился и снова предложил теперь уже Хуснуллину присоединить Кувандыкский и Гайский районы к Башкирии. Но идея об агломерациях «не взлетела», и вопрос в очередной раз отложили. Надолго ли?

Изображение: akorda.kz
Флаги стран-участниц VIII саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств
Флаги стран-участниц VIII саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств
государствтюркоязычныхсотрудничестваСоветасаммитаVIIIстран-участницФлаги

О бедном мигранте замолвите слово

Помимо продвижения идеи агломераций Марат Хуснуллин, курирующий строительную отрасль в России, активно лоббирует использование трудовых мигрантов в РФ. В основном из Средней Азии — Узбекистана и Таджикистана.

24 июня 2021 года на совещании с руководителями регионов о достижении национальных целей в сфере жилищного строительства он заявил, что в страну требуется завезти по меньшей мере пять млн трудовых мигрантов до 2024 года. А в конце августа он рассказал, что власти занимаются отладкой системной работы с Узбекистаном для организованной доставки на стройплощадки в РФ трудовых мигрантов.

Кроме Узбекистана, рабочую силу на российские стройки в промышленных объемах поставляет и Таджикистан. Но таджики, в отличие от узбеков, не тюрки, поэтому Душанбе в саммите тюркских государств не участвовал. Правда, у Таджикистана и Киргизии, которая входит в ОТГ, есть взаимные претензии, которые при случае также могут стать проблемами для Москвы. Но это большой и сложный вопрос, требующий отдельного рассмотрения.

В любом случае такой объем населения, ставшего за постсоветские десятилетия культурно чуждым, да еще и предпочитающего — из-за тех же постсоветских реалий — жить, не смешиваясь с местными, неизбежно может стать крупным фактором дестабилизации внутриполитической ситуации в России. В данном случае речь идет вовсе не о бытовой ксенофобии или межэтнических конфликтах, которые в последнее время получают всё большее освещение в СМИ, это лишь часть более крупной проблемы. Речь о стратегии превращения тюркской диаспоры в инструмент внешнего влияния.

Так вот, «Видение тюркского мира — 2040», с которым мы начали разбираться, явным образом прописывает, что все тюркские диаспоры — турецкие, казахские, узбекские, киргизские и т. д. — должны структурно слиться в единое целое, став единой диаспорой, которая очевидно будет управляться из единого центра — Турции. Она — автор идеи и наиболее мощный игрок. Тем более что турецкая диаспора уже продемонстрировала свою мощь и влияние в Европе. Надо полагать, теперь на очереди Россия?

По мнению российского тюрколога Ивана Стародубцева, задача-максимум в том, чтобы консолидировать единую зарубежную диаспору стран ОТГ вокруг идей и ценностей тюркского мира и мобилизовать ее на продвижение оных. Но это только верхушка айсберга.

«Не за горами те времена, когда, к примеру, ОТГ начнет выражать обеспокоенность правами и положением трудовых мигрантов в России, выступать с соответствующими заявлениями и публиковать даже соответствующие отчеты о положении дел. Это в полной мере реальный сценарий развития сюжета, который логически вытекает из всего происходящего»,  — уверен Стародубцев.

В качестве примера успешности подобного подхода эксперт указывает на так называемые «исламофобские отчеты» о том, как относятся к мусульманам в различных странах по всему миру, которые Турция регулярно публикует. Начав с малого, Анкара постепенно добилась того, что теперь эти отчеты внимательно изучают в мировых столицах, включая Вашингтон, Брюссель и Берлин. По сути, Турция оседлала тему «исламофобии», превратив ее в инструмент проецирования своей «мягкой силы» во внешней политике. В конце концов, права человека — это обоюдоострое оружие, с которым турки научились очень ловко обращаться.

И то же самое может получиться и с правами тюрок в мире, прогнозирует Стародубцев. Он указывает на то, что в «исламофобском отчете» существует раздел, посвященный России, и там уже затрагивается тема трудовых мигрантов. Вопрос заключается лишь в том, как и когда Анкара решит включить в игру против России единую диаспору.

Предлагаем читателю самому подумать над тем, что может чисто гипотетически произойти, если Узбекистан, например, «внезапно» не захочет уходить с арендованных российских земель.

Или если Россия откажется пускать к себе толпы беженцев из Средней Азии и Афганистана, когда гуманитарный кризис там достигнет своего пика. Как показывает миграционный кризис на границе Белоруссии и Польши, для дестабилизации достаточно и нескольких тысяч «беженцев», заботливо собранных в нужной точке. А таких точек при желании можно сделать столько, сколько нужно.

Задумываются ли в Кремле, особенно в контексте сегодняшней ситуации на Украине, о том, как отреагирует Анкара (и тюркская диаспора внутри РФ, в том же Крыму) на обострение конфликта в Донбассе, учитывая, что Украина теперь еще и наблюдатель в ОТГ, но очень хочет стать полноценным членом.

И, кстати, что по этому поводу думают наши высокопоставленные «тюркологи»?

Общетюркская протоармия

Долгое время разговоры об «армии Великого Турана» носили чисто умозрительный характер. Периодически Турция проводила совместные учения с Азербайджаном и другими странами, шел обмен опытом, взаимные стажировки и т. д. Но последний саммит ОТГ внес в этот вопрос новые обертона. «Видение тюркского мира — 2040» содержит пункт о создании некоего «Механизма гражданской обороны» или общетюркского МЧС. Профильным ведомствам стран, входящих в ОТГ, надлежит «предпринимать совместные действия для предотвращения стихийных бедствий и антропогенных катастроф, реагирования на них, смягчения их последствий и содействия восстановлению, путем создания Механизма гражданской обороны Тюркского совета».

Сама собой напрашивается аналогия с созданием Министерства чрезвычайных ситуаций в раннюю ельцинскую эпоху. Не будучи уверенным, что армия поддержит его в случае чего, Борис Ельцин создал небольшую, но преданную лично ему и независимую от других силовых ведомств квазивоенную структуру. При желании такой структуре можно придать все необходимые силы и средства для выполнения в том числе гражданских задач ― авиацию и тяжелую технику. Собственные бюджет, склады и система управления делает эту структуру гибкой настолько, чтобы постепенно двигаться к полувоенизированной организации.

Тут, как говорил Михаил Горбачев, главное нАчать.

А начало положено, надо признать, весьма многообещающее. Так, в рамках саммита глава Киргизии Садыр Жапаров предложил тюркскому миру разместить в Бишкеке штаб-квартиру Тюркского инвестиционного фонда. А глава МИД Киргизии Руслан Казакбаев уточнил, что в ходе саммита соответствующим министерствам стран также дано поручение создать этот финансовый институт к 1 сентября 2022 года.

Идея создания общетюркского инвестиционного фонда вынашивалась примерно с марта 2021 года и вот теперь получила путевку в жизнь. Собственно, не так важно, где будет находиться штаб-квартира фонда, гораздо интереснее, кто будет донором и на какие мероприятия будут направлены средства.

По официальной версии фонд нужен прежде всего для поддержки проектов в сфере предпринимательства, инноваций, регионального развития, внедрения электронной коммерции и инновационных цифровых технологий стран ОТГ. Но… кто девушку ужинает, тот ее и танцует. Поскольку, несмотря на кризис, экономика Турции остается наиболее мощной среди остальных стран ОТГ, то и работа фонда в первую очередь будет идти в интересах Анкары. Конечно, Турция не может обеспечить такой поток инвестиций, как Китай, но это на самом деле и не нужно — главное создать правильный образ заботливого и чуткого старшего брата — Турции.

Ну и довершает всё это великолепие культурно-языковая унификация, предусмотренная «Видением тюркского мира — 2040». Как отмечает тюрколог Иван Стародубцев, речь идет о подготовке полноценной языковой реформы во всех странах — участницах ОТГ на уровне национальных алфавитов и лексики. Казахстан, например, уже давно перешел на латиницу, а теперь все надписи в стране обязательно должны быть на казахском (притом что элита говорит преимущественно на русском). Фактически тюркоязычные государства довольно скоро будут не просто говорить на одном языке, но и читать одну и ту же литературу, а также весь документооборот переведут на общий язык. Очевидно, турецкий. При этом вместе с турецкой литературой, продукцией турецкого кинопроката и турецкими учителями в сознание войдут «правильные» смыслы и исторические трактовки.

Очень удобно для будущей интеграции в единую систему управлении империей, не правда ли?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER