Не пора ли прекратить все провокационные заявления и разговоры по поводу некоей «возможной передачи Японии» островов Курильской гряды, о чем так любят говорить японские (и некоторые отечественные либеральные) политики и эксперты?

Острова Курильской гряды: мифы и реальность — 4

Аэропорт острова Итуруп
ИтурупостроваАэропорт
Аэропорт острова Итуруп
Изображение: (cc) kremlin.ru

О развитии экономической инфраструктуры островов Курильской гряды

Что же реально стоит за широко разрекламированным планом руководства Японии по организации совместной (российско-японской) хозяйственной деятельности в южной части Курил?

Пока можно говорить лишь о тех проектах, которые реализуют на островах в основном российские государственные компании и частные структуры при финансовой поддержке местных и федеральных властей.

Еще в январе 2019 года (тогда еще врио, а в настоящее время) губернатор Сахалинской области В. Лимаренко заявил, что в ближайшие три года власти региона планируют вложить более 11 млрд рублей в строительство школ, дорог, спортивных и культурных объектов на Курилах. И это, по его словам, является «достаточно четким и ясным ответом» каждому, кого «беспокоит возможность передачи Курил Японии».

В апреле 2019 года стало известно, что Москва завершила проектирование автомобильной дороги между населенными пунктами Малокурильским и Крабозаводским на острове Шикотан, а также были получены необходимые положительные заключения государственной экспертизы по данному проекту.

Протяженность дороги составит 9,75 км, а сумма этого проекта более 789 млн рублей. Работы будут выполняться в три этапа до 2022 года. С учетом того, что на острове никогда не было асфальта, — это действительно шаг вперед (не будем преувеличивать, но и не будем игнорировать этот факт). Важно здесь и то, что такое решение власти — есть, по сути, четкая реакция на распространенные разговоры местных жителей о том, что «если на Шикотане асфальта нет, то его готовятся отдать».

Обратим внимание на то, что в конце июля 2019 года министр энергетики России А. Новак заявил, что в течение пяти лет планируется на 100% газифицировать всю Сахалинскую область, в которую входят и Курильские острова. А 2 августа 2019 во время поездки на Итуруп (теперь уже бывший) премьер-министр РФ Д. Медведев высказался в пользу предложения «обнуления налогов на Курильских островах», выдвинутого тогда еще врио губернатора Сахалинской области В. Лимаренко.

В середине сентября 2019 года стало известно также, что на острове Итуруп будет отремонтирована дорога к военному аэродрому «Буревестник», на что собирались выделить 2 млрд рублей. Эта дорога, которую местные жители называют «дорогой жизни», также связывает Курильск с селом Горное, расстояние между которыми 7,6 километра.

В начале октября 2019 появилась информация, согласно которой на острове Кунашир будет построено три здания для отделов полиции, на что в рамках целевой программы «Курилы» планируется выделить 426 млн рублей.

Кроме того, на социально-экономическое развитие островов Курильской гряды в 2020 году российская власть собирается направить 1,45 млрд рублей в рамках федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Курильских островов на 2016–2025 годы». При этом средства должны поступить от доходов нефтегазового проекта «Сахалин-2».

Чуть позднее (в ноябре 2019 г.) было объявлено, что общее финансирование на развитие Курильских островов в 2020 году будет увеличено по отношению к 2019 году на 2,8 млрд рублей (и составит 7,492 млрд), и продолжит расти в последующие годы. Деньги пойдут на строительство жилья и дорог, реконструкцию школ, детсадов и больниц.

В феврале 2020 года российские СМИ сообщили о запуске еще нескольких довольно значимых для жителей Сахалинской области проектов (которые, заметим, были бы, безусловно, реализованы намного раньше при сохранении СССР).

Так, на Кунашире и Шикотане были введены в строй новые жилые кварталы из многоквартирных домов для переселенцев из аварийного жилья и местных специалистов (военных, педагогов, врачей).

В настоящее время сообщение между островами Шикотан и Кунашир осуществляется при помощи регулярных рейсов вертолета и пассажирской баржи. В ближайшее время региональные власти собираются построить на Шикотане новую взлетно-посадочную полосу для обслуживания авиарейсов и в 2021 году запустить по «курильской линии» (между островами Курильской гряды) два теплохода ледового класса.

В марте 2020 г. авиакомпания «Аврора» уже начала продажу билетов на регулярные авиарейсы между Курильскими островами.

К 2023 году на Кунашире планируют построить больницу с современной бактериологической лабораторией, а также ввести в практику такие услуги, как диагностика онкозаболеваний и оперативное исследование крови. (Заметим, что необходимость подобных медицинских учреждений в отдаленных российских регионах ярко продемонстрировала, к примеру, охватившая многие страны мира в 2020 году пандемия коронавирусной инфекции.)

Каковы же были к этому времени действия японской стороны, предложившей еще в мае 2016 года организацию «совместной хозяйственной деятельности на островах»?

По итогам V Восточного экономического форума (ВЭФ), прошедшего с 4 по 6 сентября 2019 года во Владивостоке, полпред президента России по ДФО Ю. Трутнев заявил, что японские инвестиции в экономику Дальнего Востока составляют менее 1% от их общего объема, но однако, все в руках Японии. Таким образом, российский чиновник констатировал на тот момент, мягко говоря, пассивность зарубежных партнеров: «Перспективы зависят от позиции Японии. Мы со своей стороны открыты к сотрудничеству. Мы говорили о строительстве предприятий на островах Курильской гряды. Получатся совместные проекты — будем признательны».

Очевидно, что столь громко заявленная руководством Японии «совместная хозяйственная деятельность на островах», как минимум, не заладилась. Более того — удачные проекты российских компаний вызывали у японцев откровенно негативную реакцию.

К примеру, сильное негодование японцев вызвал запуск 5 сентября 2019 года рыбоперерабатывающего завода на острове Шикотан, а также сам факт участия в церемонии запуска президента РФ В. Путина (пусть и посредством конференц-связи). Этот факт породил не только протесты в Японии, но и достаточно высокую раздраженность по этому поводу японских журналистов, присутствовавших на V Восточном экономическом форуме (что довелось лично наблюдать автору данной статьи).

На заключительной пресс-конференции, посвященной итогам ВЭФ, полпреду президента РФ по ДФО Ю. Трутневу японской телекомпанией NHK был задан вопрос относительно открытия крупного предприятия на острове Шикотан. Ответ выражал ясную и жесткую позицию российского руководства, и не только по данному важному вопросу: «Это предприятие, которое создает рабочие места, платит налоги, улучшает экономику Российской Федерации. Оно построено на территории России. Мне немного странно, если кто-то выражает протест против строительства наших предприятий на наших территориях. Дальше будем строить новые. На Шикотане и других островах».

Нервозность и отсутствие политкорректности руководства Страны восходящего солнца дошли до того, что генеральный секретарь кабинета министров Японии Есихидэ Суга заявил, что не оставит факт открытия Россией на Шикотане завода без ответа, включая дипломатическое представление. В ответ на данное высказывание посольство РФ в Японии назвало подобного рода шаги неприемлемыми.

А 12 декабря 2019 года во время пресс-конференции в рамках Дней Дальнего Востока в Москве Ю. Трутнев более точно описал ситуацию по вопросу «совместной хозяйственной деятельности на Курилах»: «Нам надо развивать инвестиции на Курильских островах, надо приглашать инвесторов российских и инвесторов из ближайших стран. Мы эту работу должны активизировать, она пока немножко задерживалась. Причину вы, наверное, тоже понимаете: мы ждали, что интерес со стороны Японии станет предметным и действительно начнется экономическое сотрудничество, начнут реализовываться совместные проекты в сфере экономики. Не начинаются, ну значит, нам надо просто засучить рукава и активнее работать на привлечение инвесторов из других стран, из Российской Федерации. Мы обязательно этим займемся».

Таким образом, заявления и действия российской власти (связанные с немалыми финансовыми вложениями в развитие инфраструктуры Курильских островов) определенно говорят о том, что никаких своих исконных территорий, возвращенных в результате победы СССР над «восточным агрессором» во время Второй мировой войны, Россия отдавать не намерена. Тем более, когда сам факт присутствия на территории Японии американских военных баз ставит под сомнение выполнимость Московской декларации 1956 года (на что опирается в российско-японских переговорах руководство РФ).

И очевидно, что такая позиция России (предлагающей Японии признать итоги Второй мировой войны, суверенитет РФ над островами Курильской гряды и вести там совместную хозяйственную деятельность на основе российского законодательства) стала причиной пассивности японских инвесторов. Ибо руководство Японии, опираясь на рекомендации некоторых экспертов, пыталось получить приемлемые для него условия для ведения бизнеса на Южных Курилах, например (один из вариантов), «особый экономический и правовой статус» этой территории, включая создание «совместной экономической зоны», управляемой «российско-японской администрацией».

Интересно при этом замечание японского аналитика Ю Коидзуми, который указывал на то, что развитие Россией инфраструктуры Южных Курил (а это он лично наблюдал на протяжении нескольких лет) имеет для Японии ярко выраженный негативный аспект, ибо чем богаче становятся острова, «тем меньшую ценность представляет экономический козырь в рукаве Японии». Этим, к примеру, объясняется и негативная реакция японского руководства летом 2018 года на начало реализации российско-китайского проекта по проведению оптоволоконных линий связи от Сахалина до островов Курильской гряды.

Что же произошло за эти несколько лет с планом «совместной хозяйственной деятельности на Курилах» премьер-министра Японии С. Абэ? (Далее — «План С. Абэ».)

Напомним, что на начальном этапе переговоров российской стороной был предложен японскому руководству план экономического сотрудничества, включавший в себя более двадцати проектов, направленных на развитие инфраструктуры Курильских островов, а также других регионов Дальнего Востока. Но, так как для Японии данное сотрудничество рассматривалось в основном с политической точки зрения и имело смысл только в случае безусловной гарантии «возвращения северных территорий», то японские политики и бизнесмены не проявили особого энтузиазма.

Наличие американских санкций против нефтегазовой отрасли РФ фактически «заморозило» крупные двусторонние (российско-японские) проекты в этой сфере. И «План С. Абэ» (который пока, в основном, так и существует в качестве плана), по утверждению экспертов, сократился до пяти пунктов, где особого прогресса не наблюдается.

Позиция № 1 в данном Плане — «рыборазведение и рыбопереработка»… Напомним, что в этой сфере на островах Курильской гряды уже успешно работают и развиваются две российские компании — рыбокомбинат «Островной» на острове Шикотан и конгломерат «Гидрострой» (запустивший осенью 2019 новый рыбоперерабатывающий завод, вызвавший, как мы описали выше, всеобщий негатив у японцев). Добавим, что эти компании участвуют и в развитии социальной инфраструктуры на российских островах, что, мягко говоря, будет делать не всякий зарубежный инвестор.

Позиция № 2 — «ветроэнергетика»… По мнению отечественных специалистов, данное направление является не только достаточно сложным при реализации (например, масштабного проекта «ветропарков»), но и экологически небезопасно, и нерентабельно.

Проблема отсутствия окупаемости проекта существует и в следующей позиции (№ 3) «Плана С. Абэ» — «строительство теплиц для выращивания овощей»… Здесь важным препятствием для полноценной реализации этого проекта (при имеющихся отдельных начальных попытках) стали высокие цены на продукцию для российского потребителя.

Позиция № 4 («Плана С. Абэ»), которая может иметь перспективу, в том числе и для зарубежного инвестора, — «утилизация промышленного и бытового мусора»… Однако и здесь японский бизнес пока не проявляет должную инициативу.

Позиция № 5 — «туризм»… Здесь мы пока имеем на деле прибытие на острова небольших групп японских туристов, причем без получения российских виз. Тогда как вводить безвизовый режим для граждан России Токио явно не торопится.

Таков предварительный «результат» некоего «Плана С. Абэ» с конца 2016 года!

При этом вызывают вопросы и другие заявления и действия японских политиков и экспертов, свидетельствующие о том, что внешнеполитический курс Страны восходящего солнца больше совпадает с геополитическими проектами ее главного военно-политического союзника — США, но не с целями международной политики Российской Федерации (и ее союзников).

Об участии японских политиков в некоторых антироссийских проектах

Известно, что Япония присоединилась к западным экономическим санкциям против нашей страны после (справедливого и безукоризненного с юридической и правовой точек зрения) возвращения Крыма в состав России (в марте 2014 года).

В конце 2016 г., в преддверии официального визита в Японию, президент РФ В. Путин дал интервью японским СМИ, где затронул данную проблему: «Япония присоединилась к санкциям против Российской Федерации. Как мы будем развивать дальше экономические отношения?.. Мы должны понять, насколько все наши договоренности в комплексе, насколько они исполнимы в рамках тех союзнических обязательств, которые взяла на себя Япония, насколько велика степень самостоятельности принятия этих решений».

Если развивать тему «степени самостоятельности» японской элиты в таких международных вопросах, как развитие отношений с Россией, то стоит обратить внимание на высказывания (уже бывшего) заместителя главы МИД Японии, руководителя Института международной стратегии Хитоси Танаки. В интервью российскому изданию Lenta.ru под заголовком: «Отдадите Курилы — получите изоляцию» от 4 марта 2019 года японский эксперт, с одной стороны, говорит о растущей самостоятельности Японии в международной политике, а с другой — объясняет причины зависимости Страны восходящего солнца от США.

Так, отвечая на вопрос, присоединится ли Япония в полном объеме к санкциям США и их сателлитов против России после заключения мирного договора между двумя странами, Х. Танака (поправив собеседника, что Япония уже присоединилась к санкциям) заявил утвердительно: «Так все и будет! Не думаю, что у Японии есть причины дружить с Россией, если она ей будет не нужна… Мы не согласны с российской политикой в отношении Украины, с аннексией Крыма. Поэтому мы будем координировать усилия с другими странами „Большой семерки“, чтобы убедить Москву поменять поведение… Не думаю, что Япония согласится на мирный договор без допустимого для себя урегулирования территориального вопроса».

Далее эксперт Х. Танака, указывая на слабость российской экономики, расписывает, какие бы Япония создала на территории нашей страны «мощные индустриальные кластеры», если бы РФ повела себя иначе в отношении Крыма и Украины, а главное — не вступала бы в партнерские отношения с Китаем. При этом бывший высокостатусный чиновник предлагает довольно известную «схему торга»: «Я думаю, это возможно еще при Путине. Он ведь может изменить линию поведения, укреплять отношения с Европой, Японией и США ради развития российской экономики… Я считаю, что Москве стоит поменять свое поведение…»

То есть России предлагается продать (и сдать) за японские и другие зарубежные инвестиции («ради развития российской экономики») свои исконные территории — острова Курильской гряды и Крым. Заметим, что такой (разумеется, гипотетический и сокрушительный для российской государственности) сценарий развития событий может иметь в качестве результата широкомасштабную общественно-политическую дестабилизацию в стране и дальнейший распад России.

При этом японский эксперт при всех оговорках (о растущей самостоятельности внешнеполитического курса Страны восходящего солнца) указывает на важность военного-политического союза Японии и США: «США считает важной роль Японии в обеспечении защиты региона. Я не беспокоюсь по поводу нашего союза… Я не вижу сценария, при котором Япония отказалась бы от альянса с США… Кроме того, не забывайте: в нашей стране множество граждан США, в том числе 50 тысяч американских военных… Мы верим, что США не откажутся от обязательств защищать нашу страну — в том числе ядерным оружием… [Китайский лидер] Си Цзиньпин утверждал, что к 2050 году КНР станет богатейшей и самой могущественной страной мира — и Япония не может противостоять ему в одиночку. Поэтому нам нужны силы США в регионе, нам нужны возможности Индии…

Мы, кстати, не уверены, на какой стороне сегодня Россия… Если мир вновь разделится на два блока — Россию и Китай с одной стороны и США, Европу и Японию с другой, — это будет ужасно. Нам надо понять, что мы можем сделать, чтобы этого не допустить».

Что ж, в таких случаях, обычно следует поблагодарить собеседника за откровенность, которая в таких вопросах ценится на вес золота, поскольку она-то и позволяет нечто понять за пеленой общих слов японской элиты, например, о «новом подходе». Получается, что этот «подход» в качестве основных, базовых условий имеет стратегический союз с США (и зависимость от американцев, о чем говорят практически все цитируемые в этой статье эксперты), а также борьбу за «возвращение северных территорий».

Так с чем в результате мы имеем дело — с неким «новым подходом», который предлагает руководство Японии России, для того чтобы решить проблему подписания мирного договора между двумя странами, или новым… «походом (посягновением) на российскую государственность»?

Ответ очевиден. И некоторые довольно откровенные высказывания представителей японской элиты вносят все большую ясность в этот вопрос.

Например, в ноябре 2018 г. в японской националистической газете «Санкэй симбун» вышла статья писателя Масару Сато «Возврат двух островов плюс альфа» (о ней мы упоминали ранее). В ней автор прямо говорит о необходимости (после переговоров между Вашингтоном и Токио) «дать В. Путину обещание, которое его успокоит»,  — не размещать на Шикотане и Хабомаи американские войска в случае «передачи этих островов Японии».

Именно — только обещание (которое, добавим, потом можно и не исполнять). И эта «норма», практикуемая Западом в отношении нашей страны, давно известна!

Но, во-первых, Россия уже «сыта по горло» пустыми и лживыми обещаниями Запада, данными нашей стране за все постсоветское время. (Среди них, к примеру, было и такое обещание — «не расширять НАТО на Восток». Но в результате с 1999 года Североатлантический альянс пополнился 14 государствами (ранее входившими в СССР либо бывшими союзниками Советского Союза). И в настоящее время на западных рубежах России наращивает свою мощь военный блок, куда входит уже 29 стран.)

А во-вторых, США в настоящее время могут при наличии американо-японского Договора о взаимодействии и безопасности (1960 года) разместить на территории Японии любые свои воинские контингенты и вооружение.

И об этом открыто говорят сами японские эксперты.

Так, в 2018 году в японском сетевом журнале «Политика и экономика России» вышел материал редактора издания, выпускника МГИМО Есинори Китано, в котором автор признает, что Япония не является независимым государством, а посему беспокойство России относительно появления новых военных баз США (в Стране восходящего солнца) полностью обосновано. Автор пишет: «Россия боится, что если вернет Хабомаи и Шикотан, там появится армия США. Абэ же заверяет, что этого не будет… Я с 2005 года пишу, что Япония — это территория Америки, и никто мне до сих пор еще не возразил. То есть даже при возражении Японии, если США решат иметь базы на Шикотане, велика вероятность, что так и будет. Именно отсюда и обеспокоенность России».

А в июле 2019 года в англоязычной японской газете The Japan Times (близкой к МИД Японии) появляется статья, в которой премьер-министру страны С. Абэ предлагается перестать подманивать Москву экономическими проектами в надежде получить мирный договор и Курилы и рекомендуется обзавестись новой «продуманной стратегией». Ибо существует непреодолимое препятствие, обозначенное Москвой, — японско-американский военный союз: «Владимир Путин… потребовал от Токио гарантий, что на спорных островах не будут размещаться американские военные базы, если они вернутся в состав Японии. Таким образом, российский президент поставил заведомо невыполнимое условие, предлагая Абэ отказаться от основы японской стратегии национальной безопасности в обмен на острова».

А вот как представила данную ситуацию эксперт Японского института международных отношений Михо Окадо в интервью «Известиям» (в марте 2020 года): «Япония не заинтересована в милитаризации двух островов, если Россия их вернет. Но так как японо-американский договор по безопасности распространяется на всю территорию Японии, его действие автоматически распространится и на любые другие острова».

Напомним также, что сам премьер-министр С. Абэ в преддверии своей встречи с президентом России В. Путиным в Осаке на саммите G20 в июне 2019 года заявил, что Япония ведет «переговоры с Россией, исходя из факта наличия союза между Японией и США». То есть исходя из факта наличия (и дальнейшего нахождения) американских военных баз на японской территории.

Об усилении военного потенциала США и Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Такая (вышеописанная) исторически сложившаяся ситуация привела к тому, что представители власти РФ во время переговоров с японскими коллегами, где каждый раз говорится о российском суверенитете над островами Курильской гряды, в последнее время все чаще указывают на «опасность развертывания азиатского сегмента глобальной противоракетной обороны (ПРО) США при участии Японии». (И это вдобавок к уже имеющимся американским военным базам в Стране восходящего солнца.)

Например, в декабре 2019 года эту тему затронул на встрече с главой японского МИД Т. Мотэги министр иностранных дел России С. Лавров, выразивший «обеспокоенность в связи с планом США разместить в Японии новые баллистические ракеты среднего радиуса действия, применяемые совместно с системой ПРО наземного базирования Aegis Ashore».

Напомним, тогда же в газете Asahi Shimbun появилась информация о том, что «план размещения комплекса ПРО Aegis Ashore (одного из двух, закупаемых в США) в префектуре Акита (на тренировочной базе наземных Сил самообороны) может быть пересмотрен правительством Японии из-за опасений жителей за свое здоровье».

Если жители Японии (правомочно) беспокоятся в связи с данными планами о своем здоровье, то глава МИД РФ выразил (имея на то веские основания) беспокойство за безопасность всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Ибо, если, по словам С. Лаврова, такая система ПРО будет размещена не только в Японии, но и в других странах Азии (которые являются союзниками США), то «ракеты смогут достигать целей в Уральском регионе России, а также… территории Китая — стратегического партнера России».

Напомним, что Япония с 1989 года имеет статус «Основной союзник вне НАТО» (Major Non-NATO Ally). Наличие данного статуса дает возможность ее обладателю: получать (в основном от США) дополнительную военную и финансовую помощь, участвовать в «совместных оборонных инициативах, …исследованиях военного характера и…ограниченных контртеррористических мероприятиях», а также быть получателем «ограниченных видов вооружения». В настоящее время среди обладателей данного статуса находятся такие страны АТР (вместе с Японией), как Новая Зеландия, Австралия, Филиппины, Таиланд и Республика Корея. (Заметим, что среди кандидатов на этот статус — Грузия и Украина.)

Так что у России и ее союзников есть причины для опасений за международную безопасность в АТР (и не только в этом регионе), в том числе, и по причине выхода США в августе 2019 года из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).

Военные эксперты в связи с вышеописанными инициативами США в АТР (в военной области) обращают также внимание на постепенное наращивание потенциала Сил самообороны Японии, несмотря на то, что 9-я статья Конституции Страны восходящего солнца вносит серьезные ограничения на функционирование (и строительство) вооруженных сил, подчиняя их, в основном, задачам, нацеленным на оборону государства. (Что является наказанием Японии за милитаристскую политику, проводимую до и во время Второй мировой войны.) При этом утверждается, что одна из главных идей премьер-министра С. Абэ (наряду с «возвращением северных территорий») — это внесение в Конституцию Японии поправки, отменяющей ограничения на строительство Сил самообороны.

Но, заметим, что даже при наличии таких ограничений, военный потенциал Страны восходящего солнца, создаваемый при помощи США, уже достаточно высок. И приведем несколько фактов.

Факт первый. Япония имеет семь современных эсминцев, располагающих управляемым ракетным вооружением и оснащенных системой ПРО «Иджис». К примеру, эсминец «Мая» (и не только это судно) уже является «кораблем океанской зоны» и может участвовать в военных кампаниях, уходя от родных берегов на несколько тысяч километров. (И это несмотря на то, что Япония может принимать участие в военных конфликтах, происходящих только на ее территории, т. е. защищаться от потенциального агрессора.)

Факт второй. Всего морские силы самообороны Японии имеют в своем составе 39 эсминцев разной модификации, 4 вертолетоносца, 6 фрегатов (и 22 подводные лодки). И, по мнению военных специалистов, данный потенциал превосходит, как минимум, потенциал Тихоокеанского флота России.

Факт третий. Япония уже развернула на своей территории элементы американской системы ПРО, модернизирует (при помощи США) свои вооруженные силы и планирует строительство ударных авианосцев под американские истребители F-35.

