27
дек
2020
  1. Социальная война
  2. Гибель лаборанта Лютиковой из омской МСЧ-4
Омск, / ИА Красная Весна

«Ни СИЗов, ни аспирина, ни лечения…». В суде оценили работу COVID-больницы

Лекарства кончились
кончилисьЛекарства
Лекарства кончились
Изображение: Антон Привальский © ИА Красная Весна

У пациентки коронавирусного отделения МСЧ-4 не было аспирина, а лаборантам учреждения не выдавали костюмы и респираторы. Об этом дочь погибшего от COVID-19 лаборанта Юлия Мавлютова заявила 25 декабря в ходе заседания Ленинского районного суда города Омска.

«Аспирин, парацетомол, ибупрофен я ей сама привозила. Лечения толком никакого нет в этой больнице… Просто халатность…» — сообщила Мавлютова о ходе лечения ее матери в омской медсанчасти № 4.

59-летняя лаборант Екатерина Лютикова проработала в МСЧ- 4 39 лет и скончалась от коронавируса 27 мая. Руководство больницы заявило, что работник мог заразиться из-за «несоблюдения правил личной гигиены».

Дочери лаборанта утверждают обратное. Работать в больнице приходилось с бездомными, с больными туберкулезом и другими опасными заболеваниями. А лаборант Лютикова многие годы была донором, что обязывало ее соблюдать все меры техники безопасности особенно тщательно, За примерную работу в МСЧ-4 она неоднократно награждалась.

Лаборант омской МСЧ-4 Екатерина Александровна Лютикова
ЛютиковаАлександровнаЕкатеринаМСЧ-4омскойЛаборант
Лаборант омской МСЧ-4 Екатерина Александровна Лютикова
Изображение: Фотография с Доски почета, 2009 год

Причиной заражения коронавирусом, считают родные погибшей, было отсутствие у опытного лаборанта средств индивидуальной защиты (СИЗ) необходимого класса.

Дочь погибшей Мавлютова ранее сама работала в МСЧ-4, поэтому поддерживает контакты с ее сотрудниками. С их слов и со слов матери она знает, что «в мае у них не было костюмов… Эти костюмы были только в приемном отделении, а в лаборатории их не было».

Фамилии сообщивших об этом сотрудников Юлия Мавлютова в суде назвать отказалась: «Они боятся!»

На предыдущих заседаниях об этом же заявляла и старшая дочь лаборанта Елена Лютикова. В лаборатории МСЧ-4, утверждает она, костюмы не появились и через много месяцев после гибели матери.

Сообщившие об этом работники так же запретили ей называть свои имена в суде. Они, поясняет Лютикова, боятся увольнения, которым пригрозило больничное руководство за «разглашение информации» родственникам погибшей.

Представитель МСЧ-4 в суде Дмитрий Филатов тем не менее продолжает утверждать, что лаборанты получали комбинезоны, указанные в предоставленном суду отчете.

Суд в третий раз обязал медсанчасть на следующее заседание (15 января) предоставить подробные отчеты по распределению СИЗ. Больница не предоставила этих документов ни после заседания 27 ноября, ни к 25 декабря.

Читайте также: Дочь погибшего от COVID медика в суде: «Они до сих пор без средств защиты!»

Кроме того, на заседании 14 декабря (втором по счету) Филатов заявил, что в лаборатории МСЧ-4 журнал выдачи СИЗ якобы вообще не ведется. И лаборанты за якобы выдававшиеся костюмы подписей в принципе не ставят.

Лаборант Лютикова после объявления пандемии не раз присылала фотографии и сообщения с места работы. Всё это, указывают родные погибшей, косвенно подтверждает допущение МСЧ-4 грубейших нарушений в сфере обеспечения СИЗ. Именно об этих нарушениях, добавляют дочери, им и рассказывают продолжающие работать в МСЧ-4 коллеги матери.

Читайте также: Дочь погибшего от COVID-19 медика в суде: «Неправда! Работники заражались!»

Родственники требуют проведения полной, тщательной и комплексной проверки в МСЧ-4. И проверяющие, подчеркивают дочери, не должны ограничиться изучением единичных одностраничных отчетов, которые администрация МСЧ-4 им ожидаемо предоставит. Проверяющие, напротив, должны побывать в лаборатории и подробно опросить каждого ее сотрудника.

Что было дальше: COVID-больницу заподозрили в фальсификации представленных в суд документов

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER