«Когда я начинал свою работу для создания Великорусского оркестра, я чувствовал себя, как одинокий человек в первобытном лесу, прокладывающий новую дорогу»

«Вы внесли новый элемент в музыку, честь и хвала». В. Андрееву — 160 лет

Николай Богданов-Бельский. Концерт на балалайке. 1931
Николай Богданов-Бельский. Концерт на балалайке. 1931
Николай Богданов-Бельский. Концерт на балалайке. 1931

Есть имена, которые навечно вписаны в историю с обозначением «первопроходец». Именно это определение полностью применимо к русскому музыканту Василию Васильевичу Андрееву. Хотя слово «музыкант» слишком недостаточно для описания всего сделанного нашим великим соотечественником. Он не только свое творчество, но и всю жизнь посвятил Родине и своему народу.

Фотопортрет композитора Василия Васильевича Андреева. 1880-е
Фотопортрет композитора Василия Васильевича Андреева. 1880-е
1880-еАндреева.ВасильевичаВасилиякомпозитораФотопортрет

Но помимо безграничной любви к России у Василия Васильевича была такая же безграничная преданность Музыке. Обе эти страсти слились в большом сердце Андреева воедино.

В музыкальной энциклопедии о нем можно прочитать: «Василий Васильевич Андреев (1861-1918) — выдающийся патриот России, реформатор русских народных инструментов, создатель и руководитель первого Великорусского оркестра, общественный деятель, педагог, композитор, дирижер, исполнитель-виртуоз на балалайке и гармонике». И за каждым этим определением стоит жизнь, до донца отданная России и Музыке.

Начало

Его родителями были купец первой гильдии Василий Андреевич Андреев и дворянка Софья Михайловна (в девичестве Веселаго). 3 января (15 января по новому стилю) 1861 года в Бежецке Тверской губернии в семье появился на свет сын, которому дали имя Василий. Впрочем, в ряде биографических изданий датой рождения В. В. Андреева называется 14 (27) января. Однако это расхождение в основном заботит биографов и исследователей творчества Василия Васильевича, для нас же важно, что в январе 2021 года Василию Васильевичу Андрееву исполнилось 160 лет.

Одаренный мальчик с раннего детства впитывал в себя народную музыкальную культуру, к 14 годам самоучкой, не зная нотной грамоты, смог овладеть игрой на 12 музыкальных инструментах. Правда, в старших классах гимназии он брал уроки игры на скрипке у профессора Санкт-Петербургской консерватории Н. В. Галкина. К этому времени ушел из жизни глава семьи Андреевых — Василий Андреевич, и мать сочла занятия сына музыкой не слишком перспективными.

Возможно, занятия музыкой для Васи Андреева так и остались бы всего лишь увлечением, но в 1883 году он, находясь в семейном имении Марьино Вышневолоцкого уезда Тверской губернии, услышал игру балалаечника-самородка Антипа, исполнявшего на самодельной балалайке песню «Вдоль по Питерской». «Меня, прежде всего, поразила в балалайке примитивность ее конструкции, оригинальная форма и приемы игры», — позже рассказывал Василий Васильевич.

Пораженный неожиданно открывшимися богатейшими возможностями, казалось бы, примитивного музыкального инструмента Андреев решил заняться его усовершенствованием, чему поспособствовала еще одна встреча — в 1884 году в Вышнем Волочке Андреев познакомился с любителем-балалаечником Александром Степановичем Пасхиным, который играл на более совершенной балалайке. У него Андреев заимствовал некоторые неизвестные ему приемы игры. К тому же столяр из Бежецка, к которому Василий Васильевич обратился по рекомендации Пасхина, изготовил для Андреева инструмент чуть получше балалайки Антипа.

В том же 1884 году Василий Васильевич решился на первое публичное выступление в программе благотворительного концерта в Самаре в качестве солиста-балалаечника. И это было только началом. В 1886 году состоялся дебют музыканта-самоучки в Благородном собрании Санкт-Петербурга. Новая, акустически более совершенная «пятиладовая» балалайка была незадолго до этого изготовлена для Андреева по его чертежу музыкальным мастером Ф. С. Пасербским. Петербургское выступление Василия Васильевича стало знаковым для него. «Петербургская газета» 24 декабря 1886 года писала: «Под конец вечера был настоящий сюрприз, — это настоящее наслаждение, воспринятое от игры — на чем бы вы думали? На балалайке г. Андреева! Под пальцами этого артиста — смело даем ему это имя — простой инструмент совершенно заставляет забыть свое низменное происхождение».

Репертуар Андреева в те годы составляли исключительно русские народные песни: «Во пиру была», «По улице мостовой». «Нигде милого не вижу», «Научить ли тя, Ванюша», «Камаринская» и другие.


Барыня (народная), В. Андреев, 1899

Более совершенная балалайка в сочетании с безусловной музыкальной одаренностью исполнителя за короткое время позволяет дебютанту стать кумиром великосветских салонов столицы. И некогда почти презираемый интеллигенцией народный инструмент становится необычайно модным. Как писал Андреев, «не только мужчины, но и дамы из высшего общества с большим увлечением играют на балалайке. Балалайки проникли в гимназии, лицей, правоведение, войска, везде образовываются кружки… Несложный инструмент, певучий мотив и легкость игры, не требующей продолжительной и трудной подготовки, делают его доступным массе. В три минуты я могу обучить играть на балалайке „Барыню“. Но в то же время это настолько гибкий инструмент, что иногда требуется полтора года обучения для того, чтобы сыграть некоторые другие произведения. Балалайка сделалась теперь излюбленным инструментом в нашем интеллигентном обществе»

Впрочем, Василий Васильевич трезво оценивал недолговечность этого успеха, этой внезапно нахлынувшей известности. Он понимал, что для полноценного закрепления русских народных инструментов на сценических площадках просто необходимо сделать следующие шаги — ввести балалайку в полноценный оркестр, добиться ее признания в профессиональном музыкальном сообществе, и что особенно важно — возродить популярность инструмента у простого народа.

Ансамбль

Кружок любителей игры на балалайке
Кружок любителей игры на балалайке
балалайкенаигрылюбителейКружок

В 1887 году по чертежам Андреева Ф. С. Пасербским была создана хроматическая балалайка, более того, мастер чуть позже изготовил ее разновидности: дискант, пикколо, прима, тенор, альт, бас и контрабас. Также в 1887-м Андреевым в содружестве с П. К. Селиверстовым было выпущено первое учебное нотное издание, которое называлось «Школа для балалайки». В том же году Василием Васильевичем были открыты классы игры на балалайке в Соляном городке в Петербурге и организован «Кружок любителей игры на балалайках», в состав которого помимо В. В. Андреева вошли: А. А. Волков, В. А. Панченко, А. В. Паригорин, Ф. Е. Рейнике, А. Ф. Соловьев, Д. Д. Федоров и Н. П. Штибер. 7 типов балалаек «Кружка» перекрывали диапазон в 5 ½ октавы.

Именно с первого публичного выступления «Кружка любителей игры на балалайках» в зале Городского Кредитного общества в Петербурге 20 марта 1888 года начинает свой отсчет история Андреевского оркестра. В ходе концерта восемь музыкантов коллектива использовали четыре разновидности балалаек, что в сочетании с мастерством исполнителей произвело на зрителей огромное впечатление. Нужно сказать, что помимо мелодий русских народных песен: «Подружки», «Во пиру была», «Во саду ли, в огороде», «Камаринская», «Барыня» и других, прозвучавших в программе концерта, впервые публично было исполнено произведение, написанное самим Василием Андреевым — «Сводногвардейский марш». Но к творчеству В. Андреева-композитора вернемся чуть ниже. Успех же этого выступления молодого коллектива был столь внушительным, что 10 апреля концерт повторили в том же зале. А в апреле — мае 1888 года ансамбль уже дает концерты в Москве, Курске, Орле, Туле, Твери.

Выступление «Кружка» еще более добавило популярности балалайке как инструменту. Как писал в одиннадцатом номере за 1888 год журнал «Баян» (статья М. Петухова): «Кто не слышал художественной игры на балалайке В. В. Андреева и его товарищей, тому не придет в голову, до какой степени совершенства эта игра у них доведена». Учениками Андреева уже после первых концертов были созданы в российской столице многочисленные кружки, но распространение балалайки практически ограничивалось Санкт-Петербургом. Все попытки Андреева организовать полноценные гастроли коллектива по России оказались безуспешными.


Как пошли наши подружки (народная) Великорусский оркестр В. Андреева, 1911


Как во городе царевна (народная) Великорусский оркестр В. Андреева, 1911

Впрочем, заинтересованность в организации выступлений ансамбля вне Петербурга выразили зарубежные антрепренеры. Та же статья М. Петухова в «Баяне» завершалась словами: «Говорят, что г. Андреева и его товарищей приглашают концертировать за границу. Новизна и оригинальность нравятся везде, и можно предвидеть, что успех наших оригинальных артистов будет полный». В 1889 году состоялась поездка коллектива Василия Андреева во Францию, где ансамбль с блеском выступал в Русском павильоне Всемирной парижской выставки. Концерты коллектива вызвали необычайный восторг у парижан.

Только после возвращения из Парижа в 1890 и 1891 годах Андрееву удается организовать продолжительные поездки по России. И хотя это привело к почти полному расстройству финансов Василия Васильевича, но он смог добиться своей главной цели — познакомить с балалайкой провинциальную и, прежде всего, московскую публику.

В 1892 году состоялась вторая поездка коллектива во Францию. Первоначально планировалось только одно выступление, но гастроли растянулись на пять месяцев. Ансамбль с ошеломляющим успехом выступил в Париже, Гавре, Шербуре, Руане, Трувиле… Поклонниками балалайки стали французские музыканты К. Сен-Санс, Ж. Массне и Б. Годар. А Василию Васильевичу Андрееву было присуждено почетное звание члена Французской академии изящных искусств «за введение нового элемента в музыку».

Первое признание

Трудами Андреева была создана балалайка, которая фактически стала академическим инструментом, сохранившим при этом свои характерные фольклорные свойства (количество струн, треугольную форму деки, приемы игры, строй). Это обстоятельство предопределило возможность освоения на ней классического музыкального наследия. Правда, подвижничество Василия Васильевича достаточно долго оставалось вне пристального внимания со стороны «высшего музыкального света» страны.

Профессиональное признание ансамбля Андреева «консерваторским» музыкальным обществом России состоялось лишь в 1890–1891 годах, то есть уже после парижского успеха 1889-го года. И хотя еще в начале 1887 года Андреев принимал участие в домашнем концерте-вечере, организованном профессором Петербургской консерватории Н. И. Быстровым, на котором игра Василия Васильевича заслужила ему похвалу как виртуозу, но многие из присутствующих профессоров рассматривали его игру как ловкий музыкальный фокус или даже как цирковой номер. Официальный музыкальный бомонд столицы империи постарался «не заметить» нового явления.

К слову, иное отношение к Андрееву сложилось у присутствовавших на вечере у Быстрова артистов. Они сразу же признали в нем своего собрата по искусству. И Андреев получил приглашение участвовать в одном из ответственных концертов сезона 1887 года, в котором вместе с ним выступали такие видные артисты Петербурга, как Н. Н. Фигнер, К. А. Варламов, В. Н. Давыдов, М. Г. Савина и другие.

Но окончательно «стена», отделявшая Василия Васильевича от «высокого музыкального общества» России, начала рушиться после выступления ансамбля Андреева в домашнем концерте у М. П. Беляева (на одной из беляевских «пятниц») в 1890 году в присутствии П. И. Чайковского, Н. А. Римского-Корсакова, А. К. Лядова, А. К. Глазунова и других русских композиторов. По окончании концерта П. И. Чайковский сказал Андрееву: «Какая прелесть эти балалайки! Какой поразительный эффект могут они дать в оркестре; по тембру это незаменимый инструмент».

Через год, в 1891-м свидетелем выступления коллектива Василия Андреева в Тифлисе стал А. Г. Рубинштейн, который, протянув руку Василию Васильевичу, сказал: «Я не думал, чтобы можно было когда-либо достичь подобных результатов на таком несложном инструменте. Вы внесли новый элемент в музыку; Вам честь и хвала». В том же году, после концерта в Нижнем Новгороде, состоялось знакомство В. В. Андреева и Ф. И. Шаляпина, предопределившая многолетнюю дружбу и сотрудничество двух великих сынов России.

Пьесы

Кружок любителей игры на балалайке
Кружок любителей игры на балалайке
балалайкенаигрылюбителейКружок

Что касается творчества Василия Васильевича как композитора, он создавал преимущественно танцевальные пьесы, среди которых наиболее популярными были вальсы «Воспоминания о Вене», «Фавн», «Бабочка». Успехом пользовались также Полонез № 1 и Мазурка № 3, марш «Воспоминание о Париже» и другие произведения.


Воспоминание о Париже (марш, В. Андреев), В. Андреев, 1899


Вальс 'Бабочка' (В. Андреев), Великорусский оркестр В. Андреева,1911

Всего творческое наследие В. В. Андреева как композитора насчитывает около 40 произведений, абсолютное большинство из которых было написано для балалайки. Несмотря на столь, казалось бы, скромное число созданных Василием Васильевичем пьес, очень часто в те годы его называли в отечественной музыкальной периодике «русским Штраусом». Интересно, что также нарек Андреева знаменитый итальянский виолончелист и дирижер Артуро Тосканини, присутствовавший на одном из концертов андреевского коллектива.

По-видимому, то, что Андреев писал преимущественно танцевальную музыку, объясняется просто. Во-первых, главной целью всей музыкальной деятельности В. В. Андреева была популяризация балалайки и других русских народных инструментов в России и мире. А что, как не популярная, доступная для многих танцевальная музыка могла стать значимым подспорьем в этом деле?

Ну и, во-вторых, в основе того же вальса, мазурки или полонеза также лежит народная музыка. Несмотря на различие культур разных стран, есть что-то объединяющее и понятное для всех в звуках народных мелодий. Мы завершаем краткий рассказ о творчестве Андреева-композитора фрагментом еще одной пьесы. Вальс «Орхидея» также изначально был написан Василием Васильевичем для балалайки, но в данной публикации его исполнит духовой оркестр, а точнее — Образцово-показательный духовой оркестр Министерства обороны РФ,


Вальс Орхидея (В. Андреев, фрагмент), Отдельный показательный оркестр МО

Подвижническая деятельность В. В. Андреева и его ансамбля совпала по времени с творческим расцветом таких русских музыкальных гениев, как П. И. Чайковский и Н. А. Римский-Корсаков. На оперных сценах Петербурга, Москвы, других городов ставились их «Царская невеста», «Снегурочка», «Чародейка», «Садко», «Мазепа», «Сказание о граде Китеже», шедевры А. П. Бородина («Князь Игорь»), М. П. Мусоргского («Борис Годунов», «Хованщина»), М. И. Глинки («Иван Сусанин», «Руслан и Людмила»).

Вообще русское оперное искусство, начиная еще с произведений Евстигнея Фомина, Алексея Верстовского и последовавших творений Михаила Глинки, Александра Даргомыжского, Александра Серова, композиторов «Могучей кучки», часто находило опору в народном песенном творчестве. Достаточно вспомнить, сколько народных мелодий звучит в «Евгении Онегине» Чайковского.

Это постоянное обращение русских композиторов к народному творчеству, к жизни народа во многом определяло саму русскую классическую музыку. Особенно ярко это проявилось во второй половине XIX века. По-видимому, поиски своего оригинального пути, отличного от европейского, самосознания России были определяющими в те годы не только для русского музыкального гения, но и для русской культуры той эпохи в целом. Достаточно вспомнить сходные искания в глубинах народного творчества у русских писателей, художников, публицистов. Чего стоило одно только «хождение в народ» в те годы представителей русской интеллигенции.

Поэтому само появление феномена Василия Андреева, востребованность его творчества и творчества его коллектива были, можно сказать, актом естественным, общественно ожидаемым. Но путь к этой востребованности был крайне труден, о чем позже писал сам Андреев: «Когда я начинал свою работу для создания Великорусского оркестра, я чувствовал себя, как одинокий человек в первобытном лесу, прокладывающий новую дорогу. Решительно все надо было вновь создавать, а главное, бороться».

Чтобы дело, которое нес на своих плечах В. Андреев, совпало с проявившимся требованием времени, понадобились огромная жертвенность, упорство, любовь в искусству. Рассказ о подвижнической деятельности В. В. Андреева и его товарищей по коллективу будет продолжен во второй части публикации, а в завершении первой — еще несколько музыкальных произведений.

Начну с произведения, о котором уже упоминалось выше: о вальсе «Воспоминания о Вене». Причем предлагаю вниманию читателей и слушателей эту пьесу в двух исполнениях: сначала прозвучит запись Великорусского оркестра под управлением автора — Василия Васильевича Андреева, а затем фрагмент записи Государственного оркестра русских народных инструментов имени В. В. Андреева — наследников творчества композитора.


Вальс _Воспоминание о Вене_ (В. Андреев), Великорусский оркестр п.у. В. Андреева, 1911


Вальс _Воспоминание о Вене_ (В. Андреев, фрагмент), Гос. акад. русский нар. орк. им. В.Андреева

Русская песня «Уж ты сад», аранжированная для оркестра народных инструментов одним из сподвижников В. В. Андреева, замечательным музыкантом и композитором Ф. А. Ниманом, была долгие годы одной из основ репертуара андреевского коллектива.


Уж ты сад (народная, аранж. Ф. А. Ниман), Орк. нар. инстр. им. Андреева Ленфилармонии, дир. Э. Грикуров, 1938


Пойду ль я, выйду ль я (народная, фрагмент), Гос. акад. русский нар. орк. им. В.Андреева

Фрагмент из знаменитой «Пойду ль я, выйду ль я» завершил первую часть публикации о знаменитом русском композиторе-новаторе Василии Васильевиче Андрееве.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER