1. Мироустроительная война
Сергей Кургинян / Газета «Суть времени» №463 /
Если из научного поиска будет убрана красота, а я помню, насколько она была важна в каждом научном исследовании, то ни до чего хорошего русская цивилизация не дойдет

Почему не вакцина, а красота спасёт мир?

Виктор Белов. Советские ученые-теоретики. 1972
Виктор Белов. Советские ученые-теоретики. 1972
Виктор Белов. Советские ученые-теоретики. 1972

Продолжение. Начало — в № 462

Мне — я просто не хочу называть фамилии по причине того, что не хочется, чтобы у кого-нибудь были неприятности, — мне совершенно непонятно, почему один академик должен представать «звездой прогресса», поскольку он за вакцины, а другой такой же академик, такой же директор института и так далее, должен считаться «старообрядцем с бородой», противником прогресса. Но я же вижу, что это делают, я же не слепой!

Мне непонятно, почему такими же «старообрядцами», то есть людьми архаики, должны быть какие-нибудь западные крупнейшие ученые — но это же делается! И мне непонятно, кто выступает от лица нынешнего «прогресса». От лица прогресса выступают люди с очень ограниченными умственными возможностями, очень специфическим, достаточно ущербным образованием, не имеющие никаких заслуг, кроме своей готовности носить модные кроссовки и орать про прогресс.

И вы знаете, что это напоминает? Это, конечно, напоминает крики про «ватников», «колорадов», а также про «норковых». Только все разговоры о «норковых», о том, что конфликт между классом богатых и бедных — они совсем провальные. А вы поставьте вместо богатых — сторонников прогресса, а вместо бедных — противников прогресса, «старообрядцев». Вы поставьте это так, и получится совсем другая картина.

И у меня есть устойчивое, ни на чем не базирующееся, кроме моей интуиции и того, что ее породило — а это десятилетия работы на политическом поле — представление, что высшую политическую власть России как-то убедили, что всё обстоит именно так. Якобы настоящий раскол и настоящий конфликт — между сторонниками прогресса (не модных кроссовок, не норковых шуб, а прогресса) и архаизаторами, «старообрядцами».

То есть буквально воспроизвели без всяких оснований, фактически на пустом месте ту схему, которая породила и то, что связано с достижениями Петра Великого, и то, что связано с последующими столетиями вполне катастрофических процессов в России — «французика из Бордо» в «Горе от ума» — фантастически «образованного» человека.

Кто дал право этим подлогом заниматься? Конечно, никто. Но с давних пор в эту игру играли все ультразападные ультралибералы из тех, кто чуть-чуть поумнее. Они понимали, что надо именно так всё противопоставить, вот именно такого расклада добиться, что его надо формировать. И тогда, может быть, в чем-то удастся убедить действующее политическое руководство.

Началось это с цифровизации. Вакцина — второе слагаемое. А что говорилось про цифровизацию? Говорилось, цифра будет быстрее, она создаст другое оружие. И те, кто нам не говорят, что нужно идти в цифру, они нас подставляют под удар противника, они хотят уничтожения нашей русской цивилизации. А вот те, кто идут в цифру, и там курочат всё как угодно, вот это и есть прогресс. Есть прогресс — и есть архаизация, всё.

Вакцина резко подлила масла в этот огонь, губительность которого неописуема. Если эту матрицу удастся воспроизвести, всё будет покруче, чем при Петре Великом и его папе, а также — в дальнейшем. Покруче.

И, поскольку на это брошены большие силы, то архаизация станет осуществляться на практике. То есть дело будет не только в том, что на самом деле… Много раз говорилось: все эти антиглобалисты, все эти противники нововведений, иногда полубезумных, часто толкающих человечество совсем не туда — они не безупречны. И среди них, конечно, архаизаторы есть. Туда будут толкать, в эти ряды будут встраивать архаизаторов. На них будут ссылаться, их будут выпячивать. Я уже предупреждал об этом в одной из передач, говоря о докторе Стелле Эммануэль. Так это же будет происходить и уже происходит и здесь у нас, в нашем отечестве.

Что можно этому противопоставить? И можно ли противопоставить хоть что-то?

Ну, конечно, вначале — здравый смысл. Я спрашивал, чем один академик хуже другого? Почему один — «архаизатор», а другой — нет? Но ведь это не всё.

Мы должны признать, что Советский Союз двигался не путем догоняющей модернизации. Потому что тот, кто догоняет, — всегда проигрывает. А путем альтернативного ускоренного развития. Первое — альтернативного, второе — ускоренного. И что именно это позволило Советскому Союзу выйти за пределы ранней рамки, когда всё-таки модернизация стояла во главе угла, и уже к моменту космоса, а, в общем-то, и раньше — предложить альтернативную техническую модель, альтернативную модель научную, альтернативную модель культурную, альтернативную модель психологическую.

У нас возникла своя психология — Выготского, Леонтьева и так далее. У нас возникла своя культура, не имеющая никакого отношения к культуре западной. У нас возникла своя техника, своя научная школа, свое представление обо всех аспектах развития, базирующееся на очень давней и неотменяемой русской идее целостности. Это интегральное развитие с опорой на человека, а не дифференциальное путем дробления, и дробления с опорой на цифру и машину.

Я не люблю Вознесенского по многим обстоятельствам, но его фраза «Все прогрессы реакционны, если рушится человек» вполне заслуживает внимания. Если в пределах этого прогресса будет уничтожаться человек как уникальный субъект прогресса, то, как говорил герой Достоевского, обратитесь в хамство — «гвоздя не выдумаете». Если из научного поиска будет убрана красота, а я помню, насколько она была важна в каждом научном исследовании, то ни до чего хорошего русская цивилизация не дойдет.

Если метафора не будет рассматриваться как средство научно-технического прогресса и развития науки как таковой, то мы окажемся на обочине технического развития вместе с бандой цифровизаторов-вакцинизаторов, одетых в хорошие кроссовки и в норковые шубы и считающих почему-то свою безграмотность или полуграмотность солью земли.

Я помню, что такое корифеи советской техники, ракетной в том числе. Там чуть-чуть порафинированнее был Раушенбах. И Раушенбах, между прочим, занимался одновременно теорией иконы, четвертого измерения и еще бог знает чем. Это была очень плотная когорта, совершенно не считавшая, что она должна, задрав штаны, бежать за Западом. Она создавала нечто совершенно другое.

Борис Раушенбах
Борис Раушенбах
РаушенбахБорис

И я хочу обратить внимание зрителя на то, как это уничтожалось при Андропове. Была уничтожена вся психологическая школа, не только марксистская, но и вообще альтернативная западной. Инженерная психология входила в виде детерминанты в советскую психологическую науку с подачи… неважно, Зинченко или не Зинченко… с подачи определенных государственных сил и институтов.

Сейчас пытаются восстанавливать что-то с «Эльбрусами», тогдашними вычислительными машинами. Я что, не помню, как это уничтожалось? В той корпорации, которую я создал в конце восьмидесятых годов, очень интересное место занимал проект «Старт», тоже связанный с вычислительной математикой. Я не помню, как его уничтожали? Я не помню, как уничтожалось всё свое? Я не помню слов одного из руководителей Госплана, который сказал, что теперь, когда вместо нелинейной по сути системы планирования, да хоть на счетах ее веди, лишь бы нелинейно, вводится линейная машинная оптимизация, «мы каждое новое изобретение будем вводить отдельным решением политбюро ЦК КПСС»?

Потому что крупные инновации, да и все прочие — нелинейные, а программирование — линейная оптимизация. И ничего мы с этим не сделаем.

Это уничтожалось еще до того, как рухнул Советский Союз. Это уничтожалось, начиная с конца шестидесятых годов и все семидесятые годы. Последовательно, во имя этой ущербной вестернизации, приведению к стандартам если не НАТО, то научной, культурной, духовной и прочей мысли. Если это не удалось сделать до конца, то просто потому, что не доработали.

Мне ли не помнить, как господин Ракитов, советник Ельцина, который, в частности, говорил, что надо расстреливать законно избранный парламент, и находился в очевидных отношениях с деятелями советской госбезопасности, работавшими у Гусинского ― как он говорил о том, что нужно сменить ядро русской цивилизации. Так что мы обсуждаем теперь? Сменить ядро можно, только сменив язык и всё остальное. «Что мы обсуждаем теперь?» ― я задаю этот вопрос и политическому руководству, и каждому из слушателей.

Мы говорим о том, что у нас должно быть место в мегатренде, задаваемом Западом, и мы боремся за это место? Или мы говорим о том, что мы задаем другой мегатренд альтернативного ускоренного развития для себя, и зовем всех, кто хочет, туда? «Все флаги в гости будут к нам».

О чем мы говорим? Это же решающий вопрос судеб российских! Потому что, если мы всё время будем пытаться обкорнать всё это дело под западный мегатренд, тогда, конечно, и у нас, как на Западе, появятся ковидные паспорта ― тогда всё «как у Пронькиных». Но только это наше «как у Пронькиных» будет такое изуродованное, такое деформированное, что дальше некуда, и оно не будет сочетаться с культурными, цивилизационными кодами.

Да, если мы осмелимся отставать или не нагонять и отменим идею развития, нас уничтожат. Это преступно. И необходимо от лица оппозиции заявить об этом. Что та оппозиция, которую мы представляем, не имеет никакого отношения к архаизации и остановке развития, что то, что мы создаем, — это ассоциация содействия альтернативному ускоренному развитию (альтернативному и ускоренному!), что правда развития ― у нас, а не у «кроссовок и цифровиков».

Только в этом случае политические процессы ближайшего десятилетия могут не приобрести в России катастрофического характера. Потому что, если возобладает это идиотское, безумное, беспочвенное, непонятное, но очень навязываемое расхождение между прогрессистами и «старообрядцами», то дальше, после того как оно будет навязано, процессы будут развиваться чудовищно.

Между прочим, весь наш политический класс и политическое руководство должны бы всё-таки помнить, что государь Петр Алексеевич, имеющий не только большие заслуги перед Отечеством, но и нечто противоположное, был помазанником Божьим. Обсуждалось, подложный ли царь или нет, но это были уже всякие такие «виньеточки», однако он был монархом, обладавшим всей полнотой власти. А сейчас эпоха выбранной власти. Всё-таки не надо об этом забывать.

Книга Бориса Раушенбаха «Пространственные построения в древнерусской живописи»
Книга Бориса Раушенбаха «Пространственные построения в древнерусской живописи»
живописи»древнерусскойвпостроения«ПространственныеРаушенбахаБорисаКнига

Мы понимаем, что такое все сегодняшние прогрессистские фокусы и виньетки, выделываемые в этом поле. Но они не спасут, если две трети российского населения будут отнесены к «старообрядцам» и проклинаемы в этом виде, и будут постоянно подвергаться сосредоточенному хамскому поношению по разным причинам ― вакцинным или другим.

Постоянно идет разговор о том, что противники вакцин, которые на самом деле являются противниками принудительного использования вакцин, а не противниками вакцин (таких практически нет, я уже говорил об этом), это чуть ли не агенты Запада, который организует у нас это безобразие.

Скажите, а у себя Запад это безобразие тоже организует? Западное американское и европейское движение против принудительной вакцинации мощнее и лучше организовано, чем в России. За ним стоят большие потенциалы ― денежные, средств массовой информации и так далее. Так этот самый Запад сам себя сечет, что ли, как унтер-офицерская вдова? Прогрессисты, вы уже оборзели до конца?

Ну и понятно, кто ваш бог. Ваш бог — Фаучи, Гейтс, Pfizer и всё остальное, а также те, кто стоит за ними. Они друзья России? Мы, люди, которые отстаивали Россию на всех фронтах (политических, информационных, ковидных), — все враги, а они все друзья?

А вы понимаете, что если вы будете и дальше переть рогом в эту сторону, то однозначно будет сказано, кто вы такие. Если вы дальше продолжите эти хулиганские игры во «врагов народа» и во всё прочее… вы понимаете, чем это кончится? Вы понимаете, людей с какой репутацией вы выдвигаете на роль пропагандистов этого нового формата ― чудовищного, омерзительного, хамского и преступного?

Я сохраняю надежду (и она во мне последние недели не уменьшается), что этот морок, начатый цифровизацией и уже оттуда как-то вынырнувшей пенсионной реформой, и сейчас бешено раскручиваемый вокруг принудительной вакцинации, постепенно будет покидать сознание самого высшего политического класса России. Но ничто не произойдет окончательно до тех пор, пока не будет низвергнута сама концепция нашего вхождения в Запад (а часть политического класса просто дрожит от предвкушения — все эти трубопроводы, «наши партнеры» и так далее) и идея нашего скромного встраивания в губительный мировой мегатренд не будет заменена идеей альтернативного ускоренного развития.

Эти идеологические изменения назрели до предела. С этим нельзя медлить. Иначе нас разбудит удар в лицо сапога завоевателя, а все, кто воет, что они-то и содействуют своей цифровизацией оборонной мощи и прочему, разбегутся в стороны, и вы мгновенно увидите их на стороне противника. Не говоря о том, что они отпихнут от власти две трети населения, а оставшуюся треть так же повернут против власти. И с кем же эта власть останется?

В анекдоте один мальчик говорит своему папе, что ему поставили двойку по физкультуре, потому что учитель физкультуры сказал: «Дети, поднимите правую ногу». А потом сказал: «Теперь поднимите левую». А мальчик спросил, а на чем же он должен стоять.

На чем будет стоять эта конструкция в демократической стране, и что ее сделает недемократической? Что, наконец, приблизит к абсолютно разрушительной диктатуре либералов, выдающих за прогрессистов себя и всех прочих наследников Ракитова? Что? Стоять-то это на чем будет?

Изображение: menswork.ru
Анатолий Ракитов
Анатолий Ракитов
РакитовАнатолий

Мне представляется, что я задаю самые животрепещущие вопросы, внутри которых абсолютно определяющее место занимает тема принудительной вакцинации и всего, что сейчас происходит вокруг нее. У нас нет исторически никакой возможности, кроме выдвижения в повестку дня нашего альтернативного ускоренного развития, существенным образом берущего на вооружение советский опыт, — именно в советский период такое развитие было осуществлено — но никак не повторяющего его ошибок и перегибов. Не о перегибах и не об ошибках сейчас идет речь, речь обо всем этом подходе.

Я вовсе не призываю отказаться от всего, что есть на Западе, вообще ни одну западную деталь не брать, и начинать из дерева вытачивать какие-нибудь альтернативные компьютеры.

Мне совершенно непонятно, чем лично я отличаюсь в дремуче-архаическую сторону от полубезграмотных журналистов, воющих про врагов народа. Я не могу этого понять.

Прислушайтесь, сходите на спектакли, почитайте мои работы — философские и не только. И я точно знаю, что в эту условную ассоциацию содействия альтернативному ускоренному развитию войдут очень многие наши выдающиеся инженеры, ученые, деятели культуры. Никто из них не будет врагом развития. Враги развития находятся по другую сторону, в этой густопсово либеральной, полубезграмотной наглой массе, которая пытается выступать от имени прогресса. И пока не будет показано, что эта ее попытка есть попытка с негодными средствами, заслуживающая просто предельного осмеяния, — процессы будут волочь нас и мир в очень мрачную сторону. Но да не будет так.

Я обсужу в следующей передаче вопрос о том, кто же все-таки реально стоит за всей этой вакцинацией, которую люди, объявляющие нас врагами народа, — между прочим, интересно само понятие, — видимо, считают себя спасителями народа. Вот мы приглядимся к лику этих «спасителей», наследников нацизма и других.

А сейчас давайте всё-таки остановимся на том, что сказано, и постараемся в это по-настоящему вдуматься, ибо эта способность не должна быть утрачена одной из самых просвещенных до сих пор стран мира, которая называется Россией.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER