«Музыка была до сих пор привилегией образованного общества, между тем значение ее в народе несомненно. Народ тоже имеет свои духовные запросы, и вот эти-то запросы оставались неудовлетворенными».

«Он пробудил любовь к народным инструментам». Василию Андрееву — 160 лет

Изображение: Николай Богданов-Бельский. Талант и поклонник. 1910-е

Великие русские музыканты-любители, музыканты-дилетанты. Действительно, сегодня мало кто знает, что многие обладатели больших имен в отечественной музыкальной культуре не имели полноценного профессионального образования. А. А. Алябьев, А. Н. Верстовский, А. С. Даргомыжский, А. Н. Серов, М. А. Балакирев, Ц. А. Кюи… Да даже такие всемирно признанные гении, как А. П. Бородин, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков большей частью опирались на познания в музыкальной грамоте, которые получили от своих семейных учителей. А далее следовали самообразование и труд, помноженные на природное дарование и огромную любовь к музыке, что позволило им достичь вершин мастерства.

Василий Васильевич Андреев
Василий Васильевич Андреев
АндреевВасильевичВасилий

В. В. Андреев, 160-летие которого отмечалось в январе 2021 года, замечательный отечественный музыкант, композитор, просветитель, создатель «русского народно-инструментального искусства письменной традиции», также далеко не блистал музыкальной образованностью. Более того, он в начале своего творческого пути практически не знал нотной грамоты. Первоначально пьесы, исполнявшиеся ансамблем под руководством Василия Васильевича, о создании которого рассказывалось в первой части публикации, разучивались на слух, «с рук», но все они были блестяще отрепетированы, безукоризненны в плане динамического и тембрового баланса. Однако рост востребованности коллектива среди публики, необходимость его творческого развития приводят к осознанию Андреевым необходимости профессионализации ансамбля.

Развитие

В 1891 году В. Андреев привлекает к музыкальному руководству «Кружком любителей игры на балалайках» студента Петербургской консерватории, ученика А. К. Лядова и Н. А. Римского-Корсакова, талантливого музыканта Николая Петровича Фомина (1864–1943). Замечательный музыкант и композитор Н. П. Фомин на всю дальнейшую жизнь стал одним из самых близких сподвижников В. В. Андреева. Во многом именно деятельность Николая Петровича способствовала становлению как коллектива В. В. Андреева, так и самого Василия Васильевича как музыканта и композитора.

Фомин привнес в «Кружок» основы профессионализма, а его творческое дарование позволило заметно расширить концертный репертуар. Вместе с Фоминым в коллектив пришли молодые музыканты с консерваторским образованием — В. А. Лидин, М. М. Вальяно, М. Иванов, братья А. и Ад. Тюрнеры. Чуть позже в ансамбль приходят музыканты, также сыгравшие важную роль в развитии коллектива. Речь идет о В. Т. Насонове (1861–1918), Ф. А. Нимане (1860–1936), Н. И. Привалове (1868–1928).


Ах, се вечер (народная, аранж. Н.Фомин), Орк. нар. инстр. им. Андреева Ленфилармонии, дир. Э. Грикуров, 1938


Калинушка (народная, аранж. Ф. Ниман), Орк. нар. инстр. им. Андреева Ленфилармонии, дир. Э. Грикуров, 1938

Семь балалаек разного размера в ансамбле В. В. Андреева производили поразительный художественный эффект, но это были только балалайки. Было ясно, что без введения новых красок дальнейший творческий рост коллектива немыслим.

В 1896 участник «Кружка» студент-технолог С. А. Мартынов, вернувшийся в Петербург после пасхальных каникул, передает В. Андрееву музыкальный инструмент, обнаруженный его сестрой А. А. Мартыновой в Вятской губернии. Экспертиза известного петербургского музыканта-исследователя, профессора А. С. Фаминцына (1841–1896) определила найденный инструмент как древнерусскую домру. Уже летом 1896 года Н. П. Фомин разрабатывает на основе находки чертежи домры малой, альтовой и басовой.

Все три инструмента были изготовлены для «Кружка любителей игры на балалайках» замечательным мастером-самородком Семеном Ивановичем Налимовым (1857–1916). Так, в сентябре появилась домра малая (дискант) и домра альтовая, а в конце октября мастер сделал еще пять инструментов, включая две басовые домры.

В том же 1896 году Н. П. Фомин по рисункам из книги, предоставленной А. С. Фаминцыным, составляет чертеж гуслей в виде трапеции с 31 струной. На этих гуслях, изготовленных С. И. Налимовым, с 1896 стал играть Н. И. Привалов.

Более 300 различных музыкальных инструментов изготовил для андреевского коллектива Семен Иванович Налимов, за что даже заслужил в музыкальных кругах России того времени негласное имя «русского балалаечного Страдивариуса». В 1900 году С. И. Налимов был награжден бронзовой медалью Всемирной выставки в Париже, а в 1908 в Петербурге на Первой Всероссийской выставке музыкальных инструментов этот замечательный мастер был награжден Золотой медалью с надписью «За усердие».

Инструменты-шедевры работы Налимова — балалайки, домры, гусли — до сего дня признаются лучшими в мире. Знаменитый виртуоз-балалаечник наших дней Алексей Архиповский гордится тем, что он выступает на сцене с инструментом, изготовленным Семеном Ивановичем.

Но вводом в состав ансамбля домр и гуслей Андреев и Фомин не ограничиваются. Работа над расширением инструментария коллектива продолжилась. Вскоре со сцены зазвучали и русские народные духовые инструменты. В 1897 году в оркестр вводится брелка, потом настал черед свирели. В 1898 в Петербурге за 25 рублей у старика-гренадера были приобретены столообразные гусли, на которых стал играть замечательный музыкант и композитор В. Д. Данилов. А на концерте 9 ноября 1898 года зазвучали накры (глиняные котлы, типа литавр) и бубен, который был введен в состав по совету Милия Алексеевича Балакирева.

Помимо С. И. Налимова музыкальные инструменты для коллектива Василия Андреева изготовляли мастера И. Зюзин, И. Галинис, Н. Оглоблин и другие. Все музыкальные мастера, с которыми сотрудничал Василий Васильевич, были бывшими крестьянами, солдатами, людьми самого что ни на есть «простого происхождения». Да и пьесы, входившие в репертуар ансамбля, черпались в песенной сокровищнице народа.

В народ

В 1892 году, после возвращения из второй поездки ансамбля во Францию, перед Андреевым, помимо дела развития коллектива своих единомышленников, возникает еще одна важная задача. Успех балалайки в среде петербургской интеллигенции отнюдь не обольстил, не успокоил Василия Васильевича, он вполне допускал сиюминутность этого увлечения у музыкально избалованной столичной публики.

Андреев понимал, что дело, которому он служит, лишь тогда по-настоящему укоренится, когда балалайка, уже в обновленном, более совершенном виде, вернется в народ. Василий Васильевич неоднократно обращался в правительственные органы за разрешением на организацию воскресных концертов на фабриках и заводах и на создание народных домов в больших селах. Однако эти планы поддержки не получили. Власть не препятствовала распространению балалайки в интеллигентских кругах и за границей, но опасалась контактов музыкантов андреевского коллектива с рабочим людом.

Тогда Василий Васильевич избирает другой путь. Он начинает обучать игре на балалайке солдат Петербургского гарнизона, в надежде что они, возвратясь домой после армейской службы, понесут балалайку в народ. И Андреев добился введения обучения игре на балалайке в армии. Число солдат Петербургского гарнизона, одновременно обучающихся игре на балалайке у Андреева и других членов «Кружка», достигало 600 человек.

«Ученики-солдаты полюбили своего веселого учителя. В тусклую монотонную жизнь царской казармы уроки Андреева вошли как большое событие», — вспоминал позже государственный контролер Т. И. Филиппов, благодаря которому Василий Васильевич и получил возможность музыкального просвещения солдат. Тысячи и тысячи мужчин после службы возвращались из армии домой, научившись хорошо играть на балалайке.

Василий Андреев считал, что «музыка была до сих пор привилегией образованного общества, между тем значение ее в народе несомненно. Народ тоже имеет свои духовные запросы, и вот эти-то запросы оставались неудовлетворенными. Когда рабочий день кончен, что остается у труженика деревни или фабричного поселка? Только одно — беспросыпное пьянство. Взгляните теперь, как расцветают фабричные оркестры балалаечников и какой живой струей это музыкальное течение влилось в серую фабричную жизнь. Появились самоучки и таланты, явился дух соревнования. Фабричные оркестры пользуются большим успехом у местного населения, доказывая, что музыка так же отвечает запросам народа, как и интеллигенции».


Молодка, молодка молодая (народная), Великорусский оркестр В. Андреева, 1911


Не одна во поле дороженька (народная, аранж. Н. Фомин), Орк. нар. инстр. им. Андреева Ленфилармонии, дир. Э. Грикуров, 1938

Андреев смог добиться учреждения в войсках штатных преподавателей игры на балалайке, при этом сам Василий Васильевич был возведен в должность «заведующего преподаванием народной музыки в войсках гвардии». Результатом подвижнической деятельности В. Андреева в армии, а позже в железнодорожных училищах и на курсах сельских учителей, стало бурное распространение по всей территории России балалаек и домр.

Нужно сказать, что это возвращение к простым людям почти забытых истинно народных инструментов привело к возрождению многих, едва не утраченных, народных песен. До Андреева народность балалайки заключалась в этнографическом происхождении музыкального инструмента, теперь же он стал народным в силу своего массового распространения.

Оркестр

Великорусский оркестр В. Андреева
Великорусский оркестр В. Андреева
Андрееваоркестр В.Великорусский

Популяризации русских народных инструментов, безусловно, способствовала и кипучая гастрольная деятельность коллектива, продолжавшаяся все время его существования. Тому, что популярность андреевского ансамбля не спадала, способствовали постоянное пополнение репертуара, развитие и улучшение инструментального оснащения, повышение исполнительского мастерства музыкантов.

Введение новых инструментов в состав ансамбля В. В. Андреева привело к увеличению числа участников коллектива до 19 человек. И начиная с концертов 23 ноября 1896 года в зале Кредитного общества и 11 января 1897 года в зале Дворянского собрания Санкт-Петербурга «Кружок любителей игры на балалайках» окончательно переименовывается в Великорусский оркестр. «Великорусский оркестр получил такое название потому, — позже напишет В. В. Андреев, — что все инструменты, входящие в его состав, принадлежат к средней и северной полосам России, т. е. к древнему Государству Московскому или Великороссии».

Далее оркестр ждали долгие годы работы. Порой коллектив, возглавляемый Андреевым, переживал очень непростые времена. Расходы на содержание оркестра, изготовление инструментов, гастрольные поездки при полном отсутствии материальной помощи поставили детище Василия Васильевича в сложное положение. Например, у Василия Андреева не было средств даже на покупку необходимого материала, чтобы заказать изготовление С.И.Налимову первый комплект инструментов. В результате в дело пошли подоконники и двери андреевского дома в селе Марьино Тверской губернии, которые, по счастью, оказались сделанными из чистого горного клена.

Начиная с 1905 года оркестр был принят под высочайшее покровительство, а Василий Андреев и его ближайшие помощники были зачислены по дворцовому ведомству. Это облегчило материальное положение коллектива, но дворцовый министр, который теперь отвечал за деятельность оркестра, не приветствовал частые гастроли. Поездки по России теперь разрешались Андрееву очень редко и неохотно, ибо «когда речь заходила о работе в гуще народа, полицейские и прочие власти начинали беспокоиться: не выйдет ли „крамолы“, не окажутся ли пропагандисты балалайки проводниками „опасных идей“».

Напротив, дворцовое ведомство поощряло заграничные гастроли оркестра. Главнейшими гастрольными поездками оркестра в новом ХХ-м веке были: поездка в Париж на Всемирную выставку в 1900 году, в Москву в 1902 году, в Германию в 1908 году, в Англию в 1909 году. В 1910 году Великорусский оркестр вторично едет в Англию, оттуда по приглашению Сары Бернар — в Париж, а затем — в США.

Наконец, в 1912 и 1913 годах состоялись большие гастрольные поездки по России, которые принесли делу Василия Андреева огромную пользу. Результатом этих гастролей стало создание сотен новых оркестров народных инструментов, появление тысяч любителей-одиночек на территории всей страны. Балалайки и домры вновь зазвучали по всей России.

С оркестром Василия Андреева начали сотрудничать русские композиторы. А. К. Глазунов в 1902 году написал для оркестра «Русскую фантазию». Чуть позже Н. А. Римский-Корсаков ввел балалайки и домры в свою оперу «Сказание о граде Китеже».

