logo
  1. Война идей
  2. Легализация эвтаназии
ИА Красная Весна /
Законодательно установленные в Бельгии и Нидерландах правила допуска пациентов к эвтаназии систематически нарушаются. Более того, сами эти критерии достаточно туманны и допускают широкую трактовку. К таким выводам пришел американский исследователь Скотт Ким на основании рассмотренных им спорных случаев применения эвтаназии в Нидерландах

Эвтаназия: облегчение страданий или узаконенное убийство?

Подготовка к инъекции
Подготовка к инъекции
(сс) Sean P. Gallagher, U.S. Navy

Рост случаев эвтаназии с начала легализации в Нидерландах и Бельгии с каждым годом возрастает, примерно на 26% в год. Лишь немногие врачи ставили под сомнение доступность применения эвтаназии.

В Нидерландах услуги по эвтаназии можно оказывать лицам старше 16 лет. В Бельгии эвтаназия применяется даже к грудным детям!

Считается, что закон о декриминализации эвтаназии и об оказании помощи при самоубийстве соблюдается в Нидерландах строго и тщательно. Однако исследование, проведенное американским специалистом по биоэтике, доктором Скоттом Кимом из Национального Института Здравоохранения (National Institutes of Healf) показало обратное.

Каким образом «раздаются» права на эвтаназию в Нидерландах и в Бельгии? Какими критериями руководствуется их Региональная комиссия по контролю за эвтаназией при принятии решений? Этим вопросам и посвящено исследование доктора Скотта Кима.

В своем исследовании Скотт Ким рассматривает 33 случая эвтаназии за период с 2012 по 2016 год, которые отмечались как «лимитные», то есть спорные случаи.

Как показывает Ким, в 22 случаях из 33-х критерии к применению эвтаназии были грубо нарушены, включая неадекватное медицинское обслуживание и отсутствие консультаций у независимых врачей.

Ниже приведены критерии, по которым в соответствии с законами Бельгии и Нидерландов выдается право на эвтаназию и на помощь суициду :

— просьба пациента на эвтаназию является добровольной и хорошо обдуманной;

— врач уверен в невыносимой боли и бессилен помочь пациенту;

— пациент знает о своей неизлечимой болезни;

— эвтаназия является совместным решением пациента и врача в отсутствии альтернативного лечения;

— консультация независимого врача, который должен осмотреть пациента и составить свое независимое заключение о выполнении указанных критериев;

— осуществление надлежащей медицинской помощи до применения эвтаназии.

В 42% случаев эвтаназия была применена в результате недостаточной или не соответствующей медицинской помощи пациентам. Как отмечает само РКЭ, в десяти случаях медицинские работники совершили акт эвтаназии без составления какого-либо протокола, что категорически нарушает правила по эвтаназии. Отметим, что по закону Нидерландов причастность к суициду карается по закону, но в законе есть второй параграф, в соответствии с которым доктор или медсестра может помочь пациенту покончить жизнь самоубийством, применяя эвтаназию.

В 33% не соблюдался один или несколько критериев. Как показало исследование, в ряде случаев, когда еще возможно использование сильной анестезии, пациенту вместо этого навязывают эвтаназию. В шести случаях было выявлено неправильное диагностирование «нестерпимой боли». Таким образом, врач не определяет или не может определить насколько боль пациента невыносима.

В отдельных случаях и вовсе был поставлен неверный диагноз пациенту, который толкнул его на мысль об эвтаназии.

Как отмечает Ким, Региональный комитет по эвтаназии Нидерландов в основном контролирует соблюдение медицинским персоналом этапов и процедур подготовки эвтаназии, а не базовые правила диагностики. Таким образом, РКЭ не проверяет и не рассматривает реальные причины и критерии на право покончить жизнь самоубийством.

Аналогичные исследования проводились и в Бельгии. Они показывают, что с 2002 года количество запросов на эвтаназию неустанно растет. В 2012 году их количество выросло на 25% по сравнению с 2011 годом. В 2013 году запрос на эвтаназию вырос на 27%, в этом же году 1807 человек умерли при помощи эвтаназии. А это 5 человек в день!

Приведенные цифры зафиксированы в декларациях, которые подает сам пациент. Однако, заведующая комиссии по контролю за эвтаназией Бельгии подтвердила тот факт, что в 2012 году примерно в 700 случаев эвтаназия было проведена тайно: в больничных архивах отсутствуют документальные подтверждения больного на эвтаназию.

Как было сказано выше, Бельгия — единственная страна, которая разрешила применять эвтаназию несовершеннолетним, кое-кто уже думает о следующих этапах.

Так, в 2014 году, отделение интенсивной терапии в Бельгии опубликовало документ, в котором просит разрешить так называемую практику эвтаназии «без спроса», когда сам пациент по тем или иным причинам не может принять решение. Директор одного из отделений интенсивной терапии Жан-Луи Винсент, отмечает, что существуют ситуации, когда больной не в состоянии потребовать эвтаназию. Он предлагает дать право врачам самостоятельно принимать решение об эвтаназии для таких случаев — как случаев, когда, по определению Винсента, «качество жизни пациента не отвечает требованиям» к полноценной жизни.

Известны случаи, когда врачи просили выполнить эвтаназию низко квалифицированных молодых медиков. А если медицинский работник отказывается выполнять эвтаназию, то он может быть уволен!

По мнению бельгийского доктора Стефана Клемента де Клети, узаконенную смерть продвигают на государственном уровне. Так, когда рассматривался законопроект об эвтаназии, мнения врачей и специалистов об этом законопроекте не спрашивали. «Мы даже не смогли дать и изложить наше мнение по поводу [законодательства] эвтаназии… Политикам легче издать новый закон, который ничего не стоит по сравнению с лечением пациента», — отмечает Стефан де Клети.

Несмотря на то, что часть общества очевидным образом обеспокоена происходящим, вопреки исследованиям, оперирующим весьма тревожными статистическими данными, таким, как исследование Скотта Кима, практика применения эвтаназии растет. Растет и количество нарушений существующего законодательства в области эвтаназии. Причем, как мы показали, растет систематически, по существу, претендуя из эксцесса и нарушения законодательства стать новой нормой, которая, утвердившись, конечно, обретет соответствующие юридические формы. Но открытого общественного противодействия этому процессу не возникает: нет не только громких судебных процессов, нет даже крупных скандалов. Мы также не видим в отчетах Комиссии по эвтаназии ни одного зарегистрированного нарушения, ни одного заявления в следственный комитет с требованием расследования незаконных убийств. Напротив, мы наблюдаем как эвтаназия стала орудием убийства людей, которые не отвечают неким — неизвестно кем установленным — «стандартам» жизни.