Заявления французского президента сочли оскорбительными и в Алжире, и в Турции

Зачем Макрон одной фразой устроил международный скандал?

Эжен Фромантен. Фантазия, Алжир. 1869
Эжен Фромантен. Фантазия, Алжир. 1869
Эжен Фромантен. Фантазия, Алжир. 1869

Накануне 60-й годовщины убийства более 300 алжирцев французской полицией 17 октября 1961 года, которые вышли с мирной демонстрацией в поддержку движения за независимость в своей стране, развернулся международный скандал из-за провокационных высказываний в адрес Алжира президента Франции Эммануэля Макрона.

При всей сложившейся напряженности между Францией и Алжиром по вине Макрона 16 октября 2021 года впервые в истории Франции президент присутствовал на годовщине массового убийства алжирцев в 1961 году (церемонии поминовения проводятся с 2012 года) и принял участие в церемонии поминовения, возложив венок в одном из мест на реке Сена, где произошла резня.

Французский лидер, уже нисколько не оскорбляя Алжир и его народ, заявил, что преступления, совершенные под руководством тогдашнего начальника полиции Мориса Папона, «непростительны для Франции … Репрессии были жестокими, жестокими и кровавыми». Елисейский дворец добавил: «Макрон с уважением поминает погибших».

А пока французский президент с поникшей головой осуждал Попона, в Алжире состоялось специальное заседание нижней палаты алжирского парламента в честь резни 1961 года в Париже, где одним из спикеров было сказано: «Эти убийства останутся пятном позора на лбу французской колонии. Преступления против человечности не исчезнут».

Выпад Макрона

История началась со статьи во французской газете Le Monde, рассказывающей о встрече Макрона с потомками участников Алжирской войны 1954–1962 годов в Елисейском дворце.

Беседуя с молодыми людьми о «страданиях» и «травмах» войны, он резко заявил, что алжирская «военно-политическая система» была «построена на ренте исторической памяти» и «ненависти к Франции».

«Видно, что алжирская система устала, „Хирак“ (протестное движение) ослабил её», — добавил Макрон, отметив, что президенту Алжира непросто работать в этих условиях.

Помимо того, что он вновь напомнил Алжиру о борьбе за независимость от Франции, доставшейся ценой жизней от 500 тыс. до миллиона алжирцев, и задел главу Алжира, Макрон решил «убить второго зайца».

Французский президент обвинил Турцию в том, что она заставила алжирцев «полностью забыть о той роли, которую она сыграла в Алжире, и о господстве, которое она осуществляла [в период Османской империи]»_, а также убедила их в том, что французы — «единственные колонизаторы».

«Это великолепно. Алжирцы верят в это» — съязвил он.

Алжир и Турция ввязались в драку

Алжир ответил незамедлительно, в этот же день, 2 октября, страна решила отозвать своего посла из Франции для консультаций. При этом в сообщении алжирского правительства было подчеркнуто, что «преступления колониальной Франции в Алжире бесчисленны и соответствуют самым строгим определениям геноцида против человечества» и что эти преступления невозможно смягчить.

В свою очередь, президент страны Абдельмаджид Теббун назвал заявления Макрона безответственными и осудил как «недопустимое оскорбление памяти более 5 миллионов мучеников, сопротивлявшихся французскому колониализму». Он также добавил, что не потерпит вмешательства во внутренние дела страны.

На следующий день, 3 октября, Франция обнаружила, что воздушное пространство Алжира для ее военных самолетов закрыто.

Слова Макрона имели последствия не только в политической сфере. Так, 11 октября 2021 года Алжирская ассоциация подрядчиков выступила с инициативой по сокращению импортных и экспортных отношений с 500 французскими предприятиями.

Сообщество из двух тысяч компаний также призвало к пересмотру экономических отношений с Францией и выступило за разрыв связей «со всеми местными организациями и любым государством, не уважающим Алжир».

Турция также не оставила без внимания слова Макрона. Начиная со 2 октября 2021 года, турецкие проправительственные СМИ почти ежедневно писали о возникшем напряжении во франко-алжирских отношениях, писали о реакции Алжира.

Официальные лица Турции также отреагировали на слова французского лидера. Так, пресс-секретарь турецкой правящей партии Справедливости и развития Омер Челик отметил, что Макрон своим высказыванием оклеветал Турцию и оскорбил Алжир.

Он выразил мнение, что вопрос Макрона «было ли алжирское государство до французского колониализма?» показывает отсутствие уважения к алжирской нации, потому что «связывать процесс национализации Алжира с французским колониализмом — крайне неправильный подход».

Кроме того, глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу 7 октября предложил президенту Франции заявить Турции «прямо в лицо, а не за спиной» все, что он о ней думает, и заметил, что «неправильно с его стороны вовлекать в эту дискуссию Турцию, которая не имеет темных пятен колониализма в прошлом».

Министр также связал действия Макрона с попытками «набрать очки» перед президентскими выборами во Франции в 2022 году. «Мы видели в прошлом и видим сейчас, что эти дешевые подходы не приносят никакой пользы на выборах», — подытожил Чавушоглу и посоветовал Макрону завоевывать доверие французского народа.

Макрон пытался смягчить ситуацию

Макрон пытался исправить сделанное, но попытки его были робкими и странными. Вместо извинений и объяснений, он предложил Тиббуну помириться, признать все воспоминания франко-алжирской войны и позволить им «сосуществовать». По его мнению, обращение к Алжирской войне «нуждается в спокойном разговоре друг с другом, позволяющем вместе двигаться вперед».

В интервью каналу France Inter он признался также, что его отношения с президентом Алжира «действительно сердечные», и он «испытывает величайшее уважение к народу Алжира».

Может быть, в Алжире ему бы и поверили, если бы накануне истории с громкими высказываниями об Алжирской войне Париж «без предварительных консультаций с алжирской стороной» не решил уменьшить количество выдаваемых виз выходцам из Марокко, Алжира и Туниса. Более того, с января 2021 года французские власти предписали 7,7 тыс. алжирцам покинуть страну.

В итоге, 11 октября 2021 года Тиббун заявил, что алжирский посол вернется в Париж только тогда, когда Франция проявит «уважение к суверенитету, институтам и властям Алжира». Он также посоветовал Франции «раз и навсегда» забыть период колонизации Алжира, потому что у его страны в настоящее время «сильная армия», и государство «опирается на гордый народ».

А несколькими днями ранее глава МИД Алжира Рамтан Ламамра объяснил французам правила выстраивания отношений со своей страной: «Что касается нас, то правила очень ясны. Что бы ни попадало под полное уважение нашей независимости, нашего суверенитета, наших законных прав, мы готовы работать в этом конкретном параметре. Что бы ни было исключением из норм международного права, мы готовы дать ему отпор».

Зачем Макрон сказал то, что сказал?

На фоне заявлений двухнедельной давности все эти извинения Макрона и участие в церемонии поминовения 300 убитых алжирцев выглядят как лицемерие. Или это действительно попытка загладить свою вину?

Но зачем тогда говорилось то, что говорилось? Остается предполагать, что высказывание было направлено не на Алжир, а на другую цель. Не прав ли тогда Чавушоглу, говоривший о «дешевых подходах» перед выборами?

Согласно опросам, проведенным во Франции в сентябре 2021 года, главным соперником Макрона на президентских выборах 2022 года станет лидер правой партии «Народное объединение» Марин ле Пен. Исследования показали, что она лишь на 4% отстает от действующего президента Франции, который набрал бы на данный момент 26–28% голосов избирателей.

Заметим, Марин ле Пен продолжает дело своего отца, Жан-Мари ле Пена, создателя партии, лидером которой она сейчас является (изначально называлась «Национальный фронт»). Жан-Мари Ле Пен был участником алжирской войны и со стороны французской армии боролся с алжирскими повстанцами. Его даже обвиняли в пытках алжирцев, однако он это отрицает, и доказательств не было обнаружено.

Также мало где упоминается тот факт, что в 60-ю годовщину алжирского путча 21 апреля 2021 года Макрону и правительству Франции пришло открытое письмо от военных в отставке с предупреждениями о том, что антирасизм и деколониализм могут привести к растворению Франции, ее традиций, культуры, прошлого и истории.

Переживающие за сохранность французской нации заявили, что, если не будет предпринято каких-либо действий, «активные товарищи [военные] начнут защищать цивилизационные ценности Франции и соотечественников на территории страны», и «гражданская война положит конец этому нарастающему хаосу».

(Напомним, путчисты 1961 года преследовали цель свергнуть президента де Голля и предотвратить уход Франции из Алжира, которому де Голль обещал предоставить независимость).

Вышеизложенные факты могут говорить о том, что Макрон «прогнулся» под внутренними настроениями в стране и решил подыграть своим соперникам, когда резко высказывался в адрес Алжира и хвалился достижениями эпохи французского колониализма. При этом он должен был понимать, что словами о том, что колонизация Францией Алжира создала нацию, оттолкнет от себя алжирскую диаспору, составляющую, по некоторым оценкам, 12,5% населения страны.

Слова Макрона были «тщательно взвешенными» — Le Monde

В заключение стоит привести мнение редакции Le Monde о мотивах слов Макрона об Алжире (именно она опубликовала статью о встрече президента Франции с потомками участников Алжирской войны).

Издание считает, что заявления французского лидера «были далеко не случайными и выглядели тщательно взвешенными — с явным намерением быть обнародованными».

Резкость Макрона в газете объясняют тем, что так выразилось недовольство обманутыми ожиданиями. Источник, близкий к окружению главы Франции, заявил Le Monde, что «президент в итоге осознал, что его собеседники [в Алжире] мало что могут сделать».

«Париж считает, что Алжир не выполняет своих обещаний … Будь то жесты по примирению с исторической памятью (которые в Алжире назвали „уравниванием жертвы и палача“), сотрудничество в выдаче консульских пропусков для репатриации нелегальных мигрантов (уровень исполнения обязательств по выезду с территории Франции составляет 0,2%) или урегулирование различных экономических и торговых споров», — написали в газете.

Однако газета не объясняет, какие политические очки помогла Макрону набрать «тщательно взвешенная» резкость. По факту он испортил отношения с Алжиром и Турцией без всяких электоральных приобретений. «Толерантных» избирателей он оттолкнул сразу, а правых — через пару дней, приняв участие в поминовении убитых алжирцев.

Читайте также: Стул как предлог для выяснения международных отношений

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER


Другие статьи из сборника «Украинство»