logo
  1. Социальная война
  2. Образование в России
ИА Красная Весна /
Как научить ребенка мыслить? Нужно ли это делать? Какой должна быть школа и удастся ли ее сохранить? Эти и другие вопросы стали предметом обсуждения на конференции педагогов, психологов и философов

Убьют ли «тьюторы» отечественную школу, или Надо ли учить ребенка мыслить

Школа
Школа
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

Вопросы методологии образования обсудили участники конференции «Современная дидактика» 18–19 октября в Москве. Встреча проходила на базе Московского городского педагогического университета и Московского государственного психолого-педагогического университета и была приурочена к 55-летию выхода статьи советского философа Эвальда Ильенкова «Школа должна учить мыслить».

Конференция в противоположность привычной вялости и приглаженности таких мероприятий оказалась живой, с острыми дискуссиями и смелыми суждениями, порой напоминая формат презентации проектов. Оригинальные программы выносились на суд строгой и беспощадной общественности. Предстало все то, по чему так истосковалась душа интеллектуала среди ритуализированных социальных практик последних лет.

Однако во всех выступлениях очень не хватало оценки эффективности. Конечно, в столь тонких материях это сделать не так легко, но некоторые проекты ведутся уже не одно десятилетие. Первое, о чем хочешь услышать в таких случаях, каков же он этот новый человек. Но разговор ведется только о текущей работе, о плодах трудов скромно умалчивается.

Дементьев А.В., Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики
Дементьев А.В., Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики

На встрече присутствовали как представители старой советской школы, так и молодые ученые. Преподаватель Высшей школы экономики Андрей Дементьев удивил всех присутствующих смелостью образовательного эксперимента, проводимого университетом. На первом курсе экономического факультета отказались от использования высшей математики, важной составляющей экономического инструментария. «То, что остается, это ровно критическое мышление. Студенты помещены в такие условия, что они вынуждены развивать и интуицию, и аргументацию, и кругозор, но не операционализировать и не рутинизировать процедуры, которые потом превращаются в решения задачек с ответом».

Тем не менее не стоит слишком беспокоиться за будущее нашей экономики. Мы ознакомились с программой ВШЭ. Обучение математическим методам ведется уже с первого курса. В программе все-таки присутствуют такие предметы, как математический анализ и линейная алгебра. Однако, по словам Дементьева, в обсуждении экономики инструментарий высшей математики на первом курсе избегают использовать.

Вопрос развития критического и креативного мышления студентов занимает преподавательский состав ВШЭ. Поток информации в современном мире требует умения оценивать источники. Если в начале XX века грамотность включала в себя навыки чтения и письма, то сейчас планка растет, и для успешной адаптации в мире молодым людям необходимо уметь работать с информацией.

Несмотря на разность подходов, можно выделить пункты, по которым участники конференции пришли к согласию. Первая такая общая точка — это то, что командная работа способствует улучшению мыслительной деятельности. Встреча точек зрения, диалектичность ситуации, необходимость доносить и аргументировать свою позицию — все это провоцирует работа в команде.

В этой связи интересны теоретические выкладки, прозвучавшие в докладе методолога Петра Щедровицкого. Мыслительная деятельность, разворачивающаяся в пространстве коллектива, может превосходить способности участников по отдельности.

С этим свойством мыслительной деятельности связана вторая общая точка в позициях участников. Хотя цифровизация и открывает новые возможности, но школа в ее традиционной институциональной форме необходима. Вот что по этому поводу сказал директор Открытого института «Развивающее образование» Андрей Воронцов: «Мышление (затруднительно — прим. ИА Красная Весна) без тех вещей, на которые нацелен младший школьный возраст, без специального места в виде школы, в виде какого-то центра, где будут использоваться пошаговые методики, разворачиваться учебная деятельность».

Воронцов А.Б., Открытый институт «Развивающее образование»
Воронцов А.Б., Открытый институт «Развивающее образование»

Преподаватель школы № 1811 «Восточное Измайлово» Андрей Губанов заявил о необходимости формального образования, дополнительные же игры, направленные на развитие мышления, должны занимать приблизительно лишь 10% учебного времени: «Учебные предметы, с нашей точки зрения, это не просто какой-то мусор. Какие бы они ни были, это аккумуляторы человеческого мышления и культуры. Если предметное обучение, с нашей точки зрения, убрать и заменить его чем-нибудь другим — это будет крах образования и полная потеря целых поколений людей, которые вообще ничего не будут понимать».

Однако сохранится ли школа в будущем? Не вытеснит ли ее рынок всевозможных цифровых курсов, чего так хочет Министерство просвещения?

Читайте также: Цифровизация российской школы

Своими опасениями по этому поводу поделилась президент Межрегиональной тьюторской ассоциации Татьяна Ковалева: «В российском контексте меня тревожит то, что, грубо говоря, мои тьюторы „выбьют“ всю эту отечественную дидактику, и еще через 50 лет не будет школы. Если мы сейчас не поймем фокус дидактики в школе, то вся школа растащится. Будут индивидуальные программы, будут тьюторы, даже останутся какие-то элитные школы математические, физические, химические. И дети, которые будут субъектно-предметные, они туда пойдут, но это будет как оказание услуг. Тогда исторический период школы закончится».

В вопросе критического мышления мы заимствовали американское понимание, где критическая способность представлена как «процесс процедурный», как набор техник и правил, посетовала Ковалева. Нам же требуется воспитание субъекта мысли, человека, способного понимать и критически оценивать из самой способности мышления, а не благодаря усвоенным техникам.

Однако, как подметил Воронцов, современные тенденции, мышление из самоценности перешло в категорию инструмента для достижения чего-то другого. Так, ректор Института образовательной политики «Эврика» Александр Адамский высказал свою точку зрения, что «школа должна учить мыслить, до границы счастья. Если мышление не делает человека счастливым — к черту мышление!» На что философ, исследователь Ильенкова, Геннадий Лобастов не мог не заметить, что действительно «счастье быть дураком. Дурак — это самое счастливое, блаженное состояние», заодно припомня эксперименты фашистов по созданию управляемого и счастливого человека.

Геннадий Лобастов и Александр Адамский
Геннадий Лобастов и Александр Адамский

Щедровицкий продолжил давний спор со школой Давыдова по вопросу, нужно ли пытаться ускорять у ребенка развитие понятийного мышления, которое естественно формируется только на пороге пубертата. Спор начат еще в 70-е годы. К сторонникам попыток ускорения детского развития Щедровицкий отнес и советского психолога, теоретика детского развития Льва Выготского.

Читайте также: Трансформация учебников как фактор войны с образованием — 2

Под занавес дискуссий первого дня основная проблематика конференции была сформулирована. Находим ли мы общие теоретические основания, дидактику преподавания, или школа как единый институт потонет в многообразии отдельных подходов, методик, программ? К заключению второго дня ответ был дан.

Разглядеть за всем разнообразием методов какого-то возможного единого дидактического представления не удалось. Участниками было предложено на следующей встрече разбирать каждый подход, исходя из его собственной специфики. «Бесполезно дальше говорить о развитии конференции дидактик, а надо просто понимать, что в каждой концепции будет разворачиваться своя дидактика. А для социума это просто выбор: вот я верю — я отвожу ребенка в одну школу, верю — отвожу в другую», — подвела итог конференции Ковалева.

Мауриц Корнелис Эшер