В связи с этим обратим внимание на заявление президента РФ В. Путина на большой пресс-конференции 20 декабря 2018 года относительно того, что у России нет иллюзий касательно назначения системы ПРО, которую США планируют разместить в Японии. В. Путин ответил на вопрос японского журналиста следующее: «Вы сказали о размещении американской военной инфраструктуры в Японии. Но она уже там есть. На Окинаве крупнейшая американская база существует…уже десятилетия. Мы не понимаем уровня суверенитета Японии при принятии решений подобного рода… Я много раз говорил… мы не считаем, что это [система ПРО] оборонительное оружие, это часть американского стратегического ядерного потенциала, вынесенного на периферию. И эти системы работают синхронно в комплексе с ударными комплексами. Поэтому здесь у нас иллюзий нет никаких, мы это все понимаем…»

То есть российское руководство понимает и степень прочности военно-политического союза Японии и США (которому в этом году исполнилось уже 60 лет), и степень зависимости японской элиты от своего заокеанского партнера в вопросах дальнейшего развития отношений с Россией.

Факт четвертый. Силы самообороны Японии уже не только проводят учения по десантированию на отдельные острова, но и принимают участие (пока ограниченным контингентом) в военных операциях США на Среднем Востоке.

Уже эти факты довольно ярко говорят о том, что периодически появляющиеся в СМИ заявления представителей правонационалистических кругов японской элиты о том, что нужно быть готовыми «к долгой схватке» и ждать «нового шанса» для того, чтобы «отнять у России Курилы», не являются простыми угрозами.

Об укреплении обороноспособности восточных рубежей России

Вызывает недоумение и тот факт, что постепенное наращивание боевого потенциала Сил самообороны Японии сопровождается публичными демаршами руководства Страны восходящего солнца относительно действий России, направленных на укрепление вооруженных сил на восточном направлении.

И, конечно, особое нервное беспокойство японской стороны продолжает вызывать укрепление обороноспособности России в районе Курил.

Так, 23 февраля 2017 года генсекретарь японского правительства Е. Суга заявил, что российской стороне был направлен протест в связи с выступлением министра обороны РФ Сергея Шойгу, который сообщил о размещении в 2018 году на Курильских островах на постоянной основе российских войск. По словам японского высокопоставленного чиновника, «усиление военного присутствия ВС России на северных территориях… является прискорбным… и идущим вразрез с позицией Японии».

Дошло до того, что 20 марта 2017 года (теперь уже бывший) глава министерства обороны Японии Томоми Инада во время встречи с министром обороны России Сергеем Шойгу также выразила протест японской стороны. С. Шойгу в свою очередь заявил, что дивизия на Дальнем Востоке создается уже шесть лет и носит оборонительную функцию. Ракетные же комплексы призваны прикрыть «незащищенное пространство России».

Несмотря на эти странные (и бесцеремонные) протесты японских чиновников, российское руководство продолжает развивать оборонительную инфраструктуру на востоке страны.

В конце октября 2017 г. зампред комитета Совета Федерации по обороне Франц Клинцевич анонсировал строительство военно-морской базы на Курилах. При этом проект, который находится на стадии детализации, помимо всего прочего, нацелен на всестороннее развитие Курил (экономическое, социальное, культурное). Создание новой базы ВМФ РФ, по словам Ф. Клинцевича, является «сигналом недругам, которые хотят отрезать от России Курильский архипелаг».

В начале февраля 2018 года Япония в очередной раз выразила свое недовольство решением российского правительства разместить военную авиацию на острове Итуруп. В марте стало известно о введении в строй нового военного аэродрома на острове Матуа в центре Курильской гряды. А в начале августа 2018 г. руководство Японии выразило недовольство размещением на Итурупе российских истребителей Су-35С. Все подобные акции были названы генсекретарем кабинета министров Японии не иначе, как «усилением военных приготовлений на четырех северных островах» и «наращиванием российского военного присутствия на северных территориях».

То есть руководство Японии, несмотря ни на какие исторические факты и международные документы, по-прежнему считает, что российские Вооруженные силы развертывают оборонительную инфраструктуру на «японской территории»?

30 октября 2018 года протест против роста численности российских войск на Курилах выразил уже лично премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Более того, 16 ноября он заявил, что Япония не станет размещать базы США на «северных островах», если они «перейдут под суверенитет» Страны восходящего солнца.

В том, что это не более чем пустые и ничем не подкрепленные обещания, мы убедились выше. Приведем еще одно (как говорят) «косвенное свидетельство», еще более укрепляющее наше убеждение.

В феврале 2019 года в японской газете Japan Business Press вышла статья, в которой говорилось о важности «спорных островов» Южных Курил для США, как наилучшего места для установки систем ПВО, направленных против северокорейских ракет. Заметим, что для США не меньший интерес, если не больший, представляет работа против военного потенциала не только Северной Кореи, но и Китая и России. И на это указывается, например, в самой статье, где автор пишет, что «переход островов под суверенитет Японии» позволит контролировать незамерзающий порт Владивосток, где базируется Тихоокеанский флот РФ, и пролив Екатерины, через который ходят российские военные корабли и подлодки.

Так кто на самом деле не столько укрепляет обороноспособность своих рубежей, сколько (при помощи своих союзников), как выражается генсекретарь японского правительства, занимается «усилением военных приготовлений»? И приготовлений для чего? Для организации провокационных акций, направленных на ослабление России, и оказания международного давления на нашу страну. И об этом, между прочим, говорят сами американские и японские эксперты.

Так, в августе 2018 года в японской газете «Хоккайдо Симбун» вышла статья, в которой обсуждались запланированные на сентябрь (2018) учения сухопутных сил Японии и США «Северная гадюка». Автор материала указывает при этом и на цель военных маневров: «…цель в том, чтобы за счет интегрированного управления американскими войсками и Силами самообороны проиллюстрировать несокрушимый японо-американский союз и оказать давление на Россию и Китай, которые усиливают военное влияние в Северо-Восточной Азии».

Япония участвует в различных учениях вместе со своими военно-политическими союзниками, в том числе и для «оказания давления на Россию и Китай», и одновременно выражает ноты протеста в связи военными учениями и учебными стрельбами, которые организуют на восточных рубежах России Вооруженные силы РФ (как, к примеру, это было весной 2019 года).

Таким образом, японско-американское военное сотрудничество и чуть ли не истерический тон японских изданий и политических лидеров относительно некоей «милитаризации Курил» со стороны России говорит только об одном. Что эти действия руководства РФ по укреплению военного потенциала страны на Востоке, как минимум, отдаляют, а как максимум, делают неосуществимой сокровенную мечту японской элиты прибрать к своим руками российские Курилы.

О перспективе «нового подхода».

В марте 2020 года окружение японского премьер-министра С. Абэ продолжало готовить визит своего шефа в Москву на празднование 75-летия Победы СССР (и его союзников) в Великой Отечественной войне. Заметим, несмотря на отказ президента США Д. Трампа принять участие в этом событии, а также негативную реакцию значительной части японской элиты на возможность такой поездки. Существует мнение, что С. Абэ даже в эти памятные дни будет пытаться что-то делать для «решения проблемы северных территорий».

При этом в России уже готовится всенародное голосование по поправкам в Конституцию РФ, одна из которых устанавливает запрет на отчуждение российской территории. Причем при инициировании данной поправки упоминались конкретно такие регионы России, как Калининградская область, Крым, Курильские острова.

С. Абэ торопится решить одну из главных своих политических задач до окончания срока премьерства (до осени 2021 года). Некоторые японские эксперты уже подсказывают ему, как, обойдя российское законодательство, можно попытаться решить данный вопрос, например, переведя двусторонние переговоры в формат обсуждения «проведения демаркации или редемаркации границ с соседними государствами».

Но у значительной части элиты и гражданского общества России (у патриотической его части) тоже есть свои стратегические цели и задачи, среди которых внутриполитическая стабильность и сохранение целостности российского государства являются базовыми для дальнейшего развития страны.

И не пора ли прекратить все провокационные заявления и разговоры по поводу некоей «возможной передачи Японии» островов Курильской гряды, о чем так любят говорить японские (и некоторые отечественные либеральные) политики и эксперты?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 371