Репертуар оркестра составляли более 400 произведений. Из них около 150 являлись мелодиями русских народных песен в обработке Н. П. Фомина, В. В. Андреева, В. Т. Насонова, Ф. А. Нимана, П. П. Каркина. Многие из них были взяты из сборников народных песен М. Балакирева, Н. А. Римского-Корсакова и других. Исполняли оркестранты и авторские произведения русских композиторов: П. И. Чайковского (около 20), Н. А. Римского-Корсакова (более 10), М. И. Глинки, А. П. Бородина, М. А. Балакирева, А. К. Глазунова, А. Т. Гречанинова, А. Г. Рубинштейна, Н. Н. Черепнина… Звучали и творения Э. Грига, Ж. Бизе, Ф. Шуберта, Р. Шумана… И, конечно, исполнялись на концертах пьесы Василия Васильевича Андреева.


Вальс _Фавн_ (В. Андреев), Великорусский оркестр п.у. В. Андреева, 1911


Полно, ты, солнышко (народная), Великорусский оркестр В. Андреева, 1911

Андреевский оркестр был признан передовыми деятелями русской культуры: Л. Н. Толстым, А. М. Горьким, И. Е. Репиным, творчество коллектива высоко ценили академики И. П. Павлов и В. М. Бехтерев. Близкими друзьями В. Андреева стали К. А. Варламов, В. Н. Давыдов, М. Г. Савина, В. Ф. Комиссаржевская, К. Е. Маковский, И. В. Ершов.

Великорусский оркестр В. Андреева
Великорусский оркестр В. Андреева
Андрееваоркестр В.Великорусский

20 марта 1913 года в Большом зале Мариинского оперного театра в Петербурге проходил музыкальный праздник в честь 25-летия Великорусского оркестра. Ф. И. Шаляпин на этом торжественном юбилейном вечере закончил свое приветствие так: «Ты пригрел у своего доброго теплого сердца сиротиночку-балалайку. От твоей заботы и любви она выросла в чудесную русскую красавицу, покорившую своей красотой весь мир».

Поэт А. Плещеев в своем приветствии коллективу в этот знаменательный день написал: «С именем Андреева, с балалайкой у меня связана исключительно русская песня, русская музыка, владеющая нашими сердцами и умами. Для нас сила его в народном музыкальном творчестве, в душе, в искренности передачи этого творчества, создаваемом им настроении. Вот где дорог Андреев! От полноты сердца хочется сказать сегодня Василию Васильевичу — спасибо! Он пробудил в нас любовь к народным инструментам, которые мы забыли и в возрождение которых не верили».

Сам же Василий Васильевич не считал свой оркестр чем-то законченным и не нуждающимся в дальнейшем совершенствовании. В 1914 году он писал: «Если бы мне предоставили возможность уверенно и спокойно работать, без чего немыслим никакой труд, то многое еще можно было бы прибавить к великорусскому оркестру в смысле его художественного совершенства и музыкального развития».

7 марта 1917 года оркестр переименовывается в Первый народный Великорусский оркестр. Февральская революция практически лишает коллектив средств к существованию. После Великого Октября Василий Андреев обращается с просьбой к наркому просвещения Анатолию Луначарскому о государственной субсидии. Прослушивание коллектива специальной комиссией музыкальной коллегии Наркомпроса состоялось 29 апреля 1918 года. В состав комиссии входили: Ф. И. Шаляпин, С. А. Кусевицкий, А. П. Жеребцова-Андреева, Е. П. Владимирова, Н. А. Малько, П. А. Оболенский, А. А. Дидерихс, А. В. Луначарский. И в июне 1918 оркестр получил государственную субсидию.

В ноябре 1918 года оркестр выезжает с концертами в сражающуюся Красную Армию, на Северный и Восточный фронты. На одном из концертов (предположительно на ж/д станции Плесецкая) Василий Васильевич Андреев сильно простудился. В ночь с 25 на 26 декабря 1918 года вернувшегося в Петроград В. В. Андреева не стало.

Приведу текст двух документов того периода:
«Удостоверение от 27 декабря 1918. Дано сие в том, что квартира в доме 64 кв. 30 по набережной реки Мойки, занимаемая скончавшимся ныне основателем и дирижером Великорусского оркестра В. В. Андреева со всем находящимся в ней имуществом, а равно музыкальными инструментами и нотной библиотекой находится под охраной Совпроса и не подлежит выселению, уплотнению и реквизиции». «На общем собрании коллектив решил дирижерскую часть поручить Ф. А. Ниману, главным дирижером избрали основоположника и соратника В. В. Андреева — Николая Петровича Фомина. Коллектив также решил на свои средства, путем личных взносов, устроить музей-квартиру. Все исторические предметы собрали и распределили в кабинете Василия Васильевича».

Нужно признать с горечью — не все удалось сберечь, но основа наследия Василия Васильевича Андреева была сохранена, а дело, которому он посвятил жизнь — продолжено.

Андреев «создал новую область музыкального творчества — русское народно-инструментальное искусство письменной традиции — явление уникальное не только в отечественной, но и во всей мировой музыкальной культуре, так как представляет собой особый сплав элементов фольклорного и профессионально-академического искусства», — позже напишет исследователь творчества Василия Васильевича М. И. Имханицкий.

Что же значит имя Василия Васильевича Андреева для отечественной культуры? Порой от некоторых псевдоохранителей «чистоты народной традиции», ратующих за "возвращение к истокам", можно услышать, что Андреев своим «переносом» народного творчества на основы классической музыки чуть ли не извратил саму суть русских песен. Сегодня, в эпоху урбанизации и глобализации, во времена вымирания деревень и засилья эстрадно-попсовой музыки это мнение звучит особенно странно. К сожалению, подлинных, чистых «истоков» практически не осталось. А попытки восстановить их почти наверняка окажутся мнимыми, станут эдаким симулякром, бездушной подделкой.

Продвижение русских народных инструментов В. Андреевым и его сподвижниками на большую сцену, беспрестанное преподавание ими основ игры на балалайке в многочисленных кружках разных слоев российского общества позволило вернуть народную музыку самому народу. Именно со времен Андреева народная музыка развивалась как в сценической, оркестрово-ансамблевой форме, так и в «простонародной», в которой порой воскрешались «дедовские» приемы игры на русских народных инструментах.

Да и для других народов России подвижничество Василия Васильевича стало примером, показало путь для возрождения национальных музыкальных традиций.

Нужно не отчаиваться, не выискивать неведомо какие "истоки", а стараться сохранять для грядущих дней и популяризировать среди ныне живущих то, что было создано предыдущими поколениями, что было рождено гением отечественных музыкантов. Среди которых, безусловно, значительное место занимает музыкант и педагог, композитор и общественный деятель Василий Васильевич Андреев.

В завершении материала вновь хотелось бы дать возможность еще раз услышать «наследие Андреева». Но начну с произведения, которое было адаптировано к исполнению оркестром русских народных инструментов не самим Василием Васильевичем Андреевым или его ближайшими сподвижниками, а уже последующими поколениями «андреевцев». Это нынешний гимн города, где в 1888 году родился коллектив, гимн Ленинграда, нынешний гимн Санкт-Петербурга — «Гимн великому городу» композитора Рейнгольда Глиэра.

Сообщу «по секрету», эта мелодия была написана Глиэром для конкурса по созданию Гимна СССР, проходившего в 1942–1943 годах. Позже она прозвучала в балете композитора «Медный всадник» по А. С. Пушкину. И уже после этого стала гимном города. Произведение прозвучит в исполнении Государственного академического оркестра русских народных инструментов им. В. В. Андреева.


Гимн великому городу (Р. Глиэр), Гос. акад. русский нар. орк. им. В.Андреева

Пожалуй, самым знаменитым произведением «андреевцев» была и остается оркестровая обработка русской народной песни «Светит месяц». Эту замечательную мелодию можно будет услышать дважды: в начале в исполнении Великорусского оркестра под управлением Василия Васильевича Андреева, а следом фрагмент пьесы в записи Государственного оркестра русских народных инструментов имени В. В. Андреева.


Светит месяц (народная), Великорусский оркестр В. Андреева, 1911


Светит месяц (народная, фрагмент), Гос. акад. русский нар. орк. им. В.Андреева

И, наконец, знаменитая «Камаринская». Эту пьесу сольно исполнял Василий Васильевич Андреев, начиная с самых первых своих выступлений, потом она прочно вошла в репертуар оркестра. В данной публикации есть возможность услышать фрагмент «Камаринской» в исполнении Государственного оркестра русских народных инструментов имени В. В. Андреева.


Камаринская (народная, фрагмент), Гос. акад. русский нар. орк. им. В.Андреева

На этом рассказ о жизни и творчестве Василия Васильевича Андреева завершен, но есть уверенность, что не затихнет интерес к народной музыке, которой всю свою жизнь посвятил великий сын Родины.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER