Суд взыскал с омской больницы компенсацию за нарушения в «COVID-ной» зоне

Изображение: Александр Романычев. 1987
Сельский врач (фрагмент)
Сельский врач (фрагмент)
Сельский врач (фрагмент)

Суд взыскал компенсацию с омской Медико-санитарной части № 4 (МСЧ-4) за заражение и смерть от COVID-19 лаборанта Екатерины Лютиковой, объявила судья Оксана Зыкова 30 апреля, оглашая в суде резолютивную часть соответствующего решения Ленинского районного суда города Омска.

Суд принял доводы истца Елены Лютиковой о том, что больница пренебрегла элементарными нормами безопасности труда сотрудников в «красной зоне», а ответственные сотрудники МСЧ-4 пытались скрыть эти нарушения путем приписок и подделки подписей погибшего работника.

В частности, представитель истца адвокат Панюков отметил, что МСЧ-4 представила суду «сфальсифицированные доказательства».

«Поддельная подпись говорит о том, что вообще инструктажа не было. [Сотрудники] в неведении находились, без каких-то средств защиты работали», — заявил Панюков.

Лаборант Екатерина Лютикова, неоднократно входившая в «красную зону», погибла 27 мая 2020 года от коронавируса. В МСЧ-4 указали, что ей выдали СИЗ (средства защиты), а она могла заразиться из-за несоблюдения гигиены. Родные же погибшей сразу заявили, что СИЗы 1 типа лаборанты не получали. К 8-му заседанию суда МСЧ-4 выдачу СИЗ ничем не доказала.

Больница, заявил Панюков, допустила целый «комплекс нарушений» в сфере охраны труда. В их числе он указал ненадлежащее обеспечение медиков СИЗ, ненадлежащий порядок утилизации СИЗ. Панюков подчеркнул: не было не только инструктажа в связи с опасной работой, но и обязательного медосмотра сотрудников для их допуска к «красной зоне».

Дочь погибшего лаборанта Елена Лютикова напомнила, что ее 59-летняя мать имела заболевания, с которыми в «красной зоне» работать было нельзя.

Позже Елена подчеркнула: ее мать просто не знала, что работает в «красной зоне». Своего согласия на это она не дала бы, даже если бы получила все СИЗ, указанные в документах МСЧ-4 как выданные.

Эти документы дочь погибшей назвала «безграмотно составленными» и «убогой ложью». В отчете МСЧ-4 утверждалось, что 1–8 мая лаборанты (входившие в «красную зону» не менее 41 раза) якобы получили 20 костюмов (причем одного размера — маленького).

Подписей за якобы выданные костюмы МСЧ-4 предоставить в суд не смогла. Было заявлено об отсутствии журнала выдачи СИЗ и журнала заходов в «красную зону» за период от 14 апреля до 1 июня 2020 года. Лаборантов, якобы получавших СИЗ, представитель МСЧ-4 в суд для устного опроса также не привел.

«И это называют соблюдением законов по охране труда?!.. Кому доверили безопасность сотрудников?!» — спрашивала Елена. Она считает, что журнал инструктажа с поддельной подписью ее матери заполнили «задним числом» — уже после смерти лаборанта Лютиковой. Тогда же и завели журнал для «красной зоны».

Читайте также: Об МСЧ-4: «Аспирин я ей сама привозила. Лечения толком никакого нет в этой больнице»

Ответные заявления представителя МСЧ-4 Дмитрия Филатова родные погибшей сочли хамскими. В частности, он назвал доводы обвинения «художественным сочинением». Он заявил, что журнал инструктажа — формальность. А наличие в нем поддельной подписи «не влияет ни на что»

Читайте ранее: Адвокат МСЧ-4: «Никому не было никакого смысла подделывать эти подписи! Возражаю против рассмотрения данного ходатайства!»

Филатов вновь заявил, что лаборанты МСЧ-4 получали необходимые СИЗ. Замечание исцов о полной голословности этого утверждения он проигнорировал.

Суд встал на сторону родных погибшей, частично удовлетворив их требования по компенсации морального вреда.

Напомним, что Екатерина Лютикова проработала в МСЧ-4 39 лет. Неоднократно отмечалась за примерную работу и находилась на Доске Почета больницы. Будучи лаборантом, имела звание Почетного донора РФ. Стала первым омским медиком, погибшим на рабочем месте от COVID-19. Посмертно награждена медалью «За служение Омской области».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER