21
сен
2020
  1. Метафизическая война
  2. Война за космос
Попов Юрий / ИА Красная Весна /
На кадрах, переданных советскими АМС, имеются несколько движущихся объектов! Причём движения слишком сложны, чтобы объяснить их ветром или осыпанием грунта после удара при посадке. Если это не жизнь, то что это?

Можно ли Венеру сделать пригодной для жизни? — интервью

Британские ученые заявили об открытии, которое может свидетельствовать о наличии жизни на Венере. На второй планете солнечной системы обнаружили фосфин — газ, который может быть результатом жизнедеятельности бактерий, существующих без кислорода. Это открытие пробудило новый интерес к изучению Венеры.

Читайте также: Говорить о наличии жизни на Венере преждевременно

Глава корпорации Роскосмос Дмитрий Рогозин заявил о разработке российского проекта по изучению этой интересной и необычной планеты. Наверное, о форсированном развитии космических программ, связанных с Венерой, говорить преждевременно. Но имеет смысл оглянуться и понять, что уже удалось узнать человечеству, какие проекты были осуществлены. С этими вопросами мы обратились к историку науки Сергею Александрову.

ИА Красная Весна: Сергей Викторович, Леонид Ксанфомалити, который руководил исследованием Венеры, изучая полученные данные, предположил, что на Венере есть высокоорганизованная форма жизни. Вы можете рассказать, что удалось сделать СССР и России при изучении Венеры, какие наблюдения проводились? На основании чего Ксанфомалити сделал вывод о присутствии на планете жизни.

— На советских АМС (автоматические межпланетные станции — прим. ИА Красная Весна) «Венера» проводился широчайший комплекс исследований как межпланетного пространства, так и собственно Венеры. Прежде всего, замерялись все доступные для регистрации физические поля, температура и давление атмосферы, ее химический состав, распределение компонентов по высотам.

Большое внимание уделялось получению «картинки», визуальной съемке на поверхности. Для этого сначала была замерена освещенность в атмосфере и на поверхности, а затем, на спускаемых аппаратах следующего поколения работали фотокамеры — сначала черно-белые, а затем и цветные. Во время работы на поверхности станций «Венера-9» и последующих проводилась многократная панорамная съемка поверхности возле и на небольшом удалении от спускаемого аппарата.

Позднее, на станциях «Венера-13» и «Венера-14», а также «Вега-2» (аналогичной конструкции) работали комплексы прямого анализа грунта планеты, включавшие грунтозаборное устройство и камеру для спектрометрического анализа проб. Интересно, что для работы анализатора требовалось (и было обеспечено), чтобы давление в рабочей камере не превышало 0,5 атмосфер, при внешнем давлении около 100 атмосфер.

Со спускаемых аппаратов станций «Вега-1» и «Вега-2» были выпущены аэростатные зонды, которые замеряли температуру, давление, вертикальные порывы ветра, оптические свойства атмосферы и регистрировали вспышки молний.

АМС «Венера-15» и «Венера-16» провели радиолокационную съемку поверхности Венеры, позволив впервые создать точную карту рельефа для 30% поверхности в районе северного полюса. Полная радиолокационная съемка Венеры была завершена через 10 лет американской АМС «Магеллан».

Необходимо отметить, что на АМС «Венера» в большом количестве ставились научные приборы иностранного производства, как стран-членов «Интеркосмоса», так и, например, Франции. («Интеркосмос» — программа по совместным работам в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, в которую входили девять стран соцлагеря, включая СССР — прим. ИА Красная Весна)

Также следует подчеркнуть, что с некоторых пор все пуски автоматических межпланетных станций в СССР проводились попарно, с разницей в несколько суток. Это позволяло резко повысить вероятность успешного решения задачи, в частности, потому, что, по данным с борта АМС, идущей первой, можно было скорректировать работу систем второй. В случае же безаварийной работы обеих станций появлялась возможность проведения некоторых измерений в стереоскопическом режиме.

Фототелевизионные устройства спускаемых аппаратов успевали снять по 10–20 панорамных кадров, качество которых, естественно, было самым разным. По мере совершенствования алгоритмов обработки изображений, естественно возникло желание вытянуть из уникальных кадров всё, что можно — и что было недоступно в момент съемки 35–45 лет назад. Этим занимались и занимаются не только в нашей стране.

Леонид Ксанфомалити сделал то, что, в общем, напрашивалось, но на что надо было решиться. Он предложил рассмотреть кадры, снятые одной камерой, как малокадровый фильм — ускоренное воспроизведение снимков, снятых в одной и той же позиции камеры с промежутком 5–6 минут.

В результате выяснилось, что на кадрах, переданных советскими АМС, имеются несколько движущихся и даже трансформирующихся объектов! Причем эти движения и трансформации слишком сложны, чтобы объяснить их ветром или осыпанием грунта после удара при посадке, которую сложно было назвать «мягкой». Если это не жизнь, причем сложно организованная, то возникает закономерный вопрос: что это?

ИА Красная Весна: Какие усилия предпринимаются сейчас в России и других странах по изучению Венеры? Какие программы существуют. Что можно сделать в рамках этих программ? Какие задачи для новых полетов на Венеру решены или близки к решению, а какие только предстоит решить?

— Нельзя сказать, чтобы Венере совсем не уделялось внимания. Уже в 21-м веке к этой планете российской ракетой-носителем была отправлена европейская станция «Венера-Экспресс». Запуск к Венере выполнили японцы. Однако это все аппараты, предназначенные для исследования Венеры с околовенерианской орбиты. А таким образом можно что-то узнать только об атмосфере этой планеты, причем об ее верхних слоях. То есть нынешние автоматы, работающие там, можно сравнить с метеоспутниками. Это хорошо, но очень мало.

Идея создания спускаемого аппарата нового поколения, способного работать на поверхности планеты не 127 минут (абсолютный рекорд «Венеры-13»), а до 50 земных суток, вынашивалась в НПО им. С. А. Лавочкина и РАН давно. Однако похоже, что жаропрочные приборы, способные долго выдержать внешнюю температуру около 500 градусов Цельсия, создать так и не удалось. Сотрудничество с США, у которого цели уже менее амбициозные — на считанные сутки, или даже часы, — и попытки придания программе явно международного статуса продолжаются с 2012 года, но как-то не очень успешно. Принятых к реализации, с утвержденным финансированием, программ «контактного» исследования Венеры сейчас земная космонавтика не имеет.

Читайте также: Рогозин анонсировал отправку российской миссии на Венеру

Зато предложений имеется множество. Прежде всего, активно обсуждается возможность создания аэростатных баз в верхних (около 40 км) слоях атмосферы Венеры, где температура и давление примерно соответствуют земным (на уровне моря). Плавать в атмосфере углекислого газа может аэростат, наполненный кислородом, и даже земным воздухом! Далее, активно прорабатываются на неопределенное будущее, без привязки к конкретным программам, всевозможные аппараты для полета в венерианской атмосфере — планеры, самолеты, вертолеты. Причем если у нас это ведут только отдельные изобретатели-энтузиасты, то НАСА и ЕКА такие работы немного, но поддерживают.

ИА Красная Весна: Зачем изучать Венеру? Важно ли это России? Всем жителям Земли?

— Современная наука считает, что жизнь может возникнуть и развиться на планете, если та находится в «зоне жизни» своей звезды, то есть получает такое количество энергии, при котором на поверхности может существовать вода в жидком виде. В нашей Солнечной системе в «зоне жизни» находятся три планеты: Венера, Земля и Марс.

Бросается в глаза чудовищная разница физических условий на этих планетах. И если отличия Марса можно еще как-то объяснить его существенно меньшими размерами, то с Венерой это объяснение никак не проходит. Причем ее атмосфера — наиболее явное и «громкое», но не единственное, и возможно не самое важное отличие. Достаточно сказать, что вулканы на Венере есть, зато магнитного поля практически нет. Вернее — оно крайне слабое.

Но самое интересное то, что Венера вращается вокруг своей оси в противоположную, относительно других планет Солнечной системы, сторону и крайне медленно — сутки длиннее года. При этом химический состав венерианского грунта подтверждает гипотезу о том, что Земля и Венера, действительно, «сестры». Они образовались одновременно и из одного участка протопланетного облака.

Поэтому колоссальный научный интерес имеет объяснение наблюдаемых отличий. А значение общечеловеческое заключается в ответе на вопрос: а не может ли в силу каких-то причин Земля перейти в состояние Венеры?

Или вопрос давно уже ставится и так: нельзя ли произвести обратную трансформацию и сделать Венеру пригодной для жизни. Две обитаемых планеты ведь лучше, чем одна?

Кстати, большим энтузиастом такой трансформации был не абы кто, а известный американский астрофизик Карл Саган.

ИА Красная Весна: И что, у ученых есть идеи, как можно было бы осуществить подобное преобразование планеты?

— Да. Первая — это много-много специальных химических реакторов, в которых углекислый газ будет разлагаться на кислород и углерод. Первый будет сбрасываться в атмосферу, второй — запасаться. Это понятно и не требует какой-то научной революции. Хотя наверняка потребует революции технологической, но это проще. Но это энергоемко и долго.

Второй вариант, который проповедовал Саган, — использование каких-либо бактерий, водорослей или каких-то других микроорганизмов, которые будут делать то же самое в процессе своей жизнедеятельности. На Земле таких множество. Но надо же еще создать микроорганизмы, которые смогут жить в венерианских условиях. Этот вариант и гораздо менее затратен, и может быть реализован быстрее. Микроорганизмы размножаются в геометрической прогрессии. Тут есть один существенный момент. Его, в отличии от первого варианта, нельзя остановить или, тем более, обратить.

А если вдруг, после начала процесса, жизнь на Венере таки обнаружится? При трансформации атмосферы она же гарантированно погибнет! То есть перед запуском такого биологического процесса Венера должна быть изучена досконально, потому что решение с бактериями является необратимым.

К сожалению, вопросы ускорения вращения и создания магнитного поля в планах по трансформации Венеры не проработаны. Иногда для ускорения вращения вокруг своей оси предлагается бомбардировка астероидами, а лучше — ядрами комет (заодно и добавляется вода), но этого пока никто никак не считал.

Автоматическая межпланетная станция «Венера — 4» (конструкторский макет). Музей НПО им. С. А. Лавочкина
им. С. А. ЛавочкинаНПОМузеймакет).(конструкторский«Венера —станциямежпланетнаяАвтоматическая
Автоматическая межпланетная станция «Венера - 4» (конструкторский макет). Музей НПО им. С.А. Лавочкина
Изображение: Иван Соболев © ИА Красная Весна
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER