logo
  1. Политическая война
  2. Отставка Эво Моралеса или переворот в Боливии?
Аналитика,
Камачо ворвался в президентский дворец Боливии через несколько часов после бегства президента Эво Моралеса. Этот 40-летний фашист-мультимиллионер, не известный широкой публике еще полгода назад, внезапно стал звездой корпоративных медиа-ресурсов

Вместо умеренной оппозиции к власти приходят фашисты. Кто стоит у истоков переворота в Боливии?

Луис Фернандо КамачоЛуис Фернандо Камачо
Сергей Анашкин © ИА Красная Весна

На следующий день после бегства президента Боливии Эво Моралеса из страны на портале Grayzone, специализирующемся на расследованиях теневой американской политики в странах Латинской Америки, вышла статья главного редактора Макса Блюменталя и его помощника Бенджамина Нортона, посвященная ультраправому неформальному лидеру боливийского путча — Луису Фернандо Камачо. ИА Красная Весна приводит краткое изложение материала.


Луис Фернандо Камачо ворвался в президентский дворец Боливии через несколько часов после бегства президента Эво Моралеса 10 ноября. В зале с гербом, перед библией и флагом Боливии Камачо со спутниками преклонил колени и склонил голову в молитве.

«Пачамама (андийское верование в дух Матери Земли — прим. ИА Красная Весна) никогда больше не вернется в эту обитель, — пояснил священник, пришедший с Камачо. — Боливия принадлежит Христу».

Так Библия и Бог символически вернулись в Сожженный дворец, который очистили от самого духа коренных народов, поднявшегося было при Моралесе. Фото с импровизированной церемонии облетело боливийские соцсети.

«Сожженным дворцом» местные жители называют официальную резиденцию президента Боливии в Ла-Пасе — в 1875 году её сожгли мятежники. С тех пор здание было восстановлено и неоднократно ремонтировалось, но народное название прижилось.

Кто же эти люди, которые так ярко заявили о себе во время путча, но завершили свою церемонию прежде, чем простая оппозиционная боливийская публика наводнила оставленный президентом дворец?

Посмотрите, кто пришел

40-летний мультимиллионер из сепаратистского анклава Санта-Крус, Камачо никогда не выдвигался на выборы. Так же, как лидер переворота в Венесуэле Хуан Гуайдо, о котором 80% венесуэльцев никогда не слышали до тех пор, пока американское правительство не назначило его возможным «президентом», Камачо был малозаметной фигурой, пока движение путчистов не набрало обороты.

Специалисты по медиа отмечают, что Луис Фернандо ухитрился менее чем за полгода пройти путь от владельца никому не известного Twitter-аккаунта, заведенного 27 мая, до любимого информационного источника для крупнейших международных СМИ. Про Камачо до октябрьских выборов в Боливии не было даже страницы в «Википедии».

Сразу после выборов Камачо внезапно стал звездой корпоративных медиа-ресурсов — правых латиноамериканских Uitel, Telemundo, а также «CNN на испанском». Его «твиты» с призывами к отставке Моралеса стали набирать тысячи «ретвитов».

При этом, несмотря на международный уровень внимания и контакты на высшем уровне, крупные, но нелицеприятные элементы бэкграунда новой звезды СМИ умудрялись обходить молчанием.

Читайте также: Экс-президент Боливии объявил СМИ главными врагами простого народа

Специалистам по региону хорошо известны тесные связи Луиса Фернандо с местными бизнес-картелями, с группировками католических экстремистов, склонных к насилию на расовой почве, и с правыми правительствами Южной Америки.

Перед активной фазой переворота Камачо развил бурную «международную деятельность». В конце весны он успел объехать большинство правых лидеров стран Латинской Америки и договориться о поддержке и сотрудничестве.

В мае Камачо встретился с президентом Колумбии Иваном Дуке, обсудил перспективы блокирования кандидатуры Моралеса на место председателя Межамериканского суда по правам человека.

В том же месяце он встретился с Эрнесту Араужу, главой администрации Жаира Болсонару в Бразилии. Ему удалось заручиться поддержкой Болсонару для госпереворота в Боливии.

Осенью 2019 года, пока официальный кандидат от оппозиции Карлос Меса робко осуждал насилие со стороны оппозиции, Фернандо Камачо его всячески подзадоривал. Он решительно игнорировал призывы к международному аудиту результатов выборов и выдвигал максималистские требования — очистить правительство от сторонников Моралеса.

Удобный оппозиционер

Боливийские источники считают, что семья Камачо использовала Гражданский комитет Санта-Круса (организацию местных сепаратистов) в качестве политического инструмента для привода Карлоса Меса к власти для того, чтобы восстановить свою бизнес-империю.

За Карлосом Меса — главным официальным оппонентом Эво Моралеса во время предвыборной гонки — тянется хорошо задокументированная история продвижения целей транснациональных компаний за счет населения собственной страны. Меса занимал должность вице-президента в 2003 году, когда действовавший при поддержке США президент Гонзало Санчес де Лозада разрешил консорциуму международных корпораций экспортировать природный газ в США через порт в Чили, чем спровоцировал массовые протесты населения страны.

Читайте также: «Я освобождают вас от химеры…»

Боливийские спецслужбы, подготовленные американцами, жестоко подавили протестующих. Когда счет жертв полицейской жестокости перевалил за 70, действующий президент перебрался в Майами, а на посту его сменил Карлос Меса.

В 2005-м его самого сместили в результате серии масштабных демонстраций, спровоцированных покровительством приватизации газовых компаний. Со смещением Месы Боливия вступила в эру Моралеса, сопровождавшуюся подъемом социалистического движения и улучшением положения сельских жителей.

Однако Меса продолжил регулярную переписку с американскими официальными лицами, часть ее была обнародована в Wikileaks. В частности, в 2008–2009 годах он пытался договориться о поддержке со стороны демократической партии США, хотя ранее получал поддержку от республиканцев.

В нынешнем электоральном цикле Боливии Карлос Меса сыграл очень важную роль. Его образ оппозиционного эрудита и централиста создавал иллюзию альтернативы и социалисту Моралесу, и «огнедышащим» правым радикалам. Для последних же он был одновременно и приемлемым кандидатом, который обещал защищать их экономические интересы, и удобной ширмой.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что ноябрьский путч в Боливии привел к власти вовсе не главного кандидата от оппозиции. Временным президентом страны стала второй вице-спикер сената Жанин Аньес (после того, как все вышестоящие чиновники один за другим отказались исполнять обязанности президента).

Читайте также: В Боливии после переворота экстренно сворачивают с социалистического курса

Сам Карлос Меса, по данным журналистов, сейчас работает штатным «экспертом» в «Межамериканском диалоге» — неолиберальном интеллектуальном центре в Вашингтоне. Одним из крупнейших доноров этой структуры является Американское агентство по международному развитию (USAID) — дочернее предприятие Госдерпартамента США. Это агентство направляет миллионы долларов оппозиционным группам, включая противников Эво Моралеса.

Именно запущенные Месой в октябре общенациональные протесты, с обвинением правительства Моралеса в электоральном подлоге, позволили выйти из тени ультраправому подстрекателю Луису Фернандо, прозванному сторонниками «Мачо Камачо».

Источник силы

Камачо происходит из элитной корпоративной семьи, которая долгое время процветала за счет обильных газовых ресурсов Боливии. Из семьи, которая потеряла заметную часть своего состояния, когда Моралес национализировал недра страны и начал финансировать социальные программы.

Родственники Камачо сформировали в Санта-Крусе целый газовый картель. По данным боливийского информагентства Primera Linea, отец Луиса Фернандо — Хосе Луис владел компанией под названием Sergas, которая обеспечивала город природным газом; его дядя Энрике контролировал Socre — компанию, которая управляла местными мощностями по добыче газа; наконец его кузен Кристиан управлял вторым местным распределителем газа под названием Сontrogas.

Англоязычная страница «Википедии» (версия от 24 ноября 2019) в разделе о Панамском досье на Камачо прямо говорит: в панамских документах Камачо указан в качестве офицера, обеспечивавшего поддержку юридическим и физическим лицам, желающим вывести финансовые активы за рубеж или разработать схемы, позволяющие избежать уклонения от уплаты налогов. Очевидные криминальные аспекты такого типа «деловых услуг», в комментариях не нуждаются.

Можно добавить, что после переворота в Боливии личный адвокат Камачо занял министерский пост во временном правительстве Жанин Аньес.

С кем поведешься…

«Мачо Камачо» был вскормлен «Молодежным Союзом Крестоносцев» (Unión Juvenil Cruceñista), он же «Союз Молодежи Санта-Крус» (Santa Cruz Youth Union). Левые американские журналисты описывают их как фашистскую военизированную организацию, известную подготовками покушений на Эво Моралеса. Члены группировки исповедуют глубоко расистскую идеологию, нападают на представителей коренных народов и журналистов.

Камачо избирали президентом «Союза Молодежи Санта-Крус» (СМСК) в 2002-м, когда ему было 23 года. Через два года он официально покинул организацию и занялся выстраиванием семейной бизнес-империи.

С приходом Моралеса к власти в 2006-м СМСК включился в сепаратистские кампании: молодые люди решили отделяться от страны, в которой власть получила сатанинская — так они считали — масса коренного населения.

Специалисты по региону считают «молодых крестоносцев» эквивалентом испанской Фаланги или украинского неонацистского батальона« Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Символ «молодежи» — зеленый крест, элементы которого сильно напоминают эмблемы западных фашистских движений. Члены организации открыто исполняют приветствия в стиле нацистского «Зиг хайль».

Даже американское посольство в Боливии описывает СМСК как расистскую и военизированную организацию, упоминает нападения, совершенные членами группировки на сторонников «Движения к социализму», провозглашенного Эво Моралесом.

Читайте также: Новые власти Боливии назначили посла в США впервые с 2008 года

Журналист Бенджамин Дангл после встречи с членами СМСК в 2007 году писал: «Члены Союза избивали и бичевали выступавших за национализацию добычи газа, швыряли камни в студентов, организовавших протесты против автономизации, метали коктейли Молотова в государственную телестанцию и жестоко атаковали членов „движения безземельных“ — борцов с земельными монополистами».

После неудачной попытки госпереворота в 2008 году многие думали, что с «молодыми крестоносцами» покончено. Однако те вернулись под крылом «Гражданского комитета Санта-Крус», продолжили распространять свою идеологию и даже сумели переманить к себе часть молодежи одной из коренных народностей.

Сам Камачо после ухода из СМСК тоже сделал карьеру в «Гражданском комитете Санта-Крус». Именно в этой организации его взял под свое крыло ее председатель Бранко Маринкович — один из самых влиятельных представителей движения сепаратистов Санта-Круса.

Скажи мне, кто твой друг

В августе 2019 года Камачо опубликовал совместное фото с Бранко Маринковичем — «своим большим другом». Специалисты считают, что дружба эта определила ход и итоги путча, начавшегося спустя три месяца. Что же известно об этом персонаже?

Бранко Маринкович — крупный боливийский землевладелец, ключевая фигура правой оппозиции Эво Моралесу, замкнувшая на себя протестную энергию после частичной национализации земель.

Корни семьи Маринковича тянутся в Хорватию. У него двойное гражданство, и он старательно избегает комментировать слухи о связях его семьи с движением хорватских усташей — союзников Гитлера во Второй мировой войне, чья жестокость смущала даже нацистские части.

Читайте также: Самопровозглашенные министры временного правительства Боливии не стесняются демонстрировать жесты, используемые американскими белыми расистами

В 2008 году старейшая в мире неправительственная правозащитная организация «Международная федерация за права человека» направила Маринковичу письмо, в котором осудила его комитет как «орган и источник распространения расизма и насилия в Боливии».

В том же году газета The New York Times писала об экстремистских течениях в сепаратистском движении Санта-Круса, в котором председательствовал этот олигарх. Организацию в газете назвали одной из «открытых ксенофобских групп вроде Боливийской Социалистической Фаланги, чье ритуальное приветствие явно вдохновлено салютом испанских фалангистов известного диктатора Франко».

Боливийская Социалистическая Фаланга была фашистской группировкой, которая предоставила убежище нацистскому военному преступнику Клаусу Барбье во время холодной войны. Барбье, бывший эксперт гестапо по пыткам, был перемещен сюда ЦРУ в рамках операции «Кондор» — помогать искоренять коммунизм на континенте.

Собственно, интерес к фигуре Маринковича в 2008 году мог быть связан с обвинением его в финансировании покушения на Эво Моралеса — по мнению властей, он передал заговорщикам $200 000. Маринкович укрылся от обвинений в США, затем перебрался в Бразилию, где открыто поддержал ультраконсервативного президента Болсонару и помогал правым оппозиционерам Венесуэлы.

Но «Гражданский комитет Санта-Крус» продолжал свою работу, пока его председатель Маринкович был в бегах. В 2013 году журналист Мэтт Кеннард сообщил о плотной работе американского правительства с «Гражданским комитетом Санта-Крус», направленной на «балканизацию Боливии и подрыв позиций Моралеса». Даже если эта работа сводилась к информационной поддержке и укреплению коммуникаций с посольством, термин «балканизация» устоялся в англоязычной литературе в значении дробления государственных образований на враждующие между собой фрагменты за счет поощрения местного сепаратизма.