Власти решают проблемы здравоохранения, связанные с COVID-19, используя путь наименьшего сопротивления

Как борются с коронавирусом в провинции? Комментарий из «красной зоны»

Жан-Антуан Гро. «Наполеон возле больных чумой в Яффе». 1804
1804Яффе».вчумойбольныхвозле«НаполеонГро.Жан-Антуан
Жан-Антуан Гро. «Наполеон возле больных чумой в Яффе». 1804

Вторая волна коронавируса накрыла страну. В крупных городах еще справляются с наплывом зараженных, несмотря на то, что многие врачи, которые работают с ковидными больными, говорят, что система здравоохранения работает на пределе своих возможностей.

В провинции всё немного по-другому. Для провинции из федерального бюджета выделяется меньше средств. Это касается и системы здравоохранения, поэтому и резервный коечный фонд там меньше, а проблема коронавируса никуда не делась. Оптимизация здравоохранения, которая прошлась по городам и весям нашей огромной страны, кроме коечного фонда также сказалась на численности врачебного персонала и наличии инфекционных боксов.

Про свою работу с больными COVID-19 рассказывает ИА Красная Весна врач одной из крупных больниц скорой медицинской помощи на севере России. Приводим его рассказ без сокращений.


Я работаю врачом анестезиологом-реаниматологом в крупнейшей многопрофильной клинической больнице скорой медицинской помощи на севере России, в отделении анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии (ОАРИТ). Отделение рассчитано на 18 коек, что считается достаточно большим подразделением такого рода. В нашем отделении работает около 40 врачей. Больница имеет отделения, входящие в анестезиолого-реанимационную службу — это отделение реанимации и интенсивной терапии Регионального сосудистого центра, отделение кардиотерапевтической реанимации и отделение кардиохирургической реанимации. Все это я привожу, чтобы подчеркнуть масштаб больницы. Так, больница имеет 3 тыс. штатных сотрудников и обеспечивает медицинской помощью до 40 тыс. больных в год, при оперативной нагрузке — до 14 тыс. операций в год.

Несмотря на это, больница является скоропомощной и поэтому имеет соответствующую специфику работы. В частности, как и любая другая скоропомощная больница в нашей стране, она имеет весьма скудное финансирование, что сказывается не только на снабжении медикаментами, но и на техническом оснащении, особенно в ОАРИТ, но об этом чуть позже.

Как врач ОАРИТ, я и до COVID-19 лечил больных с пневмониями и другими патологиями дыхательной системы, в том числе требующими искусственной вентиляции легких. Поэтому появление коронавирусной инфекции с повреждением легких не стало для меня и других врачей нашей специальности чем-то из ряда вон выходящим. При этом отмечу, что наша больница не стала специализированной для лечения больных коронавирусной инфекцией. Мы сталкиваемся с такими больными, только если они попадают к нам случайным образом, когда COVID-19 находится в непроявленном состоянии, то есть в инкубационный период заболевания. В случае выявления таких больных мы должны в кратчайшие сроки отправлять их в специализированное инфекционное учреждение. Ранее на это уделялось не более четырех часов.

В последние несколько месяцев в связи с тем, что ковидные стационары области переполнены, мы все чаще лечим больных самостоятельно, до тех пор, пока нам не дадут место под него в ковидном госпитале. Лечение может затягиваться до нескольких суток, что противоречит законодательной базе в отношении маршрутизации больного, так как, подчеркну, мы не являемся специализированным учреждением для лечения больных с коронавирусной инфекцией.

Отмечу, что под ковидные стационары у нас отдано несколько больниц — это городская больница скорой помощи и областная инфекционная больница, а также одно из учреждений на юге области. Поэтому часть нековидной нагрузки по больным мы взяли на себя, что сказалось на работе врачей.

Более того, мы надеялись, что во время эпидемии действительно произойдет доукомплектование отделения хотя бы необходимым оборудованием, но этого не произошло. Однако высокопоставленные чиновники только и делали, что говорили о том, что медицинское оборудование в больницах будет докуплено, и, в целом, оснащение больниц будет усилено, особенно аппаратами искусственной вентиляции легких (ИВЛ). На деле же у нас изъяли два аппарата ИВЛ в ковидный госпиталь и взамен их купили два дешевых, которые уже сломались. Это при том, что нам и до эпидемии не хватало аппаратов ИВЛ. Также произошло и с кардиомониторами, которые необходимы для обеспечения минимального слежения за состоянием жизненно важных функций организма больного — в течение года в отделение пришло 6 штук, причем несколько сломалось менее чем за месяц работы, другие сломались чуть позже. При этом отделение как оставалось недоукомплектовано медицинским оборудованием, так и остается, невзирая на разговоры чиновников о необходимости развития медицины.

Более того, в мае месяце в отдельном здании больницы был открыт ковидный стационар при больнице на 60 коек, в дальнейшем в январе месяце уже в основном стационаре открыли еще два ковидных отделения — на базе неврологического и терапевтического отделений. Это событие поменяло работу стационара и опять не в лучшую сторону, так как переместило нековидных больных данных отделений в другие.

До сих пор не решен вопрос консультаций с врачами ОАРИТ и другими специалистами больных ковидных отделений в случае ухудшения состояния заболевших. Так как по приказам Минздрава, больные, находящиеся в специализированных ковидных отделениях, должны в случае прогрессирования заболевания эвакуироваться в специальные учреждения, отделения, оказывающие необходимую помощь только для больных коронавирусной инфекцией. То есть, если больному в ковидном отделении стало хуже, то его переводят в специализированный ОАРИТ для лечения ковидных больных, даже если нет возможности там его лечить, что никак не решено на уровне нашей больницы. И мы их берем, по распоряжению администрации больницы, из ковидных отделений к себе в ОАРИТ. При том что мы не специализируемся под лечение коронавирусной инфекции. Соответственно у нас нет ни противовирусных лекарств, необходимых для лечения данной патологии, ни необходимых условий для обеспечения должного санитарно-эпидемиологического режима.

Также нашим врачам, среднему и младшему персоналу не выплачиваются те средства, что обещаны государством за лечение таких пациентов, так как мы не являемся специализированным отделением. Перевести наше отделение под специализированное для лечения ковидных больных невозможно, так как иначе больница не сможет оказывать экстренную и неотложную помощь городу и области. Я думаю, что схожая картина есть и в других областях нашей страны.

Отмечу, что у нас и до эпидемии была сильная нехватка врачей, которая доходила до 40%. Когда сложилась эпидемиологическая обстановка, многие врачи стали сами болеть коронавирусной инфекцией, что увеличило нагрузку на коллектив отделения, так как приходилось отрабатывать за заболевшего доктора. Эти месяцы, до тех пор, пока большая часть коллектива не переболела и не получила иммунитет, работать было сложно. Однако когда открылись ковидные отделения, нагрузка вновь возросла, так как перевод пациента с ковидом в наше отделение сразу нарушает нормальную работу. Потому что нам приходится обеспечивать минимально приемлемый санитарно-эпидемиологический режим в ОАРИТ, чтобы отделить пациентов с COVID-19 от других больных.

Открытие ковидных отделений в стационаре скорой помощи — это самое простое и дешевое решение для властей. Однако оно в итоге негативно отразится на здоровье пациентов. В нашей области благодаря проведенной не так давно оптимизации медицины оказалось много закрытых нефункционирующих стационаров, которые можно было организовать под ковидные госпитали. Например, есть роддома, которые сейчас пустуют после постройки нового перинатального центра. Но власти заявляют о нехватке финансирования, медперсонала, оборудования, инфраструктуры (кислородной подводки). Поэтому им проще всего взять уже существующую больницу и на ее базе развернуть ковидные отделения, возложив дополнительную нагрузку на плечи больничного персонала. Это можно было делать в начале эпидемии, когда, действительно, что-то надо было разворачивать прямо с колес, но с тех пор прошел уже год, за который ничего не было сделано. При этом с увеличением количества ковидных больных нагрузка на медперсонал все растет и растет…

За год можно было построить одну или несколько инфекционных больниц. Можно было бы перепрофилировать пустующие, недействующие больницы города и области, госпитали, санатории под ковидные обсерваторы, ковидные госпитали. В конечном счете, можно было бы расширить боксированными инфекционными палатами отделения реанимаций и интенсивной терапии, реорганизовав их под ковид. Так, в нашей больнице сейчас идет спешным порядком косметический ремонт с утеплением фасада здания и ремонты в некоторых отделениях, но задача стоит не в том, чтобы ремонтировать фасад, а в том, чтобы средства пустить на лечение ковидных больных.

Читайте также: «Ни СИЗов, ни аспирина, ни лечения…». В суде оценили работу COVID-больницы

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER